Кто прошляпил?

15.01.2014

Елена САРКИСОВА, журналист

Возле дома не протолкнуться из-за машин. Тридцать лет назад в моей многоэтажке в ставропольском Георгиевске на шесть подъездов насчитывался десяток автомобилей, да и то половина — служебных. Теперь иное. Теперь машина — член каждой второй семьи. И всякий владелец норовит поставить своего «коня» возле подъезда. Не останавливают ни увещевания «безлошадных» соседей, ни язвительные наклейки поутру на лобовом стекле, типа: «Я осел! Паркуюсь, где хочу».

И вот ведь штука: в провинции повсеместно безработица, а на улицах и дорогах пробки из машин. Разбогатели? Как бы не так. Взяли в кредит. Легкие, быстрые деньги, создали видимость доступности мечты.

Омрачает картинку только отсутствие парковок. Россия оказалась не готова к наплыву «железа». Стоянок на всех не напасешься — города не резиновые, инфраструктура давно отлажена, разве что аллеи вырубать да утюжить газоны с детскими площадками.

Кто прошляпил, что наш люд начнет массово покупать игрушки на колесах, а значит — парковать, разбивать, а потом еще и утилизировать? Кстати, не так-то легко официально избавиться, например, от вредоносной резины — автомобильных покрышек. Не на всякой свалке их примут, а если примут — то за хорошие деньги. Проще выбросить в лесополосе или соорудить из них цветочные клумбы и даже заградительные барьеры против парковки во дворах. Уродливо, конечно, зато в дело. И вредная для здоровья загазованность воздуха тоже изначально лежала на поверхности. Что ж и она-то мимо кассы пролетела?

Лет двадцать назад в Кисловодск нельзя было проехать на частном автомобиле. Оставляй машину на въезде в город, пересаживайся на городской транспорт и — вперед. Кисловодск — курорт с уникальным климатом и озонированным воздухом, этим богатством нужно дорожить. Здесь в свое время была даже создана база для подготовки к полетам и восстановления здоровья космонавтов.

Сегодня и в Кисловодске не протолкнуться. Длинные вереницы газующих машин в узеньких улочках, злые горожане, втридорога покупавшие квартиры на курорте, чтобы пожить на пенсии в здоровом климате, подышать свежим воздухом…

Налицо проявления хаоса, последствий абсолютного отсутствия планирования и прогнозирования. Тактического и стратегического. Дыру на месте Госплана, образовавшуюся с развалом СССР, никто не заполнил и не собирался. Госплан — пережиток прошлого. Рынок — это круто, либерально и по-западному. Ошибочность установки на то, что рынок сам, без участия государства все решит и отрегулирует, видна из каждого окна.

Энергопаек — из той же оперы. Вспомним, с каким энтузиазмом назойливая реклама впаривала нам бытовую технику — особо мощные пылесосы, огромные холодильники, в которых можно поселиться и пережить ядерную войну… Реклама сработала. Народ тряхнул мошной. Разумеется, налегая на потребительские кредиты. И что? Вошли во вкус, почувствовали себя цивильными и — на тебе: садись, народ, на энергопаек! Социальной нормы потребления хватит только на оплату скромного телевизора, холодильника и лампочки не в каждой комнате. А уж за такие излишества как компьютер, стиральная машина, пароварка и прочие чудеса зарубежной мысли, платить придется в сказочном режиме.

Прогнозировал ли кто-нибудь последствия для экономики с ростом спроса на энергоемкую технику? Кто прошляпил? Или — не прошляпил, а подготовил западню?

«Рынок отрегулирует» — как же… Вот еще одна данность: народ в провинции перестал обрабатывать приусадебные участки. Сегодня землей в лучшем случае занимаются пенсионеры. Все чаще в селах и станицах бурьян состязается с человеком: кто выше?

Молодежь, уезжая в «каменные джунгли», о земле имеет умозрительное представление. В магазинах и на рынке полно «пластиковой» еды, а страны ВТО давно постарались замылить нам глаза сомнительными деликатесами и промыть мозги рекламой.

Существует прописная истина: питаться нужно районированными продуктами, то есть теми, которые произрастают на малой родине человека, а не в заморских странах. Тогда народ будет здоровым и не придется ломать голову, почему российские женщины, самые красивые в мире, стали заплывать жиром, мужчины — менять ориентацию, а дети — болеть жуткими генетическими заболеваниями, которые почему-то поддаются лечению исключительно в странах Запада. Причем средства на лечение, а значит, на зарплату европейским врачам и развитие тамошней медицины, собираются с россиян, которые от всей своей широкой души жертвуют на лечение детей, редкие заболевания которых ну никак нельзя вылечить в России.

Миллиарды инвестиционных народных рублей могли бы уже сто раз двинуть вперед нашу медицину вместе с наукой, но почему-то двигают западную. Кто прошляпил здесь? Или тоже — не прошляпил?

Была на Первом канале передача «Среда обитания». В ней развенчивали мифы о вкусной и здоровой пище с прилавков супермаркетов: в каких условиях производятся колбасы, мороженое, творог, сыр, как они попадают на прилавки, какими преступными ухищрениями продлевается срок годности продуктов и как это отражается на нашем здоровье.

Всякий раз после программы ноги несли прочь от магазина. Хотелось, чтобы кто-то важный в столичных кабинетах стукнул по столу кулаком и разогнал по тюрьмам банду производителей и торговцев, впаривающих нам всякую нечисть. «Кто-то важный», похоже, и впрямь стукнул. Но как? Была хорошая телепередача — не стало.

И вот я, скромный провинциальный журналист, думаю: а не пора ли разобраться с приоритетами и терминологией? Ведь рынок — это не система навязанных извне западных ценностей. Рынок — это система экономических отношений, охватывающих все процессы производства, обмена и потребления. Иначе Россию так и будет колбасить на потеху и обогащение всему свету.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть