Шахиды европейского разлива

28.10.2014

Вадим БОНДАРЬ, публицист

В последних числах октября 1936 года в охваченную гражданской войной Испанию из гитлеровской Германии на помощь франкистам прибыл авиационный легион «Кондор».

Мы знаем о подвигах интербригадовцев из СССР и многих других стран, но свой «интернационал» был и у фашистов. Прибытие «Кондора» можно считать первым проявлением их международной солидарности.

Сегодня мы стоим на пороге повторения истории. Накануне своей поездки в Сербию Владимир Путин говорил об опасном попустительстве росту фашистских настроений в Европе. А вице-спикер Госдумы Сергей Железняк на октябрьском пленарном заседании палаты заявил, что уже сейчас на Украине и во многих других государствах неонацизм становится государственной идеологией.

Кабинетные доктрины подкрепляются жизнью. На той же Украине плечом к плечу с «Правым сектором» и нацгвардией сражаются отряды всевозможных брейвиков и прочих национал-фашистов из Швеции, Германии, Польши, других стран. Подставляют свои лбы под ополченские пули они не из любви к риску — за мононациональную идею.

Мы наблюдаем зачин опасного явления — отряды националистов, пройдя на Украине боевую обкатку, могут быть использованы и в других странах в качестве силовой поддержки различных «цветных революций». До сих пор мы видели подобные отряды только в исламском мире — понятно, что в Киев, например, джихадистов не пошлешь. И вот появились идеологически мотивированные головорезы европейского, так сказать, разлива.

Откуда они взялись? Предпосылки следует искать даже не в фашистском движении 30‑х годов прошлого века, а в гораздо более отдаленной истории. В ходе средневекового развития, а затем бурных событий XVIII–XIX веков в Европе образовались мононациональные государства, в основе которых лежали воля и господство титульных наций. К началу прошлого века сложилась формула: одна страна — одна нация. «В XX столетии нации-государства начали рассматриваться как естественная и, возможно, идеальная форма организации государств», — пишут авторы известного американского учебного пособия «Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор». У граждан власти формировали любовь к своей стране и соотечественникам, выражаясь научным языком — унифицированную национальную идентичность. Ее базис составляли общий язык, вера, процесс социализации в обществе, образование, монокультурализм и ценностные основы, сквозь призму которых человек воспринимал окружающий мир. С этими представлениями Европа подошла к Первой мировой войне — практически во всех государствах ее восприняли с патриотическими настроениями. Но мировая бойня закончилась совсем не так, как представляли себе даже победители. Например, итальянцы, вступившие в войну в 1915 году на стороне Антанты. После ее окончания союзники, обещавшие передать Италии южную часть Австрии, отдельные территории на Балканах, отказались полностью выполнять договоренности. Экономика страны погрузилась в глубокий кризис. Какой выход?

Вместе впрячься и, стиснув зубы, выкарабкиваться. Для этого необходимо сплочение, его основой стал национал-патриотизм. В марте 1919-го создается радикальная партия «Союз борьбы» («Фаши ди комбаттименто»). Как и сегодняшние олигархи на Украине, тогдашние итальянские начинают активно поддерживать фашистов, видя в них опору и инструмент для достижения собственных целей. Как и на Украине, фашисты захватывают отдельные здания, затем города. В октябре 1922 года Муссолини требует от короля включить фашистов в правительство. Король уступает. Похожим образом развивалась ситуация и в Германии — 30 января 1933 года Гитлер стал рейхсканцлером. А ведь еще в 1922‑м генерал Людендорф сказал представителю американского военного атташе в Берлине Смиту, что новое правительство Германии непременно будет фашистским, ибо именно «фашистское движение должно стать началом национального пробуждения Европы».

После побед в своих странах фашисты Италии и Германии всячески поспособствовали путчу генерала Франко в Испании, а затем развязали Вторую мировую войну. Основная цель, которую преследовали нацисты, помимо расширения жизненного пространства, заключалась в очищении Европы от «слабых», «расово неполноценных» наций (говоря современным языком, всяких «ватников» и «колорадов»). США в тот период поддерживали евро-нацистов, надеясь направить их энергию на борьбу с коммунизмом. А если разразится война, то извлечь из нее максимальные выгоды. И то и другое им удалось — США стали военно-политическим и экономическим лидером западного мира.

Один из наиболее мощных трендов новейшей истории — мультикультурализм. Проник он и в исторически совершенно неподготовленную к этому Европу. Началось с того, что туда хлынули потоки мигрантов из северной, а затем и континентальной Африки, с Ближнего Востока и других азиатских стран. Поначалу Старый Свет был вполне гостеприимен, французская интеллигенция встречала переселенцев из Туниса и Алжира чуть ли не хлебом-солью, считая, что тем самым возвращает им долги за колониальное прошлое. Гости между тем освоились, и уже их следующие поколения не считали себя в европейском доме гостями.

Мультикультурный вектор поддерживался и извне, возможно, на каком-то этапе — из самых благих пожеланий. Но толерантность, с ее экспортируемыми из-за океана выхолощенными наднациональными ценностями и наплывом инокультурных эмигрантов, все больше начала вызывать у европейцев изжогу. Усугубило проблему и создание Евросоюза — единение не принесло экономического процветания, а лишь усилило расслоение. Как это всегда бывало в трудные времена, европейцы ищут спасения в национал-патриотизме, потому так растет сейчас влияние националистических партий. Ничего плохого в развитии национального самосознания нет, опасна сопутствующая любому мощному течению пена, в данном случае — пена радикализма. Тот самый всплеск национализма и фашизма, о котором говорит наш президент.

Благодаря массированной антироссийской пропаганде, немецкий или польский обыватель нередко воспринимает нас как представителей третьего мира. Которые не дают дышать украинцам — их будущим братьям по Евросоюзу. Поэтому радикал-нацисты всех мастей устремились на Украину, чтобы поставить на место зарвавшихся «ватников» и помочь ей стать мононациональной. Штаты же, как и прежде, умело используют эти настроения, пытаясь разыграть украино-фашистскую карту против возрождающейся России.

Однако и американские игры, и экспедиции в незалежную демонстрируют абсолютное непонимание этно-социального климата на Украине. Он совсем не такой, как в Европе. Украина — испокон века многонациональный край, а украинцы и русские — вообще две соседние ветви одного дерева. О близости наших народов свидетельствует и недавний опрос, проведенный Киевским международным институтом социологии: 74 % населения Украины положительно относятся к жителям России. Причем это характерно не только для юго-востока, но и для других регионов страны.

Тем не менее обманываться не стоит: нередко ход развития государства определяет агрессивное и сплоченное меньшинство. Особенно, если оно пользуется внешней поддержкой. Отметим: комментируя Валдайскую речь нашего президента, назвавшего все происходящее сегодня в мире своими именами, официальный представитель госдепартамента Джен Псаки прямо заявила, что менять свою позицию по ключевым вопросам США не станут. Поэтому России уже сейчас необходимо стать центром международного антифашистского движения. Ведь «коричневая чума» в перспективе гораздо опаснее радикального ислама. Европа и весь мир уже имели печальную возможность в этом убедиться.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть