Стратегический резерв

01.10.2015

Вадим БОНДАРЬ, публицист

Помните эпизод из кинокомедии «Джентльмены удачи»? «Вы из какого общества, ребята? — «Трудовые резервы»! — А «Динамо» бежит? — Все бегут». Так вот сегодня мы не про «Динамо». А про трудовые резервы — причем без кавычек. Потому что речь пойдет не о спорте. 

Это словосочетание вошло в жизнь 75 лет назад. 2 октября 1940 года был издан указ Президиума Верховного Совета СССР о начале формирования в нашей стране Государственных трудовых резервов. Пожалуй, именно этот документ первым в мире приравнял трудовые ресурсы к другим стратегическим запасам государства. В 1931 году, на заре индустриализации, Сталин признал: «Мы отстали от передовых стран на 50–100 лет». И тут же поставил задачу: «Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Ровно через десять лет началась Великая Отечественная война, в ходе которой нас действительно попытались смять. Но было уже поздно. Страна успела совершить невиданный рывок. Темпы роста промышленного производства во второй пятилетке составляли 120 процентов, а военного производства — 286 процентов. Растущей небывалыми темпами индустрии нужны были квалифицированные рабочие руки — до миллиона работников ежегодно. Еще один важный момент, определяющий фон того времени: указ и сопутствующее ему постановление «Об образовании Главного управления трудовых резервов при Совнаркоме СССР» увидели свет спустя полгода после окончания финской кампании. Красная Армия оказалась не такой всесокрушающей, как считали ранее. Сталин понимал, что в случае еще более тяжелой войны потребуется всеобщая мобилизация — значит, нужна замена тем, кто скинет спецовки и наденет шинели. 

По стране была развернута сеть школ фабрично-заводского обучения (ФЗО) — курс длился шесть месяцев. Более квалифицированных специалистов готовили двухгодичные ремесленные и специализированные училища, например, железнодорожные. Все выпускники обязаны были отработать четыре года на государственных предприятиях — по направлению Главупра трудовых резервов.

Учебные заведения осуществляли не только подготовку производственных кадров, но и выполняли важнейшие социальные функции. Ставя перед собой задачу превратить страну из аграрной в индустриальную, руководство СССР ускоренными темпами осуществляло переход к урбанизированному укладу жизни. Многим выходцам из деревень, поселков, аулов и кишлаков программа подготовки трудовых резервов давала путевку в качественно новую городскую жизнь. Учащиеся находились на полном государственном обеспечении — их кормили, одевали, давали им крышу над головой. Многих детей и подростков, оставшихся без родителей, эти школы и училища спасли от беспризорности. Там не только обучали трудовым навыкам, но и развивали личность, привлекая воспитанников к занятиям в кружках, студиях, спортивных секциях. Отсюда взяли старт люди, ставшие впоследствии гордостью страны: Александр Покрышкин, Виктор Талалихин, Алексей Маресьев, Юрий Гагарин, Вячеслав Тихонов... 

В 1959 году учебные заведения Государственных трудовых резервов были преобразованы в профессионально-технические училища. Вектор остался прежним — страна растила кадры для производства. Во многом благодаря «пэтэушной лимите» строились, а затем и работали советские промышленные гиганты, росли города. Система профтехобразования формировала главную опору советского общества — человека труда, который с младых ногтей был заточен на то, чтобы, не разделяя себя с государством, постоянно созидать. 

В девяностых все это рухнуло вместе с СССР. Ставка на «креативный класс» ничего России не дала. Ибо он, как оказалось, большей частью не созидает, а потребляет. Именно в этом качестве он задумывался и конструировался западными демократиями. Производить для него должны другие: мигранты, страны, находящиеся в неоколониальной зависимости, наконец, азиатские государства, куда метрополии со временем вывели практически все свои производства. Наши либералы с подачи «старших товарищей» убеждали российское общество, что все необходимое страна приобретет за углеводороды, поэтому «совковые» промышленные гиганты и масса рабочих рук нам не нужны. К чему это привело, мы видим. В декабре 2012 года на заседании Военно-промышленной комиссии кадровая ситуация в промышленности была оценена как катастрофическая. Выступавшие констатировали: нередки случаи, когда специалистов самых рядовых в прошлом профессий ищут по всей стране. 

Сегодня главный резерв государства и становой хребет общества — его производительные силы — ускоренными темпами возрождается. Создаются отраслевые образовательные кластеры, совершенствуется система технических колледжей (бывших ПТУ) и специализированных гимназий. Как и в 1931 году, вопрос стоит очень жестко: если мы не выдержим военно-технической и промышленной конкуренции, нас сомнут.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть