Правит БАЛ на Уркаине

12.02.2014

Исраэль ШАМИР, российско-израильский писатель и публицист

Романы и фильмы иногда предсказывают события с такой точностью, что уподобляются пророчествам. Небоскребы Нью-Йорка падали в кино до того, как упали взаправду. А происходящее нынче в Киеве словно бы воссоздано по роману Виктора Пелевина «S.N.U.F.F» — этакое гигантское реалити-шоу «Евромайдан».

В мятежную столицу Уркаины — именно так называется страна в романе Пелевина, прибыл ударный дискурсмонгер первого класса Бернар-Анри, который обычно приходит за пять минут до бомбежки. Разоблачение ужасов режима всегда предшествует бомбовому удару (или провоцирует его) — иначе люди не поймут, почему их надо бомбить. В романе дискурсмонгера зовут Бернар-Анри Монтень Монтескье, или БАММ. В реале — Бернар-Анри Леви, или попросту БАЛ, как его именует французская пресса, которая от него без ума. Главный идеолог Франции — и при правых (Саркози), и при левых (Олланд), — богач, красавец-еврей в вечно расстегнутой до пупа белой шелковой рубашке — Бернар-Анри Леви, успешно толкавший Францию в войну против Сербии и Ливии, призывавший к бомбежкам Сирии. Во имя Израиля он требовал войны с Ираком и сумел заставить Олланда притормозить женевские договоренности с Ираном. Заклятый враг России и Путина, он требует свободу Украине от «клятых москалей».

В романе Пелевина Бернар-Анри и его коллеги обслуживают Биг Биз (процветающий Запад, куда хотят убежать все жирные коты из Уркаины): они находят повод для войны. «Французы» — ударные интеллектуалы Биг Биза», — пишет Пелевин. — Начать войну может кто угодно, но никто не сделает этого так элегантно… Не всякое сердце сумеет избирательно кровоточить по поводу заданной цели в обход ложных мишеней в любых погодных условиях».

Французские философы после Жан-Поля Сартра, начиная с Фуко, отказались от социальной повестки дня. Они предложили философию «включения меньшинств», раскрутили гендерную тему и встали на службу империи. С тех пор они оправдывают имперские войны. Перед захватом Афганистана они оплакивают тяжелую судьбу афганских женщин, палестинцев перед бомбежками уличают в гомофобии.

На Леви можно положиться. Во Франции его называют «имперский наводчик». Приезд БАЛа в Киев — это не просто тревожный сигнал, это сигнал боевой тревоги. Его выступление на майдане било фонтаном риторики, целиком взятым у Пелевина: «Мы все украинцы, я тоже украинец! Вернувшись во Францию, я потребую перекрыть визы для тварей, которые угрожают штурмовать майдан, заморозить их счета во всех банках ЕС и в оффшорах… Вы победите Путина и его слугу Януковича! Добро пожаловать в Европу!»

Этого еврейского хозяина дискурса совершенно не беспокоит, что на майдане главная сила — бандеровцы и неонацисты. Он их оправдывает. Запомните это, почтенные читатели, чтобы у вас не было иллюзий. Да, было бы хорошо дружить с мощной международной агитационной машиной, контролирующей сотни газет и телеканалов. У России нет нужды и желания с ней ссориться. Даже Сталин в 1941-м наводил с ней мосты. Но пепел Холокоста стучит в сердца хозяев дискурса только тогда, когда им это выгодно. Например, венгерская антиеэсовская ультраправая националистическая партия «Йоббик» проводит собрание — еврейские организации и газеты не скупятся на протесты. Неонацисты в Киеве кидают «зиги» перед портретом своего фюрера Бандеры — еврейские газеты их все равно поддерживают.

Тем, кто не читал или уже подзабыл фантастический роман «S.N.U.F.F», напомню: цивилизованные и хорошо вооруженные жители Биг Биза время от времени бомбят Уркаину, чтобы держать ее в подчинении. Для своих граждан и для истории они всегда находят высокоморальные причины, почему пора отбомбиться именно сейчас.

Хотя послушные французские СМИ называют Леви философом, «сила современной философии не в силлогизмах, а в авиационной поддержке», — пишет Пелевин. «Вместо того, чтобы выяснять огненную суть его силлогизмов… надо прежде всего поинтересоваться источниками его финансирования и стоящими перед ним задачами — то есть вопросом, кто это такой и почему он здесь». А задачи, стоящие перед БАЛом, понятны — раскрутить восстание, не позволить России помочь своим товарищам на Украине, спровоцировать конфликт.

Возможно, Олимпиада повлияла на планы стратегических противников. Во-первых, они надеются, что Путин будет слишком увлечен играми в Сочи и не обратит внимания на французскую игру в Киеве. Во-вторых, огромный успех церемонии открытия Игр многих напряг. Поэтому идет такая ожесточенная борьба в СМИ и интернете вокруг образа современной России вообще и проводимой ею Олимпиады в частности. Вряд ли вы, зрелый читатель, думали, что западные СМИ честны и объективны. Не думал и я — но спор вокруг Олимпийских игр зашкалил за рамки всего, с чем я сталкивался. Сколько фальшивых снимков прошло по интернету! Любую помойку выдают за отели Сочи. А чего стоит вырезанный «советский» фрагмент в трансляции открытия Игр на США?.. Антирусский товар пользуется сегодня у пропагандистов Запада особым спросом.

Американцы любят играть в «слабо — не слабо», они это называют «чикен». Две машины едут друг другу в лоб, кто свернет первый — тот и «чикен». Видимо, на этот раз Россию решили проверить на «слабо». Что это — отчаянный блеф или прямая угроза? Трудно сказать. Но относиться лучше как к серьезной угрозе — на всякий случай.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть