А нынче нам нужна одна «Победа»?

02.02.2019

Станислав СМАГИН, публицист

В России появится отдельный телеканал, посвященный Великой Отечественной войне. Это дочерний проект «Первого», и официально его открытие приурочено к 75-летию Победы: собственно, он так и называется — ​«Победа». Новый телеканал будет доступен в сетях кабельных и спутниковых операторов уже с весны нынешнего года. Данная новость вызвала разные комментарии: и однозначно одобрительные, и довольно скептические. Давайте разбираться, так чего нам ждать на самом деле.

Великая Отечественная война — ​не просто наша главная объединяющая идея, но и определенная светская религия. Проводя аналоги, в ней есть своя Страстная пятница — ​22 июня, своя Пасха — ​9 Мая, своя искупительная жертва и попрание смертью смерти — ​«праздник со слезами на глазах». И если существует канал «Спас», то почему бы не быть «Победе»? При этом светская религия подвержена тем же угрозам со стороны грешных и слабых людей, что и религия в прямом смысле слова: коммерциализации, конъюнктуре, бытовом опошлении.

Многим верующим людям (мне в том числе) сразу хочется выключить телевизор, когда с экрана начинают предлагать образки Матроны Московской или святителя Николая, «со скидками, только сегодня и только у нас» — ​и озвучивается это тем же коммивояжерским тоном, что и реклама утюгов или таблеток для поддержания мужской силы. Если на «Победе» так же станут предлагать гимнастерки «a la ВОВ» или портретики Жукова на автомобильную панель, то лично я не стану смотреть ни минуты.

То же самое и с конъюнктурой. Есть такое выражение «дедывоевали», смысл которого заключается в том, что не нужно бесконечно ссылаться на Победу по всякому поводу, прикрывая ею нынешние проблемы. Выражение злое, ехидное, имеющее изрядный нигилистический потенциал и часто именно в нигилистических целях используемое, но где-то и справедливое. Деды явно добывали Победу не для того, чтобы мы просаживали и проедали достижения и плоды под ее же флагом. Если на новом канале не будет понимания этого деликатного и важнейшего обстоятельства — ​он обречен на провал.

В то же время, чисто с содержательной точки зрения, если оставить в стороне многочисленные риски и соблазны, проект телеканала «Победа» вполне перспективен. Недостаток материала, если подойти с толком и расстановкой, ему не грозит. Можно ведь показывать не только художественные и документальные фильмы, полностью привязанные к 1941–1945 гг., но и брать ленты, где происходящее на войне — ​зачин или спутник сюжета. Например, «Родную кровь» или замечательную, но полузабытую картину «Вылет задерживается» — ​о мужчине и женщине, боевых соратниках, полюбивших друг друга на фронте, но расставшихся — ​и вновь встретившихся лишь спустя четверть века в аэропорту. Подобных фильмов — ​хороших, но редких на современном телеэкране, — ​в советском, да и в постсоветском кинематографе — ​множество.

Можно давать слово зарубежным историкам, в том числе и от бывших противников. Разумеется, не сказочникам с фантастикой о «миллионах изнасилованных немок», а тем, кто реально готов к нормальному — ​фактическому — ​разговору. Что еще на «Победе» делать можно и нужно?

Рассказывать — ​без излишнего восхищения и возвеличивания — ​о людях, находившихся по ту сторону окопов, но после поражения переосмысливших отношение и к нашей стране, и к нацистской Германии. Скажем, о фельдмаршале Паулюсе, ставшем свидетелем обвинения на Нюрнбергском процессе. Освещать историю многолетних упорных послевоенных поисков палачей и бандитов, вроде «Тоньки-пулеметчицы» и хатынского палача Григория Васюры, с последующим их заслуженным наказанием. Наконец, анализировать нынешние попытки ревизии и переписывания итогов Великой Отечественной и Второй мировой в целом — ​разумеется, без превращения данного разбора в очередное затянувшееся ток-шоу.

Нельзя не сказать и еще об одной важной и уже озвученной составляющей нового телеканала — ​теме «Бессмертного полка». «Каждый, кто выходит на улицы страны 9 Мая, несет с собой частичку своей семейной истории. Мы создаем телеканал «Победа» в том числе для того, чтобы дать возможность этим историям попасть на экран, остаться в документальной летописи», — ​говорится в сообщении пресс-службы «Первого». А ведь, действительно, очень многие судьбы участников войны куда закрученнее и трагичнее, нежели киношные сюжеты.

В общем, потенциально по объему материала «Победа» не уступает, если не превосходит, вполне востребованные каналы вроде «Ностальгии» и «Родного кино», а его прогнозируемое влияние на аудиторию — ​не меньше, чем у «Спаса», а возможно, и больше. Сплавив воедино сугубо историографическое измерение войны с личностным, художественным, духовно-метафизическим, новый телеканал мог бы существенно оздоровить прискорбную атмосферу на телеэкране и в обществе, по-настоящему вернув Победу потомкам тех, кто ее ковал.

И раз уж «Первый канал» по различным причинам не может излечить собственные хвори, то, возможно, он хотя бы создаст вакцину для повышения народного иммунитета к ним. Главное, чтобы она при ближайшем рассмотрении не оказалась вирусом. Если изумленные зрители увидят не только рекламу гламурных гимнастерок и давно приевшихся украинских «политологов», но еще и Киркорова с Басковым, кривляющихся на фоне дома Павлова под пение военного хора, и грызущихся за наследство потомков героев Великой Отечественной войны, а управлять всем этим станет «эффективный менеджер», то новый канал впору будет назвать «Поражением».


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть