Ни разу не мистер

28.09.2019

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Ирина ШымчакПервой премьерой нового сезона в «Геликон-опере» стала не опера, но спектакль об оперном певце.

Народному артисту СССР и всесоюзному любимцу Георгу Карловичу Отсу в следующем году исполняется 100 лет. В преддверии юбилея Дмитрий Бертман и его «Геликон-опера», у которых давние связи с Эстонией (режиссер не раз ставил там спектакли, а театр — ​неоднократно гастролировал по стране), решились на музыкально-драматическую постановку о жизни великого баритона. Премьера состоялась летом этого года на оперном фестивале на эстонском острове Сааремаа. Спектакль тепло встретила местная публика, для которой имя Отса, несмотря на радикальный пересмотр недавнего прошлого и яростное отрицание всего советского, значит по-прежнему много. Среди гостей был весь истеблишмент прибалтийской республики во главе с президентом Керсти Кальюлайд.

В Москве «Мистер Георг Отс» стал первой премьерой юбилейного, тридцатого сезона театра, а его показ включили в программу начавшегося в столице IV фестиваля музыкальных театров России «Видеть музыку». Жанр нового детища создатели определили как «музыкальный спектакль», но по факту в нем угадывается многое от мюзикла, где сплетены драматическое действо, танец, музыкальные номера по типу ревю, кино и аудиозаписи, академический вокал, которым поются как оперные фрагменты, так и оперетта, и песня — ​массовая духоподъемная и интимно лирическая. Эклектичность, свойственная постановке, уместна и заложена в самом жанре. А еще ее во многом определяет личность того, кому посвящен спектакль.

Георг Отс был синтетическим артистом и универсальным вокалистом — ​органичным в опере, оперетте, эстрадных концертах, кино. Его чарующий голос казался абсолютно естественным как в высоких музыкальных стилях, так и в более демократических. Поэтому рассказ о нем невозможно представить без всех тех элементов, которые постановщикам — ​режиссеру Дмитрию Бертману, сценографу Ростиславу Протасову, световику Алексею Николаеву, хореографу Эдвальду Смирнову — ​удалось показать гармонично, без натяжек. Эстетичные костюмы и выразительный свет, продуманная пластика (как всегда, поражает умение двигаться уникального геликоновского хора), а самое главное — ​убедительная игра оперных артистов (своих, геликоновских, и привлеченных эстонских), совсем не вампучно-статуарная, в чем часто обвиняют вокалистов-академистов, а драматически состоятельная. Весь спектакль идет со звукоусилением, что нормально для мюзикла, но, к сожалению, певцы выведены вперед в ущерб оркестру — ​хотелось бы большего баланса в чисто музыкальных фрагментах.

Фото: Ирина ШымчакПовествование об Отсе начинается с рубинштейновского «Демона» — ​оперы, в которой баритон блистал не только в родном театре, но и в кино (знаменитая экранизация с Сергеем Лемешевым). Бурная, «нечеловеческая» музыка удачно обрисовывает начало удивительной судьбы артиста — ​чудесное спасение в 1941-м, когда будущий кумир миллионов, призванный на фронт, попал под немецкую бомбардировку на Балтийском море и сумел уцелеть в холодной августовской воде благодаря своему спортивному прошлому (он был чемпионом Эстонии по плаванию). И невозможно не сказать о совпадении — ​это та самая опера, которая стала последней новой работой (сделанной в Москве, с «Геликоном») другого кумира публики, Дмитрия Хворостовского, ушедшего из жизни в том же возрасте, что и Отс, от той же страшной болезни.

Большой удачей Бертмана оказалось решение не выводить на сцену самого Отса: мы видим воссозданную эпоху, людей, которые его окружали (или могли окружать), слышим записи великого певца и видим кинокадры с ним. Георга Карловича еще хорошо помнят, много живых свидетелей, поэтому всякое «изображение» (и актерское, но особенно — ​певческое: его голос скопировать совершенно невозможно) могло показаться нестерпимо фальшивым, почти кривляньем. А в биографически-мемориальной фантазии о замечательном и любимом всеми артисте подобное немыслимо.

Фото: Ирина ШымчакСпектакль представляет собой именно фантазию на тему жизни Отса: в сценарии Марины Скалкиной — ​не только реальные персонажи и биографические факты. Многое придумано, домыслено, укрупнено, сакцентировано гипотетически. Для искусства — ​нормальная ситуация: вспомним хотя бы превосходный фильм Франко Дзеффирелли «Каллас навсегда». Лента, несмотря на вымысел, получилась прекрасной, захватывающей, искренней. Театру интереснее рассказывать о личности, у которой была травма, желательно не одна, борьба с обстоятельствами, тогда получается драматургически емко и есть на чем строить контрасты и лихие повороты сюжета.

Поэтому в спектакле появляется кагэбэшник, следующий за артистом по пятам. Хотя присматривать за таким абсолютно советским по духу человеком, как Отс, не было никакого резона. Но тема модная — ​сейчас принято страдать от советской власти — ​поэтому мотив вплетен в спектакль. Поддать «страданий» сумели и за счет несостоявшейся международной карьеры певца — ​якобы в его жизни могла случиться «Ла Скала». Самое любопытное, что Отс много гастролировал за рубежом, но никогда не стремился к карьере не только вне СССР, но даже вне Эстонии. Раздута и тема романа с Терезой Стратас: с ней Отс выступал в Кировском театре в Ленинграде, о чем сохранились неясные предания. В спектакле же непростая семейная жизнь Георга Карловича (три брака, трое детей) проходит лишь фоном к «истинной любви всей его жизни».

Фото: Ирина Шымчак

Наряду с геликоновскими артистами (Стратас — ​Наталья Загоринская, кагэбэшник — ​Алексей Исаев, Аббати — ​Лариса Костюк и пр.) в проекте участвуют эстонцы — ​сопрано Хейли Вескус (Поклонница) и баритон Рене Соом (Биограф), изображающие гипотетических спутников жизни титульного героя. Значительная часть спектакля идет на эстонском языке — ​колоритном и дающем необходимую краску, но заставляющем публику внимательно читать бегущую строку титров. На премьере в Эстонии, очевидно, таких проблем не возникало, русской же аудитории стремительно развивающиеся монологи и диалоги не позволяют отслеживать происходящее на сцене.

Сильной стороной спектакля стал подбор музыкальных фрагментов (дирижер-постановщик Валерий Кирьянов), точно характеризующих и ситуации, и эмоциональное состояние героя, иллюстрирующих перипетии его жизни (например, коротенький «нильский» лейтмотив из «Аиды» более чем органичен в сцене египетских гастролей Отса). Финальным аккордом музыкальной фэнтези-биографии логично оказалась «Пусть всегда будет солнце» Аркадия Островского (кстати, очень популярная в Скандинавии благодаря плагиату Бьорна Ульвеуса). Интуитивно авторы спектакля почувствовали, что оптимистичная песня как нельзя уместна в рассказе о любимце Советского Союза, который мистером оказывался лишь в зарубежных гастролях и чье солнце будет сиять нам всегда.


Фото на анонсе: Ирина Шымчак



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть