Звезда по имени Дмитрий

16.02.2018

Александр МАТУСЕВИЧ

В Красноярске открылся IX международный фестиваль «Парад звезд в Оперном»: в этом году смотр посвящен памяти Дмитрия Хворостовского.

Фестивали прежних лет отдавали дань великим русским певцам — ​Федору Шаляпину, Петру Словцову, Ирине Архиповой, Галине Вишневской, Елене Образцовой. Логично, что в 2018-м чтят Дмитрия Хворостовского: утрата свежа, горька и невосполнима. На открытии форума было объявлено: родной театр Хворостовского, где он был солистом первые пять лет своего творческого пути и откуда отправился покорять мир, отныне будет носить имя певца.

Фестиваль памяти Хворостовского полностью посвящен нашей музыке, так как несмотря на блистательные и многочисленные зарубежные успехи, великолепное владение европейским репертуаром, он всегда оставался именно русским певцом, с честью и гордостью пронесшим знамя национального искусства и отечественной оперной школы. В программу включены: «Царская невеста», «Садко» и «Снегурочка» Римского-Корсакова, «Пиковая дама» и «Иоланта» Чайковского, «Князь Игорь» Бородина и «Борис Годунов» Мусоргского. Открылся форум премьерой «Евгения Онегина» в постановке главного режиссера Красноярской оперы Неэме Кунингаса.

«Рафаэль»Нашлось в фестивальной афише место и менее известным произведениям. Красноярский театр любит раритеты, сюрпризы, эксперименты. Достаточно вспомнить недавнюю сенсацию — ​возрождение забытой сто лет назад оперы Цезаря Кюи «Кавказский пленник», снискавшую теплый прием публики как на родной сцене, так и на гастролях в Москве. И вот новая сенсация. В рамках проекта «Забытые имена» здесь решили возродить оперу Антона Аренского «Рафаэль». Очаровательная одноактовка содержит в себе как яркие жанровые сцены, так и воистину пленительные мелодии. Но помимо очевидных достоинств, «Рафаэль» обладает и не менее явными недостатками: сорок минут чистого звучания не тянут на полноценный спектакль, опера драматургически рыхла, фрагментарна, сам композитор дал ей подзаголовок — ​«сцены из эпохи Возрождения», к тому же роль легендарного художника Ренессанса отдана женщине, а найти меццо-сопрано со стройной мальчишеской фигурой и пленительным контральтовым окрасом голоса довольно сложно.

Разрубить этот «гордиев узел» позвали Любовь Казарновскую, которая придумала оригинальное решение — ​оперу-хэппенинг. Написанное Аренским дополнено обобщающим предисловием — ​о любви, искусстве, муках творчества — ​гармонично перекликающимся с партитурой и либретто А. Крюкова и М. Чайковского.

«Рафаэль»Художник творит в своей мастерской: публика присутствует при создании произведений — ​живописных и пластических — ​и одновременно видит ожившие образы, рожденные фантазией маэстро. Эстонец Тауно Кангро создает рисунки и скульптуру в режиме реального времени, а артисты балета в стилистике контемпорари-данс исполняют пластические этюды (хореограф Олеся Алдонина): не то они его модели, не то сошедшие с полотен одухотворенные персонажи. У мастера есть Муза (Любовь Казарновская): она и натурщица, и советчица, и поддержка — ​в трудную минуту сомнений, в момент кризиса, она декламирует своему другу бессмертные строки Данте и отсылает к творчеству и жизненному опыту Рафаэля.

Художника внезапно озаряет: он видит сцены из жизни великого предшественника, отображенные оперой Аренского, и понимает вечность своих страданий. Творцу всегда будут сопутствовать поиск и сомнение, откровение и муки творчества, любовь и ненависть, зависть и злоречие, стремление к прекрасному, к совершенству и проза быта, необходимость заработка.

«Рафаэль»Постановку столь сложного синтетического действа осуществил Даниил Дмитриев, сумевший гармонично совместить несколько планов, добиться естественной интеграции различных видов искусств — ​спектакль лишен дидактики, нарочитости или выспренности. Скрепляющим звеном перформанса стала Любовь Казарновская: стройная и величественная, в строгом и элегантном синем платье, она появляется на сцене всего дважды с фрагментами Данте и Пушкина, но именно ей удается объединить сложносочиненное повествование.

Титульную партию оперы поэтично исполняет София Алмазова, заслуженные овации срывает Александр Мурашов в единственной хитовой теноровой арии. Достойно ансамблируют Екатерина Кочетова (Форнарина, возлюбленная Рафаэля) и Евгений Севастьянов (брутальный кардинал Бибиена, в финале отступающий перед величием искусства). Мягкое звучание оркестра под управлением маэстро Андрея Шевчука более чем уместно и в музыке Аренского, и в аллюзиях на теплые, полные гармонии образы великого Санти.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть