На западном фронте

17.03.2015

Ростислав ИЩЕНКО, президент Центра системного анализа и прогнозирования

После распада Советского Союза парады Победы в Москве стали все более приобретать внешнеполитическую нагрузку. В 90‑е годы ХХ века роль России в международных делах снизилась до критического минимума. Одновременно шел активный пересмотр истории Второй мировой и Великой Отечественной войн, направленный на умаление вклада СССР в победу над Германией, а также на дискредитацию советского военного и политического руководства. Участие СССР в войне с подачи западных «ученых» и политиков укладывалось в схему, описываемую двумя словосочетаниями: «кровавый режим» и «трупами завалили».

В этих условиях торжественные парады Победы, куда во все возрастающем количестве прибывали зарубежные руководители, выглядели как своего рода компенсация общего политического унижения. В течение года вы никто, зато 9 Мая можете почувствовать себя победителями.

Однако, когда с начала нынешнего века международный авторитет, вес и возможности России начали реально расти, участие глав иностранных государств в праздновании Дня Победы в Москве стало приобретать иной оттенок. Главы государств СНГ практически не отказывались от участия (хоть у каждого из них своя столица и свой парад по случаю той же Победы). Не приезжали только те лидеры, отношения которых с Кремлем в данный момент не складывались. Прибытие делегаций из Азии и Латинской Америки отчетливо читалось как антиамериканская фронда. В этих условиях присутствие лидеров стран Запада в Москве постепенно начинало выглядеть как санкционирование особой роли России в Евразии и ближайших окрестностях.

С одной стороны, у руководителей западных стран и повода отказаться не было — свой День Победы они отмечают 8 мая, так что 9-го вполне могут прибыть в Москву. К тому же за много лет сложилась определенная дипломатическая традиция, и просто так увильнуть от участия в праздновании было бы не вежливо. С другой, своими коллективными визитами они невольно играли на дальнейшее повышение международного авторитета России и ее роли в мировых делах (которую на деле Запад пытался ограничить) — то есть против собственных интересов.

Очевидно, что спасительная возможность проигнорировать Парад Победы в связи с украинским кризисом должна была использоваться Западом в полной мере. И что же мы видим? Не станем взвешивать оптом десятки глав государств, подтвердивших прибытие, и с десяток уже отказавшихся. Посмотрим расклад конкретно по Западу. В конце концов, для китайцев поездка в Москву не обременительна ни с политической, ни с идеологической точки зрения. Во Вторую мировую Китай был занят войной с Японией, а на данном этапе Пекин рассматривает Москву как союзника, а не как оппонента.

Итак, Запад. Вынесем за скобки подтвердивший участие своего президента Израиль, который в НАТО и в ЕС не входит. Однозначно отказались прибыть на праздник США, Великобритания, Польша и триединый прибалтийский лимитроф. Ничего удивительного — если в ООН когда-нибудь создадут клуб врагов России, эти шесть государств, несомненно, будут избраны почетными членами. Уверен, что Украину на Красной площади тоже будут представлять ДНР/ЛНР, а не официальный Киев.

Размышляют о своем участии, уровне и составе делегаций (то есть хотят поехать, но пока боятся в этом признаться) Австрия и Италия. Точно прибудут руководители Нидерландов и Греции. Уже можно констатировать наличие раскола Запада по данному вопросу.

Но самое интересное — позиция, которую заняли Франция и Германия. Они решили быть и как бы не быть. Честная Меркель сразу сказала, что приедет 10-го. Логично: 9 Мая в Москву нельзя, потому что Украина, а 10-го уже можно, потому что надо возложить цветы к памятнику Неизвестному солдату. Честно говоря, не вызвало бы удивления, если бы Меркель возложила цветы прямо в Берлине. Там и памятник есть (в Трептов-парке) и, в принципе, поскольку разгромили в 45‑м не просто нацизм, но нацизм германский и войну проиграл не только Гитлер, но и германское государство, канцлер вполне могла испытывать дискомфорт от прибытия в столицу победителя на торжества, связанные с этой победой. Но все же приедет, хоть и 10-го.

Олланд твердо пообещал явиться. Он уже всем объяснил, что — как вежливый француз — должен поехать к Путину на 9 Мая, поскольку Путин приезжал, по его, Олланда, приглашению в Нормандию, на годовщину высадки союзников. Но на всякий случай не отличающийся храбростью президент Пятой республики зарезервировал вариант прибытия с Меркель 10-го числа. Если слишком сильно будут давить союзники по НАТО, он сможет сказать: «А я что, я ничего — на 9‑е не поехал. А на 10‑е вон даже Меркель едет».

В общем же, важно подчеркнуть: Франция и Германия — страны-лидеры ЕС, сделав книксен общеевропейской и трансатлантической солидарности, на деле совершили выбор в пользу России. И это крайне существенно. После февральских франко-германских забегов в Москву, после того как они заставили Порошенко подписать Минск-2, нынешние предпарадные маневры — очередное свидетельство все более сепаратной позиции Парижа и Берлина по украинскому вопросу в частности и по выстраиванию отношений по линии Запад — Россия в целом. Никакого евроатлантического цивилизационного единства Запада больше нет. Есть имитация. Но к следующему параду не останется и ее.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть