Из Новосибирска с любовью

20.09.2017

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: novat.nsk.ruСреди российских оперных театров федерального статуса первым открыл сезон Новосибирский, приготовив своей публике необычный подарок — ​премьеру комической оперы Гаэтано Доницетти «Любовный напиток».

Что же тут необычного? Ведь, пожалуй, самая популярная опера бергамского гения ставилась за 185 лет своего существования бессчетное количество раз, в том числе и в России. Играли ее и в Новосибирске — ​правда уже достаточно давно — ​ровно сорок лет назад. Комический репертуар — ​редкая вещь для самого большого оперного театра России и Европы. Циклопические габариты зала Сибирского Колизея возможно сравнить только с римским амфитеатром или с веронской Ареной. На подобном «стадионе» органично смотрятся оперы-шоу типа «Аиды», «Турандот» или «Кармен», с массовыми сценами и кровавыми страстями. Комические оперы здесь теряются: как правило, они немногочисленны по составу, лишены монументальных хоров, а вся их драматургия строится на игровом моменте, в котором важны отдельные реплики, кокетливые полутона и эквилибристика юмора. Пение и музыка в целом в них подчинены совсем иным задачам, нежели в большой опере, на которую «заточена» афиша Новосибирской Оперы.

Исправить это положение решили главный режиссер театра Вячеслав Стародубцев и музыкальный руководитель Дмитрий Юровский, предложив сибирской публике классическую комедию в необычном формате. Новый спектакль назвали «оперной дегустацией», существенно переформатировав произведение. Отказались от речитативов, заменив их диалогами, слегка подзвучили артистов, а визуально (художник Сергей Скорнецкий) приблизили продукцию к эстетике если не американского мюзикла, то определенно французской опера-комик, немецкого зингшпиля и австро-венгерской оперетты. Смело, но, с другой стороны, почему бы и нет? Творение Доницетти аккумулировало в себе все достижения итальянской оперы-буффа, от которой прямая дорожка к оперетте как общеевропейскому явлению.

Фото: novat.nsk.ruАвторы спектакля перенесли действие в счастливые 1950-е. Послевоенная Европа отдыхает после ужасов мировой войны: все здесь ярко, празднично, зажигательно. Географически — ​возможно, перед нами Италия, но еще вероятнее — ​«маленькая Италия» где-нибудь в Америке — ​комьюнити прижившихся в Новом свете эмигрантов с солнечных Апеннин, умело ведущих свой бизнес. Капризная Адина — ​«икона» стиля пин-ап, мажорный отпрыск владельцев новомодного мотеля La Dolce Vita, где и разворачивается действие обоих актов оперы. Гостиница сияет всеми цветами неоновой радуги, а костюмы солистов и хора (от Жанны Усачевой) представляют собой невообразимый коктейль кричащих колеров. Сержант Белькоре — ​бравый летчик, прибывающий на спикировавшем военном самолете: ищущего быстрых денег Неморино он вербует в авиаотряд, обряжая в пятнистый комбинезон и кожаный шлем пилота. Проходимец-доктор Дулькамара — ​не иначе как местный мафиозо. Когда он появляется на сцене в шикарном лимузине, публика приветствует его одобрительными аплодисментами. Артур Ощепков наделил артистов откровенно мюзикловой пластикой, отчего темпоритм спектакля еще больше приближен к бродвейской стилистике шоу.

Все эти новации на удивление ладно рифмуются с игривой, жизнерадостной музыкой Доницетти. В ее подаче маэстро Юровский раскрывает неожиданные грани своего таланта: привычный к тяжелому драматическому репертуару, он оказывается не менее убедителен в комическом жанре. Качество игры новосибирских оркестрантов при этом по-прежнему самого высокого класса, изумительные инструментальные соло радуют ухо и украшают действо на протяжении всего вечера. Боек, голосист и строен по звучанию хор маститого Вячеслава Подъельского.

Фото: novat.nsk.ruНа оба премьерных вечера театр выставляет два полноценных состава солистов. Один — ​покрепче, помастеровитее, второй — ​более молодежный, еще «необъезженный», но обаятельный неподдельным задором и куражом. При этом оба Неморино (Владимир Кучин и Кирилл Нифонтов) обладают достаточно плотными голосами и туговатыми верхами, лишенными подлинного тенорового брио. Адина Дарьи Шуваловой вокализирует с потрясающей свободой, в то время как Надежда Нестерова звучит в этой партии пока резковато. Владимир Огнев по типу фразировки ближе к стандарту комического бельканто, зато Николай Лаушкин роскошнее по звучанию (Дулькамара). Алексей Зеленков в баритоновой партии Белькоре удивляет густотой почти басового тембра, в то время как Павел Янковский воистину царит в спектакле — ​его герой настоящий хозяин любой сценической ситуации.


Фото на анонсе: novat.nsk.ru

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть