Значит, хороший закон. Надо брать

20.01.2013

Нильс ИОГАНСЕН, обозреватель «Культуры»

ВСЕ СМЕШАЛОСЬ в доме российском. Мы зачастую просто не понимаем, кто наши авторитеты в области морали и нравственности. Ведь порой те, кому граждане страны доверяли не одно десятилетие, выступают с более чем спорными и странными заявлениями.

За примером далеко ходить не надо — среди творческой интеллигенции и прочего «креативного класса» сегодня очень популярно критиковать так называемый «закон Димы Яковлева». На немноголюдное оппозиционное мероприятие, которое прошло в Москве 13 января, народные массы истово зазывала народная артистка России Лия Ахеджакова. В полном соответствии с народностью из ее уст прозвучал горький плач по больным российским детям, которых не позволяют усыновлять и лечить благородным и сердобольным американцам.

Увы, Лия Меджидовна просто не в курсе реального положения дел — так можно объяснить ее речь. Дело в том, что лечение на Западе стоит в разы дороже, чем в России, — больных и калек практически никто в нормальные семьи не берет. Берут в ненормальные. Вот простая и жуткая арифметика: усыновление одного ребенка в РФ стоит 50-100 тысяч долларов, а органы, из которых он состоит, оцениваются более чем в миллион «зеленых». Активисты давно били по этому поводу тревогу, и наконец власти решились покончить с «усыновлениями». Это было, наверняка, непросто — в данной отрасли крутятся сумасшедшие деньги, миллиарды долларов.

Печально, что есть категория людей, готовых выступать по любому поводу и чей язык работает гораздо быстрее, нежели их мозг. Этим активно пользовались всегда. В октябре 1993 года, когда в центре Москвы расстреливали Белый дом, деятели культуры обратились к Борису Ельцину. «Раздавите гадину!» — требовали тогда артисты, писатели, музыканты. Фактически призывали творить беззаконие, убивать людей. Лия Ахеджакова с экрана телевизора убеждала народ, что попранную Ельциным Конституцию — главный закон страны — абсолютно необходимо нарушить. Дословно — «расстрелять». И если уж мы говорим о «людоедстве», не госпоже Ахеджаковой вещать по данному поводу.

Выпад в адрес Русской православной церкви, которая якобы уже подготовила места на кладбище для всех российских сирот, — тоже следствие того, что народная артистка оперирует недостоверной информацией. Даже меня — атеиста до мозга костей — поток сознания по этому поводу откровенно потряс. Бездоказательно оскорбляются религиозные чувства миллионов людей. Хотя идея простая и глубоко человечная. Московская патриархия предложила хоронить умерших сирот (которые сегодня либо кремируются, либо закапываются абы как и где) по-христиански, на отдельном церковном кладбище. И тем не менее хула в адрес РПЦ из уст артистки все-таки прозвучала. Рядовому гражданину есть о чем задуматься.

Да, все мы любим старые добрые советские фильмы, в которых играла Лия Ахеджакова, и не только она. Вот, например, народный артист СССР Олег Басилашвили — сегодня тоже оппозиционер и тоже призывает людей на митинги. Оба, бесспорно, очень талантливы, их актерское мастерство всеми уважаемо, но из этого вовсе не следует, что политические воззрения актеров заслуживают внимания, а сами они являются моральными авторитетами. Факт наличия творческого дара не превращает деятеля культуры в «совесть нации». «Талант — как прыщ, — говорила Фаина Раневская, — может вскочить на любом лице».

Почему некоторые народные артисты сегодня столь далеки от народа? Странно говорить про взрослых людей, что они попали в плохую компанию, но это тоже факт. Ведь сегодняшняя несистемная оппозиция — очень пестрое сборище. Либеральный блогер Рустем Адагамов подозревается в педофилии, а «болотный» активист Алексей Кабанов на днях сознался, что убил и расчленил свою жену. Леонид Развозжаев проходит по делу о банальном «гоп-стопе», Алексей Навальный тоже под следствием, ему инкриминируют финансовые злоупотребления. Видеть Ахеджакову, Басилашвили и других известных людей рядом с этими персонажами просто больно. Да, мы их уважаем — как артистов. Но не можем понять той безответственности, с какой они решаются судить о проблемах, в которых ни черта не смыслят.

Что же касается «закона Димы Яковлева», вспомним бессмертную фразу секретарши Верочки из кинофильма «Служебный роман». Если его ругает такая компания, значит, документ хороший, надо брать.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть