Батяня военрук

23.03.2019

Дмитрий ЛЕКУХ, писатель

Бывший командующий Воздушно-космическими силами, а ныне член Совета Федерации Виктор Бондарев призвал министра просвещения Ольгу Васильеву вернуть начальную военную подготовку в средние учебные заведения. Та, будучи профессиональным гуманитарием, согласилась рассмотреть включение НВП в школьный курс ОБЖ для старшеклассников. Экс-главком, являясь человеком опытным и понимающим в том, как можно заболтать любую тему в ведомственных согласованиях, пожелал ситуацию предельно конкретизировать: «сделайте половину ОБЖ, половину назовите НВП и все пойдет на уровне».

Генерал, в принципе, прав. И тут дело даже не в том, что «есть такая профессия — ​Родину защищать» и по вполне понятным обстоятельствам она в нашей стране (да и во всем меняющемся мире) становится максимально востребованной. Ванильно-розовые представления о будущем человечества, как о привольной зеленой лужайке, где подросшие дети делают «свободный интеллектуальный, религиозный и гендерный выбор», давно остались в романтическом прошлом. Причем его, это прошлое, трудно назвать светлым, учитывая, что насилие в нем являлось одной из главных форм самоутверждения.

Эпоха нового пацифизма также оставляет далеко не только добрые воспоминания. В том числе из-за весьма своеобразных представлений подрастающего поколения о системе управляемого насилия, сведения о которой оно получает отнюдь не в реальном режиме, а из обесценивающего человеческую жизнь виртуального мира. Иногда это заканчивается трагедиями, как в Керчи, или регулярной травлей (или, как говорят теперь на западный манер, «буллингом») одноклассников. Хотя чаще диванные вояки, увлеченные темой насилия и оружия, но на деле ничего тяжелее компьютерной мыши не поднимавшие, предлагают воинственную альтернативу чему угодно, в том числе и урокам ненавистного «демократическим пацифистам» НВП.

Изначально присущая подростку агрессия никуда не пропадает — ​она замещается куда менее системными и часто опасными вещами. Плоды этого мы уже пожинаем — ​от многочисленных и порой беспредельных юношеских банд до вытеснения армейской романтики в сознании части молодежи романтикой тюремной: здравствуй, АУЕ, нашим «пацифистам» так тебя не хватало.

Однако именно воинская служба, а в учебных заведениях начальная военная подготовка в советские времена слыла, помимо прочего, фактической «школой жизни». Тут вам уроки организации и самоорганизации. Умение отдавать распоряжения и их безукоризненно, ради достижения совместной цели, исполнять. Поиск общего языка со своими сверстниками из самых различных социальных слоев. Да, в конце концов, азы соблюдения общепринятых стандартов гигиены, в том числе и нравственной.

И не случайно сегодня мы столкнулись с потрясающим общественным феноменом: люди пытаются платить деньги военкомам не для того, чтобы «отмазать» дитятко от армии, а чтобы его туда, наоборот, взяли — ​причем не абы куда, а в реальные элитные и зачастую боевые части. У моего самого близкого товарища, крупного бизнесмена в туристической отрасти, сын, выпускник МГУ, проходит срочную службу в знаменитой Псковской дивизии ВДВ. И папаше, кстати, не служившему, пришлось приложить немало усилий, чтобы парень туда попал. И это не единичный пример. Вот только готовиться к армейской жизни лучше заранее, а если она все-таки не случится, то как минимум получить навыки мужского воспитания.

Возвращение начальной военной подготовки в школьную программу выглядит не экзотично — ​это сейчас насущная необходимость. Обращению с оружием подросток при желании может научиться и в других местах: достаточно посмотреть «стрим», где «новозеландский стрелок» в прямом эфире фиксировал убийства людей. А вот приобрести навыки гражданской жизни, точнее — ​жизни гражданина, на территории, которую должно и уметь защищать, — ​приоритетная задача НВП.

Правда, многое будет, как и прежде, зависеть от педагога. При формальном подходе НВП действительно может превратиться в беспрерывные марши на плацу. Но при детальной проработке образовательной программы и грамотном подборе учителей, которые должны быть и наставниками, и психологами, мы вполне можем получить альтернативу хаотическому культу силы, стихийно укрепляющемуся в молодежной среде.

Именно военрук способен как на личном примере, так и в ходе теоретических и практических занятий продемонстрировать, что силу надлежит применять не только с умом, но и в единственно правильной точке приложения — ​мыслить и действовать системно, тактически и стратегически. И если он хоть чуточку окажется психологом, неравнодушным человеком, то мальчишки получат навыки взрослой жизни, мудрые наставления, которые им, так или иначе, в дальнейшем понадобятся.

Кроме того, НВП дает и исторические, и, если угодно, патриотические знания. Это изучение не только оборонных принципов страны, но и ее символов, героев. Да и понять то, как оказывать первую медицинскую помощь или ориентироваться на местности, определенно полезно. Так что в широком смысле начальная военная подготовка — ​это не столько о том, как Родину защищать, сколько о том, как любить ее, будучи за нее ответственным. Согласитесь, в нынешних условиях лишним такое не будет. Главное, повторюсь, подойти не формально, а тактически грамотно и по-военному четко.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть