В круге девятом

02.02.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

«Отпустите многодетную мать!» — требуют представители либерального лагеря, добиваясь освобождения Светланы Давыдовой, жительницы Вязьмы, обвиняемой в государственной измене по статье 275 УК РФ. Напомню, дама позвонила в посольство Украины и сообщила, что соседнюю воинскую часть отправляют воевать в Донбасс.

Тот факт, что Давыдова воспитывает четверых отпрысков и еще троих детей собственного мужа от своей же сестры, дал отличный повод требовать для нее снисхождения. Впрочем, такой ли он морально безупречный?

Когда Андрей Чикатило совершил первое убийство, его сыну не исполнилось и десяти. Если бы маньяка арестовали тогда, можно было тоже поплакать о сиротинушке, оставшемся без кормильца «по нелепому подозрению». К сожалению, Чикатило взяли только 12 лет спустя. (Сын к тому моменту вырос, а теперь зачем-то рассказывает всем, что папа был украинский националист, боровшийся с москалями.) Как видим, есть ситуации и преступления, когда жалость к семье преступника представляется весьма слабым основанием для снисхождения.

И вот она — главная подлость, заключенная в кампании в поддержку Давыдовой. Нас, общество, пытаются убедить в том, что принятие на себя функций добровольного иностранного сексота к числу таких преступлений не относится. Что, мол, частное лицо изменником Родины быть не может, что эта статья лишь для чиновников или офицеров, а если рядовой лесник пойдет, к примеру, «сдавать колорадов», — значит, так жизнь распорядилась. Не виноватый он.

Разумеется, это не так. Каждый человек обязан верностью своему Отечеству, и потому во многих государствах от древнего Херсонеса до современных США существует гражданская присяга. Ни один гражданин не имеет права выдавать военные секреты — подслушанные, подсмотренные, вычисленные — никакому чужому государству и уж меньше всего — тому, чьи лидеры уверены, что находятся с твоей страной в состоянии войны.

Зачастую в деле Давыдовой звучит такой скользкий аргумент: Москва не считает себя воюющей стороной, отвергает все подозрения в присутствии нашей регулярной армии в Донбассе, а значит, никакого секрета и никакого преступления не было. Но, простите, это Россия не считает, что воюет с Украиной. Киевская власть очень даже считает, что воюет с нами. В сводках украинского официоза непрерывно пересекают границу колонны российской бронетехники, в то время как «киборги» уничтожали в донецком аэропорту «элиту российского спецназа». Известно, что спецслужбы Украины теснейшим образом интегрированы с «Правым сектором» и другими террористическими организациями. И попадания той или иной российской воинской части в поле зрения этого альянса достаточно, чтобы возникла реальная угроза и самим военнослужащим, и их семьям, даже если они ни шага не сделают в сторону границы. То есть прямая и явная опасность для наших военных в действиях Давыдовой содержится, и никакой софистикой ее отклонить нельзя.

Велика ли эта опасность? Скорее всего, нет. И это служило бы достаточным основанием для проявления к многодетной неуравновешенной женщине, индоктринированной либеральной пропагандой, снисхождения и отдачи ее, как говорили сто лет назад, «под негласный надзор полиции». Но тут-то и вмешиваются самые страшные враги добровольной шпионки — ее шумные защитники.

По сути, повторяется ситуация с «Пусси Райот». Для глупых певичек достаточно было минимального и символического наказания — до тех пор, пока не началась шумная и международная кампания по их «защите». «Общественники», истерично поливавшие Церковь помоями, создали атмосферу, в которой любой мягкий приговор был бы воспринят как государственная легализация кощунства и вандализма, как фактическое приглашение к повторению. И последовала знаменитая «двушечка»…

Если Светлане Давыдовой что-то всерьез и угрожает, так это то, что кампанией по ее «защите» будет создана аналогичная атмосфера. Освобождение до суда, мягкое наказание будут восприняты как индульгенция: звони в украинское посольство, послужи «делу демократии», расскажи о передвижениях российских войск, сдай ополченца — получи в награду жетон USARMY. Если бы Давыдову выпустили из-под ареста несколько дней назад, то это значило бы «пожалели безумную женщину». Если ее выпустят сейчас, это будет воспринято как «прогнулись перед либеральной истерикой, разрешили шпионить в пользу Украины».

Собственно, именно это, а вовсе не судьба многодетной матери, волнует авторов пафосных статей и подписантов всевозможных петиций. Значительная часть московской политтусовки знает за собой грешки куда более серьезные, чем за Давыдовой, — не разовая, а постоянная и порой хорошо оплачиваемая работа против Отечества. Все участники такой «работы» отлично понимают, что заняты чем-то далеким от моральной и политической безупречности. Вот почему им нужна декриминализация государственной измены в глазах общества, вот почему они пытаются представить усилия по юридической очистке авгиевых конюшен как политические репрессии.

Впрочем, даже в истории «величайшей демократии» бывали эпизоды, когда она не стеснялась средствами в уничтожении «иностранных агентов» — зачистка прогерманских элементов в ходе обеих мировых войн (во втором случае не брезговали даже заказными убийствами). Знаменитый «маккартизм», оставшийся черной страницей в истории американского общества, но полностью выполнивший стратегическую задачу: уничтожить в США просоветское, красное лобби — оно было выкорчевано под корень. Напомню, что главные сакральные жертвы «маккартизма» супруги Розенберг, «замученные за коммунистические взгляды», и в самом деле, как признала впоследствии наша сторона, были важными «людьми Москвы».

Шпионаж может быть идеологически мотивированным. Государственная измена может быть оправдана высокими идеалами. И таких изменников ценят гораздо выше, чем тех, кто продается за деньги. Но шпионаж не является политической позицией, а его искоренение — политическим преследованием.

… В культовой для нашей диссидентщины книге Александра Солженицына «В круге первом» дипломат Володин звонит в американское посольство, чтобы разоблачить советского агента. И вступает в гулаговский ад. Мало что так испортило репутацию писателя в глазах разделявших его антисоветизм патриотов, как эта откровенная апология измены. Многие бойцы либерального невидимого фронта с тех пор пытаются повторить «подвиг» солженицынского персонажа. И некоторым, как мы видим, это даже удается.

Поэтому, не преступая пределов разума и гуманности, очень важно напомнить им, что ни в какой «круг первый» подобный путь не приведет. Они окажутся сразу в круге девятом. Там, куда Данте поместил предателей и изменников во главе с Иудой.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть