Кошачья схватка на Украине

24.03.2015

Ростислав ИЩЕНКО, президент Центра системного анализа и прогнозирования

В Киеве очередное обострение. То Коломойский с вооруженными (по другой версии, с безоружными) людьми захватил «Укртранснафту», чтобы воспрепятствовать смене менеджмента. То контролируемая Коломойским «Укрнафта» начинает возводить укрепления вокруг своего административного здания, а пресса тиражирует сообщения о стягивании национальной гвардии в Днепропетровск — для борьбы против Коломойского и добровольческих батальонов в Киев — для борьбы за Коломойского.

Сторонники Порошенко пугают сторонников Коломойского позицией США, которые «не допустят» дестабилизации. Сторонники Коломойского весело игнорируют страшилки и, в свою очередь, намекают на возможность заключения сепаратного мира между Днепропетровском и Донецком в ущерб Киеву. Впрочем, воевать пока никто не торопится. Но и оружие не прячет.

На сегодня противоборствующие лагери напоминают двух котов, сошедшихся в битве за участок. Центральное место в противостоянии занимает психологическое давление на оппонента. Коты кричат, шипят, надуваются, принимают воинственные позы и ждут, когда враг морально сломается и сбежит с поля боя. Непосредственное столкновение, с летящей шерстью, рваными ушами и громким трагическим мяуканьем, случается редко.

И Порошенко, и Коломойский не заинтересованы в прямом военном столкновении. Оно ослабит победителя не меньше, чем побежденного, даст новые козыри ДНР/ЛНР, расширит пространство для маневра конкурирующих финансово-политических группировок, оттесненных сегодня на периферию украинской общественной и политической жизни. Наконец, прямое столкновение усилит зависимость политиков от их вооруженных боевиков, а, не дай Бог, появится амбициозный генерал, который решит опереться на армию и разогнать взбесившихся олигархов — это вовсе поставит крест на их карьере. Именно поэтому обе группировки пытаются действовать с опорой на формально легитимные структуры (прокуратуру, МВД, СБУ, Верховную раду), а также апеллировать к патриотическим чувствам граждан, обвиняя друг друга в сотрудничестве с ФСБ и работе на Путина.

Обе группы прекрасно понимают, что тот, у кого первым сдадут нервы, кто отступит, начнет договариваться о компромиссе — тот и проиграет партию. Причем потерян будет контроль не над одной, двумя, тремя компаниями, но над целой Украиной. А значит, вслед за политическим влиянием будет потеряна и собственность. Вся, а не часть. Ставки сделаны, и игра идет ва-банк.

Именно поэтому теоретически никто не должен уступить, и в конечном итоге пойдут клочки по закоулочкам. Но это по логике. На деле же политику зачастую определяют другие факторы. По логике, Янукович должен был еще 1 декабря 2013 года разогнать майдан, арестовать Левочкина, интернировать особо активных оппозиционеров, а, если понадобится, то и посла США из Киева выслать. Но он не решился. И был свергнут. Хотя мог бы уже вторую президентскую каденцию начинать.

Так и здесь. Нервы сдадут у Порошенко. У Коломойского — нет, зато могут сдать у его окружения. Предательство приближенных, решивших, что ценой головы лидера они могут купить себе прощение и спокойную старость, — общее место в политике. Так погибали и китайские императоры, и казачьи атаманы, и западноевропейские монархи.

Если вооруженный конфликт все-таки начнется, США ничего не смогут сделать. У противостоящих лагерей достаточно ресурсов для ведения самостоятельной феодальной войны. Аресты счетов и конфискация собственности здесь ничем не помогут, поскольку каждый будет знать, что победителю все вернут, а побежденный потеряет не только имущество, но, скорее всего, и жизнь (как минимум свободу). В конце концов, США привыкли к тому, что «свои сукины сыны» периодически режут друг друга. Для них главное, чтобы победитель в борьбе за трон оставался управляемым. Конечно, внутрикиевское столкновение несет для Вашингтона нежелательные риски и издержки, но, с точки зрения американской политики, они не являются критическими. В конце концов американцы не дети и в отличие от биомассы майдана прекрасно понимали, что рано или поздно их ставленники в Киеве вцепятся друг другу в глотку.

Если Глазьев еще в 2011–2012 годах на пальцах, с цифрами и фактами объяснял украинскому истеблишменту, насколько быстро и бесповоротно начнут терять стоимость и привлекательность украинские активы в случае мирного развития событий, просто в результате подписания Украиной соглашения об ассоциации с ЕС, то и американцы должны были иметь аналогичные расчеты. Ну а в условиях гражданской войны и демонтажа государственных структур стоимость активов падает критически быстро. И столь же быстро растет конкуренция за остатки.

Ну а остальное по Марксу: нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал. Украинский капитал в попытке сохранить право на грабеж хотя бы части Украины уже пошел на всевозможные военные преступления и преступления против человечности. Варварские обстрелы мирных городов Донбасса, гибель десятков тысяч граждан Украины в развязанной украинскими олигархами гражданской войне — более чем убедительное свидетельство полного отключения у украинской элиты сдерживающих центров. Почему, если за сохранение и умножение доходов можно убивать население Донецка, Луганска, Мариуполя, жечь людей в Одессе, сажать в тюрьму в Харькове, нельзя делать то же самое со своими подельниками по госперевороту, когда они становятся конкурентами в борьбе за единственную ценность — деньги?

Если даже кто-то из шипящих котов сдастся без борьбы, междоусобная война в Киеве все равно начнется. Просто на место сдавшегося придет кто-то другой. У власти, установленной силой оружия и держащейся террором, всегда найдется конкурент из своих же, мечтающий повторить фокус, теперь — в свою пользу.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть