Инструкция по выживанию

08.12.2016

Петр АКОПОВ, публицист

В России появилась новая доктрина информационной безопасности — глава государства утвердил ее в день, когда отмечалось 80-летие «сталинской» Конституции и накануне 25-летней годовщины ликвидации Советского Союза. Совпадение более чем символичное — причиной развала СССР стало как раз вопиющее пренебрежение техникой информбезопасности, допущенное тогдашней властью. Чтобы подобное не повторилось, как раз и нужен «основной закон» жизни в медийном пространстве — здесь ныне уже не вторая реальность, а фактически полноценная первая.

При этом предыдущая доктрина была принята в 2000-м — в самом начале первого путинского президентства, совпавшего с распространением интернета в России. Сейчас ситуация принципиально иная: мы находимся в эпохе социальных сетей, которые подменяют собой отмирающие вертикальные социальные связи. Информация разлетается не просто мгновенно — ее последствия также можно наблюдать в реальном времени. И они лишь кажутся виртуальными — ну, подумаешь, эмоциональный выплеск людей в твитах, постах и комментах. На самом же деле с помощью нескольких строчек в чьем-то блоге, собственно, и формируется, в том числе и посредством различных манипуляций, общественное мнение. Которое в конечном итоге определяет направление движения страны.

В новой концепции перечисляется с десяток основных информационных угроз национальной безопасности и только часть носит технический характер. Есть угрозы двух видов: связанные с нашим отставанием и с внешним воздействием. Что касается отставания, то понятно, что нам нужна технологическая самостоятельность — без нее в принципе нельзя говорить о государственном суверенитете. Поэтому нужно стремиться к «ликвидации зависимости отечественной промышленности от зарубежных информационных технологий за счет создания, развития и широкого внедрения отечественных разработок» и «развития национальной системы управления российским сегментом интернета».

Внешнее вмешательство заключается в наращивании «рядом зарубежных стран возможностей информационно-технического воздействия на информационную инфраструктуру РФ в военных целях», в усилении «деятельности организаций, осуществляющих техническую разведку в отношении российских госорганов, научных организаций и оборонных предприятий». Говорится в документе и о росте активности компьютерных атак на «объекты критической информационной инфраструктуры», и о расширении «разведывательной деятельности иностранных государств в отношении РФ».

Все это понятно, кибератаки и кибершпионаж становятся основными формами геополитического соперничества мировых держав. Но именно техническими формами. Однако помимо военно-технического противоборства есть еще и военно-гуманитарное, или, проще говоря, «война смыслов». И это направление превращается в главное.

То, что называют информационными войнами, существовало всегда — и Наполеон говорил о газетах, которые пострашнее целых армий, и Лондон бомбардировал противников журналистскими «разоблачениями» не хуже, чем королевские эскадры. Психологическая война вечна, как и законы манипуляции коллективным сознанием. Но только в последнее десятилетие буквально на наших глазах появились возможности для управления массами в режиме реального времени — не через государственные или общественные механизмы, а через информационные потоки. Социальные сети с их обратной связью стали идеальным инструментом воздействия на общество — вбрасывается новость, тут же видна реакция на нее, весь спектр мнений и эмоций. При этом сама новость может быть правдивой, сомнительной или абсолютно выдуманной — важно то, как на нее среагирует публика, население мира соцсетей. Эмоциями можно управлять — ориентируя, корректируя, разжигая. С целью получения результата уже в настоящей жизни — на улицах, на выборах, на войне…

Это если мы говорим о быстрой реакции, об управлении ею практически в режиме реального времени — а ведь есть еще и работа на перспективу. Именно такое подразумевается в доктрине: «Наращивается информационное воздействие на население России, прежде всего молодежь, в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей». И далее отмечается, что необходима «нейтрализация информационно-психологического воздействия, направленного на подрыв исторических основ и патриотических традиций, связанных с защитой Отечества».

Эти строчки вызвали наиболее бурный отклик либеральной общественности — вот, мол, путинский режим встает на защиту выдуманных им же скреп от тлетворного Запада. Хотя все сказанное в доктрине — абсолютная правда. Разве опыт развала СССР не показал, что достаточно в течение двух-трех лет грязными пальцами расковыривать раны отечественной истории, чтобы угробить страну? Да, это было не единственной, но очень важной причиной. Разве последовавший следом удар по нравственности, морали и семейным ценностям не поставил уже не только наше государство, но и народ на грань выживания?

Пройдя через это все, россияне и приобрели иммунитет к деструктивной, разлагающей и развращающей пропаганде. Но этот иммунитет, пусть и дался очень дорогой ценой, все же не вечен. Да и новые поколения не имеют прививки 1991 года. Вот потому и нужно тщательно следить за соблюдением инструкций по технике информационной безопасности.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть