Болотный «Карамзин»

05.04.2013

Владимир БУКАРСКИЙ, обозреватель "Культуры"

Известный автор детективных романов, а с недавних пор и активный участник «болотного» движения Григорий Чхартишвили, более известный как Борис Акунин, решил предстать перед своими читателями в новом качестве. Создатель Эраста Фандорина намеревается продолжить дело Николая Карамзина, а заодно Айзека Азимова и Питера Акройда в одном, как говорится, флаконе. Писатель заявил, что заканчивает работать в детективном жанре и приступает к написанию фундаментальной «Истории государства Российского».

«Одни писатели мечтают стать новыми Толстыми, другие — новыми Чеховыми. Я (пришло время в этом признаться) всегда мечтал стать новым Карамзиным», — делится автор откровением в своем блоге. Мастер детективного жанра хочет, чтобы книги по отечественной истории было интересно читать «не только ученым и студентам», но и простым домохозяйкам. Первая часть «многотомного проекта», по словам Чхартишвили-Акунина, уже написана.

Таким образом, в полку беллетристов, созидающих свою, оригинальную, версию российской истории, пополнение. Сюжеты отечественной истории станут популярным чтивом в метро, троллейбусах и маршрутках. И ничего, что все тома акунинского проекта после первого — максимум второго — чтения будут занимать свои места на самых дальних книжных полках или в связках макулатуры (ведь, по признанию автора, не для того он свои труды пишет, чтобы в диссертациях на них ссылались). Стремление сделать историю России популярной не может не вызвать восхищения. Если бы не предполагаемый контент трудов.

Предлагаю читателю пофантазировать над тем, каким по содержанию будет первый том проекта, выходящий из-под пера автора «Азазеля» и «Смерти Ахиллеса».

Итак, начинается «История государства Российского» от Бориса Акунина сюжетом о призвании варягов. На Руси — хаос и безвластие. Пьянство, грабежи, убийства, война всех против всех. И лишь самая прогрессивная часть общества обращает свои взоры — куда? Правильно, на Запад! К «скандинавскому обкому». «Придите и володейте нами!» Наведите порядок и обучите нас, варваров неразумных, вашим европейским ценностям. Вряд ли автор успел провести параллели со своим соратником Дмитрием Гудковым. Впрочем, аналогия бы сильно хромала: славянские посланцы просили чужеземцев порядок навести, а нынешние вожди российской оппозиции просят заокеанских варягов организовать на Руси беспорядок...

Далее. Князь Игорь Рюрикович отправляется за данью к древлянам. Свободолюбивое племя, возмущенное неуемными аппетитами князя и его верхушки, привязывает князя за ноги к деревьям и разрывает его надвое. Княгиня Ольга жестоко мстит древлянам. Автор во всех мельчайших подробностях описывает сцены закапывания живьем в ладье послов, сожжения старейшин в бане, уничтожения пьяных древлян во время тризны по князю Игорю, но особенно красочно — голубей, отправленных с привязанной к ним горящей паклей с серой в Искоростень. Судьба несчастных птиц, обреченных сгореть живьем, настолько ярко описывается автором, что у читателя жалость к голубям даже затмевает сочувствие к убитым древлянам. Завершает повествование о кровавой и безжалостной княгине история ее крещения в Константинополе. Крестный отец равноапостольной Ольги, император Константин Багрянородный, в акунинских традициях, оказывается ее любовником. Во всех деталях описывается их постельная сцена. Вот такой образ, вероятно, сложится у нового поколения российских читателей детективов о святой княгине.

Сын Ольги, князь Святослав, предстанет в качестве прямого предшественника Адольфа Гитлера — перед читателем предстанут уничтоженные Итиль и Саркел, горящие синагоги, заживо сожженные иудеи... Завершает повествование о Святославе сцена его убийства хазарами и золотая чаша, сделанная из его черепа, из которой пьет вино печенежский князь Куря... В истории князя Владимира особенно живописно будет показан его первый период жизни: бегство от брата Ярополка к норвежскому ярлу Хакону Могучему (ох уж этот «скандинавский обком»!), зверское убийство в Полоцке Рогволода и изнасилование его дочери Рогнеды прямо перед телом убитого отца. Затем вероломное убийство родного брата Ярополка и взятие в наложницы его жены — бывшей греческой монахини. Вопросом смены веры он озаботится исключительно по геополитическим соображениям. Выбор в пользу православия осуществляется благодаря византийским агентам в его окружении.

Ну и наконец, Александр Невский, вызывающий особую ненависть среди представителей либеральной общественности. Перед нами предстанет человек, тянущий Россию на Восток, в союз с Ордой, хладнокровно (опять же, в подробностях) выкалывающий глаза оппозиционерам, поднявшим восстание против ордынских баскаков, едущий на поклон к палачу древней Руси — хану Батыю.

Если первый том «Истории государства Российского» под авторством Бориса Акунина окажется совершенно иным по содержанию и тональности, буду готов принести автору извинения. Но если я правильно угадал запев акунинского «исторического проекта», меня это совсем не радует. Сказано не мной: народ, не знающий своей истории, склонен повторять самые черные ее страницы. Горе поколению, которое будет знакомиться с историей по книгам, написанным мастерами детективного жанра и адаптированным под вкусы непритязательного массового читателя.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть