Мариинка в плену у корсара

11.02.2016

Александр МАТУСЕВИЧ

Фото: Валентин Барановский

На сцене Мариинского театра поставили не самую известную оперу Верди «Симон Бокканегра».

История о благородном генуэзском доже не встретила понимания публики с самого своего рождения (венецианская премьера состоялась в 1857-м). После яркого мелодизма и коллекции хитовых арий, явленных в знаменитой триаде — «Риголетто», «Трубадур», «Травиата», мелодекламационный язык «Бокканегры» казался уступкой вагнерианству, а отошедшая в тень любовная коллизия между тенором и сопрано — попранием всех традиций итальянской оперы. Миланская редакция 1881 года, которую Верди осуществил с помощью верного Арриго Бойто, также успеха не имела. И вот уже полтора века «Бокканегра» проигрывает другим творениям композитора. К опере обращаются, как правило, лишь если хотят сделать приятное какому-нибудь звездному баритону, ибо партия титульного героя дает большие возможности для актерского перевоплощения.

В России к «Бокканегре» впервые подступились спустя сто лет после мировой премьеры (постановки 1950-х в Куйбышеве и Свердловске), но репертуарной она у нас не стала, даже несмотря на то, что гастрольный спектакль «Ла Скала», показанный в Москве в 1974-м, мало кого оставил равнодушным. По тем же причинам, что и во всем мире, Россия предпочла более популярные вердиевские названия. Недавние памятные дни маэстро (в 2001-м и 2013-м) тоже обошли «Бокканегру» стороной. Казалось, вновь к этой опере обратятся у нас не скоро. Однако неожиданно она возникла в февральской афише Мариинки: первый петербургский «Бокканегра» оказался арендованной копродукцией двух итальянских театров — венецианского «Ла Фениче» и генуэзского «Карло Феличе» в постановке Андреа де Роза. Историческая реконструкция остается верной духу и букве партитуры: мрачная средневековая Генуя, полная интриг, доносов и злодеяний, противопоставлена завораживающим картинам бескрайнего моря — открытого, честного и прекрасного. Бесстрашный корсар Симон Бокканегра, становящийся в результате гражданской войны правителем республики, пытается привнести гармонию и благородство, почерпнутые у стихии, в жизнь соотечественников, что удается ему с огромным трудом, в конечном итоге ценой собственной жизни.

Фото: Валентин Барановский

Простые мизансцены, фронтальные позы, несуетность и статика, пение на авансцене — все в этой работе подчинено задаче максимально донести до публики музыкальные красоты оперы. А они колоссальны: остается только удивляться низкой востребованности произведения в мировом репертуаре. Да, ударных хитов здесь нет, но музыка полна как ярких драматических страниц, так и возвышенной патетики. Тема гражданского, общественного и национального согласия, высокого патриотизма настолько выразительна и искренна в этом творении Верди, что не может не вызывать отклика у зрительного зала.

Представить редкую оперу Мариинке удалось достойно не только в постановочном, но и в музыкальном плане. Феноменальный триумвират низких мужских голосов подарил подлинное бельканто: звезда итальянской оперы Ферруччо Фурланетто предстал грозным, неумолимым Фиеско, радуя весь вечер насыщенным, фактурным вокалом; буквально превзошел себя баритон Владислав Сулимский (Симон) — звуча мощно и благородно. Столь же убедительным оказался и второй баритон — отпетый злодей Паоло в исполнении Романа Бурденко. Лирическая пара была менее удачной — сопрано Виктории Ястребовой (Амелия) не хватает интонационной точности и стабильности верхнего регистра, а тенор Александр Михайлов (Габриэль) аккуратной, если не стерильной, манерой вокализации больше бы подошел для исполнения опер Моцарта, нежели Верди. Хор Мариинского театра стабильно хорош, а оркестр под предводительством Валерия Гергиева выдавал и струящуюся мягкость, и неистовые децибелы, щедро расцветив великую партитуру и сделав восприятие поистине захватывающим.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть