Скандальные танцы

08.07.2013

Елена ФЕДОРЕНКО, обозреватель «Культуры»

Последний конфликт в БТ времен правления Анатолия Иксанова связан с именем Светланы Захаровой. Прима-балерина Большого, его главная звезда, народная артистка России, лауреат Государственной премии РФ отказалась от участия в премьерных показах балета Джона Крэнко «Онегин».

История эта стоит разговора в силу своей поучительности. Она — о том, как иностранцы решили подкорректировать русские традиции. Захарова репетировала партию Татьяны Лариной и, судя по всему, очень хотела выйти на сцену в роли пушкинской героини. В телеинтервью приглашала зрителей на премьеру и рассказывала, насколько важны для нее и роль, и спектакль. Дней за десять до премьеры были оглашены составы участников: Светлане и ее партнеру Дэвиду Холбергу выпало танцевать вторыми. Будто бы ничего страшного — история знала спектакли, когда второй и даже третий составы оказывались и свежее, и художественнее, и разбивали предшествующие с сухим счетом. Можно станцевать даже не в первом премьерном блоке, а, скажем, после отпуска, и стать лучшей. Доказать танцем.

Но… Начиная с императорских времен, премьеру вела прима. Первый спектакль — ее привилегия. Светлана Захарова пришла в Большой из Мариинки, где ей отводилась третья роль после Ульяны Лопаткиной и Дианы Вишнёвой, и стала здесь первой. Кем принималось решение — кому танцевать премьеру «Онегина»? В театре утверждают, что постановочной группой. Но лидер этой группы, и он же — руководитель Штутгартского балета, где поставил свои лучшие спектакли рано ушедший из жизни Крэнко, Рид Андерсон до Москвы в репетиционный период не доехал. Видимо, с предложениями о составах в дирекцию Большого вышли его ассистенты, постановщики Агнета и Виктор Валку, которые без устали передавали артистам Большого балет своего любимого хореографа. Трудно заподозрить их в неискренности: возможно, им ближе холодного и чистого мастерства Светланы Захаровой юный романтизм и увлеченность Ольги Смирновой.

Последняя, действительно, необыкновенно хороша, и хотя в балетной иерархии остается пока «первой солисткой» (до «примы» еще одна ступень — «ведущей солистки»), станцевала уже немало главных партий. Но суть не в этом. Почему в театре не нашлось человека, который бы объяснил уважаемым гостям, что по традиции в первый вечер всегда танцует прима (если, конечно, она репетирует и ничто не мешает ей выйти на сцену), и это негласное правило в российском репертуарном театре еще никто не отменял? Надо ли говорить, что забвение традиций всегда чревато последствиями? Юная, обожаемая зрителями Анна Павлова танцевала вслед за Матильдой Кшесинской. Из-за нрава последней директор императорских театров князь Сергей Волконский вынужден был отправиться в отставку, а новый директор — мудрый Владимир Теляковский — сразу уяснил, что у прим права особые. «Легенду о любви», взорвавшую будни Большого в середине 1960-х, Юрий Николаевич Григорович ставил на Светлану Адырхаеву (Светлана Дзантемировна — замечательный педагог, и сегодня работает в Большом) с ее фантастически красивыми стопами и умным телом. Она же провела обе генеральные репетиции, но премьеру танцевала Майя Плисецкая. И никаких вопросов не возникало. Закон есть закон, даже негласный. Почему постановщики-иностранцы должны корректировать наши традиции? Если такое случается на уровне переговоров, то и относиться к этому надо не иначе, как к форс-мажору, и разрешать возникшие проблемы сообща: есть же в театре худсовет, старейшины, историки.

Экс-депутат Государственной Думы и член Совета при президенте по культуре и искусству Светлана Захарова демонстративно покидает репетиционный зал, отключает телефон и, говорят, даже уезжает из Москвы. Ведет себя согласно традиции — как прима. Вы способны представить, чтобы главный инженер завода, обидевшись на дирекцию, поспешил прочь из города? А примам — можно. Именно поэтому трудовое законодательство, обсуждаемые вопросы переаттестаций, etc. так туго работают в пространстве живого театра.

Самая больная тема — распределение ролей. Уже потеряны Большим (и похоже, безвозвратно) замечательные Наталья Осипова и Иван Васильев, что без малого два года назад показалось случаем беспрецедентным. Они востребованы, а вот Большой остался без лучшего Спартака, а балет «Иван Грозный» — без гипотетически (тут сложно ошибиться) лучшего монарха. Что касается Осиповой, то балерины с таким феноменальным прыжком и танцовщицы такого темперамента в труппе больше не появилось.

Светлану Захарову, по праву занимающую среди балерин верхнюю строчку, театру следовало бы беречь. Особенно от посягательств разного рода «варягов». Как бы то ни было, неприятную ситуацию теперь предстоит разруливать Владимиру Урину. И.о. худрука балета Галины Степаненко предположила, что Захарова «возможно, станцует «Онегина» осенью».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть