Реквием по Хворостовскому

08.02.2018

Евгения КРИВИЦКАЯ

Последний январский день ознаменовался рядом мемориальных событий в честь недавно ушедшего из жизни Дмитрия Хворостовского. В Геликон-опере презентовали новую артистическую, названную именем выдающегося баритона. В тот же вечер Динара Алиева посвятила памяти артиста свою программу, составленную из сочинений Верди и Пуччини.

«Мы неоднократно пели с Хворостовским в разных концертах, я участвовала в цикле «Хворостовский и друзья», — ​поделилась артистка, — ​и, как и все, попадала под его обаяние, поток доброй энергетики, которой он наполнял все вокруг, вдохновляя друзей. Несомненно, даря столько окружающим, он расходовал себя. У него был такой добрый и искренний азарт к жизни, ко всему новому. Это тоже «подзаряжало» окружающих».

Алиева выбрала самые драматичные арии, высветив в них все оттенки скорби. Первое отделение певица отдала Верди. В образе Амелии из «Бала-маскарада» певица молила о последнем свидании с ребенком с достоинством и величием героини античной трагедии. Тема расставания и выбора между дочерним долгом и любовной страстью стала определяющей в Романсе Леоноры из оперы «Сила судьбы». Здесь Динара продемонстрировала объемный, окрашенный «темным» тоном верх и богатую эмоциональную палитру. Верди для Алиевой — ​источник сильных страстей, что можно было сполна прочувствовать, слушая ее интерпретацию популярнейшей арии «Pace, pace» из «Силы судьбы». Отказавшись от резких динамических контрастов (какие мы слышали у Тебальди или Кабалье), она предпочла, как Каллас, показать со всей возможной экспрессией картину страданий Леоноры по утраченному возлюбленному. Знатоки всегда ждут финального «си-бемоля», и Алиева не разочаровала, взяв его с безупречной интонационной точностью.

Череду вердиевских страдалиц дополнил портрет королевы Елизаветы из «Дона Карлоса»: ее скорбное «Прощайте, прощайте, прекрасные золотые мечты, утраченные иллюзии! Узы разорваны, свет померк!» завораживало неистовством и стихийной силой.

Во втором отделении публика соприкоснулась с фрагментами опер Пуччини — ​«Эдгар», «Манон Леско», «Мадам Баттерфляй». Строгий черный наряд певица сменила на платье цвета морской волны, расшитое фантастическими растительными орнаментами. И страсть ненадолго уступила место теплой лирике: голос Алиевой парил над оркестром, купаясь в красивых пластичных мелодиях.

Финал программы певица выстроила как репризу, поставив трагические «предсмертные» арии. Ее эмоций хватило и на Манон Леско, изнемогающую от усталости и истощения, и на Чио-Чио-сан — ​этот номер Алиева эффектно спела с портика КЗЧ, внеся театральности в программу.

Безусловный успех концерта определило не только мастерство Алиевой, представшей зрелой певицей на пике формы, но и участие Госоркестра с Александром Сладковским за пультом. Солистка и дирижер существовали в прекрасном единодушии, рождая ощущение уникальности происходящего. Бешеный темперамент дирижера, сознательно сдерживаемый в аккомпанементе, находил выход в оркестровых номерах. Запомнились красочные инструментальные соло в увертюрах к «Балу-маскараду» и «Силе судьбы», певучие темы в Интермеццо к операм «Виллисы», «Сестра Анджелика», «Манон Леско», «Мадам Баттерфляй». Высочайшее качество исполнения оценили шквалом оваций.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть