Бесстыдные мира сего

07.07.2016

Михаил БУДАРАГИН, публицист

Россию сотрясают скандальцы настолько похожие, что иногда кажется, будто тянется все одна история. Футболисты (правильнее, конечно, взять это слово в кавычки) сборной России гуляют в Монте-Карло, выпускники Академии ФСБ устраивают торжественный выезд на «Гелендвагенах»… Если продолжать, упремся, скажем, в случившееся тоже не так давно, в декабре 2015-го, признание Анатолия Чубайса, главы планово убыточного «Роснано»: «У нас очень много денег!» Глубже закапываться не станем.

Команда Леонида Слуцкого, честно подавшего в отставку, выступила на Евро не просто плохо, а постыдно: наши миллионщики решили не стараться и не скрывали равнодушия к тому, что происходило на поле. Но после того как форвард Александр Кокорин и полузащитник Павел Мамаев очутились на пафосной вечеринке и накупили там шампанского на баснословные 250 тысяч евро, даже у самых лояльных поклонников отечественного футбола лопнуло терпение.

Вскоре последовало и «опровержение», выдержанное в предельно издевательских тонах. Звучало оно так: мол, несчастные «пришли в клуб Twiga со своими супругами». Дело ведь обычное. «После обеда они решили покурить кальян». И правда, а почему бы нет? «В это же время в клубе проходила частная вечеринка, которую организовали другие русские». Монте-Карло же, как раз самое место. «Они узнали Кокорина и Мамаева и решили послать им несколько бутылок шампанского в знак признания, а также попросили включить гимн России. Тогда другие клиенты из России тоже решили показать свое уважение». Конец цитаты, занавес. Александр Сергеевич Грибоедов, автор бессмертной фразы «шел в комнату, попал в другую» (так пылкие возлюбленные нагло врали строгому Фамусову), аплодировал бы стоя. До таких высот никакая комедия XIX века не добиралась.

Оправдание хорошо объясняет: сами футболисты, еще и оскорбленные в лучших чувствах (да не покупали же они шампанского, чего пристали!), вообще не видят проблемы в том, что опозорившиеся спортсмены (здесь тоже нужны кавычки) бродят по статусным заведениям и курят там кальян, в то время как болельщики желают видеть по меньшей мере покаяние. Про работу над ошибками уже и не мечтаем…

Впрочем, здесь стоит оговориться. Молодежь, чья будущая «служба и опасна и трудна» или которой «завтра в поход», во все эпохи кутила, проявляя изрядную креативность. Как бы компенсируя тем самым одну простую мысль: «кавалергарда век недолог». Поступок нынешних юных офицеров на традиционном фоне явно не бог весть какая шалость. И выпускников Академии ФСБ, скорее всего, даже формально пожурят, а вот оба незадачливых футболиста оштрафованы и переведены в дублирующие составы своих клубов — ​«Зенита» и «Краснодара». Разумеется, пока не спадет волна.

Мы и рады, подействовало наше «ату», и в то же время нам нечего противопоставить убийственной логике инцидента: простите, но они эти деньги «заработали». Сами и пропили… Степень публичного бесстыдства нынче с лихвой искупается сотнями тысяч жизненных примеров, когда каждый, кто сумел чуть-чуть подняться над соседом, уже может поплевывать через забор. Одна моя знакомая барышня, год назад мывшая посуду в сетевой кофейне и считавшая за счастье поесть три раза в день, теперь замужем и с удовольствием рассказывает окружающим, как помыкает приехавшей из Молдавии немолодой женщиной, которую наняла «помогать по хозяйству». Мол, да, ежовые надобны рукавицы. «Ты сошла с ума, — ​говорю ей в ответ, — ​это просто невозможно — ​так относиться к людям». Но девушка не понимает. Она, дескать, рассказала всем вокруг, ее осудил только я. Может быть, со мной, спрашивает, что-то не так? Она же при деньгах, имеет право.

Перемена произошла за короткий срок, и, справедливости ради, доходы моей собеседницы гораздо меньше, чем у Мамаева и Кокорина, но чувство собственной значимости — ​о, тут с пинальщиками мяча есть кому поспорить.

Так что прежде чем ругать кого-то за Монте-Карло и «Гелендвагены», стоит задуматься: а действительно ли мы нетерпимы к любым проявлениям того, что в России называется «понтами»? Каждый ли из нас готов сказать родственнику, соседу, знакомому: «Парень, ты не зарвался ли? Вчера готов был полы мыть, не забывай об этом. Не нужно корчить высший свет, ты же потомок служащих из Таганрога, твой папа оттрубил сорок лет в конторе: иди позвони ему, спроси, как дела».

Мы обычно молчим. Нам обидно, конечно, чужое понтовство, однако это — ​не страшно. Плохо, но можно.

И до тех пор, пока ситуация не изменится, глупо пенять на дорогое шампанское. И те ребята, что громко праздновали выпускной, и те, что забрели на кальян, знают — ​с лица воду не пить: общественность пошумит денек, да и забудет, потому что иногда смотрится в зеркало. А там — ​труба пониже, дым пожиже, но такие же повадки.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть