Друзья Людмилы и Руслана встретились в Астрахани

21.09.2019

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Евгений ПолонскийФестиваль «Русские оперы в Астраханском кремле» представил «Руслана и Людмилу» М. И. Глинки. Смотр, придуманный худруком и главным дирижером Астраханского театра оперы и балета Валерием Ворониным, проводится в архитектурной жемчужине Нижневолжья с 2012 года.

Белокаменный детинец был построен в конце XVI века Борисом Годуновым, царю и посвятили первый open air, а всего в активе фестиваля уже три монументальных национальных шедевра — ​помимо произведения Мусоргского, это еще «Князь Игорь» Бородина и «Сказание о невидимом граде Китеже» Римского-Корсакова. На сей раз публику решили порадовать волшебной оперой отца русской музыки, тем более что и поводы нашлись самые подходящие — ​220-летие Пушкина и 215-летие Глинки.

Гостей было изрядно, причина — ​Всероссийский театральный марафон. Вступивший на территорию Южного федерального округа, он собрал в Астрахани театральные коллективы из восьми субъектов. Каждому из них на территории кремля была отведена своя «полянка», а заинтригованные зрители только и успевали перебегать с одной на другую. Торжественную церемонию почтили своим присутствием глава правительства Дмитрий Медведев, министр культуры Владимир Мединский, а также внушительный десант столичных знаменитостей — ​Ирина Алферова, Сергей Безруков, Сергей Гармаш, Евгений Князев, Николай Цискаридзе и другие.

Фото: Александр ПотаповСказочная опера со счастливым финалом, приподнятая атмосфера театрального праздника, юбилейные чествования — ​все это, видимо, подвигло приглашенного на постановку Георгия Исаакяна решить астраханского «Руслана» исключительно в игровом, развлекательном формате: стихия шоу доминировала от первой до последней ноты, заметно потеснив прочие компоненты, включая музыку. Занимательная визуализация сюжета составила суть продукции: Исаакян и его команда (сценограф Валентина Останькович, художник по костюмам Анна Кострикова, хореографы Константин Уральский и Юрий Ромашко) насытили пятиактную оперу-феерию всякими примочками. Чего тут только не было. И огромный праздничный торт, который соорудили на лобном месте, с трафаретными фигурками брачующихся в качестве «вишенки» — ​привязанный к ним воздушный шарик в виде сердечка автоматом воскресил в памяти знаменитую экранизацию «Трех толстяков» Алексея Баталова. И обязательные мемы а-ля рюс — ​матрешки в человеческий рост, медведи, многочисленные кокошники, танцевальные женские группы, одетые в костюмы под гжель и хохлому. Не забыли и эстетику СССР — ​девушки-гимнастки с лентами, гайдаевское трио Трус, Балбес и Бывалый (надо полагать, соучастники похищения Людмилы), алый стяг с серпом и молотом над бранным полем… Китайские бумажные драконы — ​щупальца монструозного Черномора — ​сменялись легкокрылыми белоснежными виллисами, а вместо исполинской головы, положенной по сюжету, в финале зрители могли видеть подмигивающую с экрана голову Александра Сергеевича. Словом, феерия на все сто — ​строго согласно жанровой принадлежности опуса.

Мешанина откровенного капустника также оправдана телепортацией героев сказки в современность: свадьба Людмилы и Руслана — ​лишь костюмированный светский раут в лубочном стиле, а все происходящие затем с героями перипетии как бы не вполне всамделишные. На лимузинах-сигарах прибывают гости: у кавалеров поверх цивильных двоек и троек накинуты подбитые мехами плащи, у дам к декольтированным вечерним платьям прилагаются неизменные кокошники. Пластика и мимика центральных персонажей с головой выдает в них хозяев жизни XXI века, а массовка не выпускает из рук гаджетов и селфится напропалую. Узнаваемость и развлекательность — ​главные добродетели этой оперы, которую попытались поставить по законам мюзикла.

Фото: Александр ПотаповМузыкальная составляющая спектакля ожидаемо оказывается на периферии восприятия, как приятный, но, в принципе, не столь уж и обязательный бонус к шоу. Жаль, поскольку Астраханский оперный театр здорово выложился и обеспечил глинкинскому шедевру достойное звучание. Не все получилось с подзвучкой (естественной акустики на Соборной площади кремля, конечно, нет): солистов вывели на первый план в ущерб оркестру и хору. Но даже несмотря на нарушенный звуковой баланс было понятно, что коллективы театра под водительством маэстро Воронина отлично освоили непростую партитуру. Редакция, ужавшая русскую гранд-оперу до двух часов, оказалась весьма грамотной и деликатной.

Исполнить титульные роли пригласили молодых звезд Мариинки Анну Денисову и Глеба Перязева. Яркость и свежесть голосов, обаяние юности и актерский кураж искупали некоторые технические неточности. Впрочем, экстремальные условия open-air не всегда дают возможность солистам раскрыться полностью, особенно если подобного опыта маловато или нет вовсе. Астраханские певцы держали уверенный паритет с петербуржцами. Откровенно порадовали басы Вадим Шишкин (Светозар) и Дмитрий Шарманов (Фарлаф) — ​труднейшая партия последнего по-настоящему виртуозна, и артист с ней более чем совладал. Начавшая не слишком уверенно контральто Вера Позолотина (Ратмир) ключевую сцену своего героя в садах Наины провела блистательно, порадовав мягким и сочным звучанием. Серьезной заявкой на примадонну можно назвать исполнение партии Гориславы лирико-драматической сопрано Татьяной Головой: уверенное владение диапазоном и выразительность, с какой была спета ария «Любви роскошная звезда», произвели немалое впечатление. Оба тенора — ​как и положено, разных по амплуа — ​лирик Егор Журавский (Баян) и характерный спинто Сергей Маньковский (Финн) — ​пели достойно, а также лихо отыгрывали вмененные режиссурой образы: звезды шоу-бизнеса и престарелого хиппи. И как бы ни была мала партия Наины, меццо Ольге Богуш удалось запомниться не только эксцентричным синим париком, но и подобающим образу колючим вокалом.


Фото на анонсе: Евгений Полонский



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть