Европейская безотцовщина

25.11.2015

Егор ХОЛМОГОРОВ, публицист

В Великобритании запретили «Отче наш». Это пока сделано не правительством Ее Величества, которому в таком случае пришлось бы, пожалуй, редактировать слова гимна «Боже, храни королеву!», а крупнейшими сетями кинотеатров. Они отказались от демонстрации подготовленного англиканской церковью ролика, где люди разных судеб и состояний произносят главную христианскую молитву. Среди них беженцы, молодожены, ребята в тренажерном зале, сын, скорбящий о матери, госпел-хор, пастух, школьники, а также архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби.

Ролик, продвигающий сайт justpray.uk, должен был демонстрироваться по всей стране перед Рождеством, предваряя показ новой серии «Звездных войн». Однако агентство, занимающееся размещением рекламы в крупнейших кинопрокатных сетях Альбиона — Odeon, Cineworld и Vue, отклонило видео под следующим предлогом: «Некоторая реклама — намеренно или ненамеренно — может задеть чувства людей с другими политическими убеждениями, верованиями, а также атеистов».

У многих в Британии, включая даже премьера Кэмерона, этот отказ вызвал шок и ощущение нелепости. Ведь ролик не содержит призывов или критики, люди просто молятся.

В чем все-таки оскорбление? Может быть, видео, где показана свадьба мужчины и женщины, коробит гомосексуальные пары? В любом случае очевидно, что британские стандарты толерантности, по крайней мере в интерпретации кинопрокатчиков, дошли до степени безумия. На том основании, что задеваются чьи-то чувства, можно запретить вообще любую рекламу. Разве новогодние ролики «Кока-колы» не повергают в уныние тех, кто предпочитает «Пепси»? Ведь колу лично развозит по магазинам Санта-Клаус, как в англо-американской традиции упрощают Святого Николая. Выходит, небесная милость выдается только потребителям коки?..

И, напротив, раз рекламным символом шипучки служит христианский святой, значит ли это, что для мусульман кола — харам? До запретов елки ведь многие исламисты уже додумались! Причем это табу действует не только в Средней Азии, но и в городах Европы, где городские советы находятся в руках излишне толерантных народных представителей.

Во всей этой бредовой истории есть одна предательская нестыковка, выдающая, что речь идет именно о целенаправленном гонении на христиан, на имя Христово, на христианские молитвы, на крест. По сути, запрет на «Отче наш» есть признание того, что никакой подлинной толерантности в Европе уже не существует.

Зададимся простым вопросом: напоминание о чем меня оскорбляет, задевает, травмирует? Очевидно: лишь о том, что я ненавижу, что мне глубоко неприятно. То, что от меня далеко или к чему я равнодушен, меня не затронет.

Я без всякого напряжения пропускаю мимо картинки чипсов, смартфонов, дезодорантов перед сеансом хорошего фильма. Но если бы мне почему-то показали рекламу «Открытой России» Ходорковского, радостно потиравшего руки по поводу гибели нашего летчика, сбитого турецкими ВВС, я бы, очевидно, очень возмутился. Если по набережной затемненного сейчас Севастополя прогуляться с флагом Гондураса, никто не обратит внимания. А с жовто-блакитной символикой, не схлопотав по мордасам, далеко не уйдешь.

Если британские рекламщики не врут и христианская молитва может задеть чувства атеистов и адептов иных религий, то получается, что те на самом деле реально ненавидят христианство. Настолько сильно, что даже самое невинное напоминание о нем вызывает судороги, протесты, желание «дать по лицу».

Это действительно ценное признание. Оказывается, значительная часть посетителей британских кинотеатров (настолько значительная, что с нею приходится считаться прокатчикам) от всей души ненавидит Иисуса и во время роликов с молитвой готова, как минимум, свистеть, шуметь, кидаться в экран попкорном.

Что это за категория зрителей? Думаю, не ошибусь, если предположу, что отнюдь не унылые британские атеисты. Это парни погорячее. Им нравится отрезать головы христианам и в Сирии, и в Лондоне, как это случилось в районе Вулвич в 2013‑м. Это именно они практикуются сейчас на Востоке и режут заложников уже там, как знаменитый британский рэпер Абдель-Маджид Абдель Бари, ставший палачом Джихади Джоном. Именно они, получается, диктуют сегодня репертуарную политику британских кинотеатров.

При этом их пожелания и капризы ретиво исполняются местной элитой. С одной стороны, перед нами пришельцы, которым ничего не жаль ни в доброй старой Англии, ни в прекрасном легкомысленном Париже, а с другой — вместо дружного пулеметного огня, дубинок полиции и наручников их встречают услужливые клерки, которые на всех уровнях исполняют их волю и, кажется, ведут к победному торжеству.

Это очень напоминает вселенную какого-нибудь фантастического триллера, вроде «Секретных материалов»: пришельцы на земле, они среди нас, но предательские элиты уже с ними договорились и работают не на отражение угрозы, а на час Х, когда Земля окончательно будет порабощена…

Европа, после парижских терактов обнаружившая, что фактически захвачена, что ее бюрократическая столица Брюссель, оказывается, давно уже центр мирового джихада, смотрит на себя в зеркало с недоумением и причитает: «Главное — не отказываться от толерантности! Главное — не допускать к власти «Национальный фронт» и подобные ему партии!» Исцелением тут и не пахнет.

Спасти Европу — будь то Британия или Франция — сегодня могло бы только чудо. Чудо посылает Бог — Отец заботится о своих детях. Но Богу в Европе сказали ясно: «Ты нам не Отец. Мы запрещаем Тебя так называть и не хотим, чтобы Тебе молились». А если Европа стала безотцовщиной — то кто ее спасет и кто ей поможет?


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть