Партитура про Артура

21.09.2018

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Елена ЛапинаВторая барочная академия «Opera omnia» продемонстрировала результаты своей деятельности на Малой сцене Детского музыкального театра имени Наталии Сац.

В последние годы Детский музыкальный театр им. Наталии Сац стал настоящим центром пропаганды старинной музыки. Здесь были поставлены раритетная «Игра о душе и теле» Эмилио де Кавальери, слывущая своего рода праоперой, «Любовь убивает» Хуана Идальго де Поланко — первая испанская барочная опера —  и, наконец, облегченный вариант генделевской «Альцины». В театре на проспекте Вернадского, похоже, всерьез увлеклись историческим исполнительством и в прошлом сезоне организовали Академию старинной оперы «Opera omnia». Это совместный проект театра с давним его другом маэстро Эндрю Лоуренсом-Кингом — английским арфистом, дирижером, композитором и исследователем старинной музыки.

Первая же акция новорожденной институции тянула на сенсацию. Лоуренс-Кинг реконструировал утраченную оперу Монтеверди «Ариадна», точнее, фактически сочинил ее заново. Написанная немного позже монтевердиевского первенца — «Орфея», «Ариадна» до нас не дошла, известен лишь один уцелевший фрагмент — знаменитое ламенто главной героини. Это не смутило маэстро: есть полное либретто Оттавио Ринуччини, другие опусы Монтеверди, наконец, а также вкус к барочной музыке и композиторские амбиции Лоуренс-Кинга (совсем недавно он завершил свою первую оперу по финскому эпосу «Калевала»). Он не стал приспосабливать существующие сочинения ренессансного итальянца к либретто «Ариадны», а сочинил в стиле Монтеверди, тщательно воспроизводя мелодику, ритмику, гармонические обороты итальянского классика. Получилась старинная опера — на неопытное ухо «подделку» невозможно отличить от подлинников XVII века. Новая «Ариадна» воспринимается органично в контексте «оперного утра человечества».

Фото: Елена ЛапинаИтогом второго сезона стала постановка другого шедевра барокко — семи-оперы англичанина Генри Пёрселла «Король Артур, или Британский герой». В отличие от «Ариадны» «Артур» дошел до нас целиком, его и сегодня ставят на мировых сценах, и даже у нас он звучал в 1998 году в московском Зале Чайковского в концертном исполнении. Первый гений английской музыки оставил нам немало интересных сочинений, и «Артур», безусловно, принадлежит к золотым страницам его творчества.

«Это всего лишь учебный проект, не судите нас строго», — предваряет премьеру маэстро. За две недели работы академии он и его команда подготовили певцов — как профессионалов (среди них есть и солисты Театра Сац), так и любителей — к сложнейшей задаче: вживанию и освоению старинного сочинения. Кто-то — прежде всего сацевцы, имеющие опыт общения со старинной музыкой, — справился с этой задачей лучше, кто-то — совсем никак. У некоторых стажеров почти любительский вокал так и не перерастает в нечто большее, кто-то звучит интересно и вполне профессионально. С точки зрения аутентичной реставрации ситуация близка к тому, с чем имел дело Пёрселл, ведь в начале своего становления оперный жанр имел фактически полулюбительский уровень. Помимо наших исполнителей (Освальд — Антон Варенцов, Филидель — Антонина Стерина, Эмелин — Мария Гейнрихс, Конон — Тимур Мусаев, Матильда — Мила Хафизова, Венера — Анастасия Бондарева), в проекте приняли участие иностранные участники (Осмонд — Хавьер Диас Латорре, Гримбальд — Таня Скок, роль Артура исполнил сам Лоуренс-Кинг).

Фото: Елена ЛапинаКроме музыкальных задач, перед артистами стояли и актерские, пластические. Постановка сохраняет барочный жест, каким мы его знаем по сохранившимся иллюстрациям в книгах и гравюрам, и максимальную условность. Действие сосредоточено в одном-единственном пространстве, декорации как таковые отсутствуют, их заменяют небольшие элементы бутафории и реквизита (самый запоминающийся — игрушечный замок, макет, символизирующий твердыню легендарного короля, стоящий на пресловутом круглом столе) и выразительные костюмы, отсылающие к седому Средневековью.

Что однозначно хорошо в проекте, помимо просветительства — очередного знакомства московской публики со старинной оперой, — так это звучание инструментального ансамбля, чья игра — самая запоминающаяся, выразительная и в целом профессиональная часть постановки. Божественные переливы арфы, резкое звучание старинных духовых, шершавое — у струнных и щипковых, — погружают публику в атмосферу старины.

Премьера прошла на открывающемся в столице третьем фестивале «Видеть музыку», который во многом создан стараниями худрука Театра Сац Георгия Исаакяна, а также в рамках Биеннале театрального искусства, чьей кульминацией станет уже не учебная, а полноценная постановка — во второй половине октября здесь пройдет «Орфей» Монтеверди. Между двумя работами слышна явная перекличка: обе они — из арсенала безусловных гениев барочной эпохи, чья музыка должна звучать у нас чаще.


Фото на анонсе: Елена Лапина


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть