Долина гайзеров

21.09.2015

Владимир ХОМЯКОВ, сопредседатель движения «Народный Собор»

Неужто свершилось? Неужели произошло то, чего, казалось, в современной России не может быть, потому что не может быть никогда? Сначала слетел и получил уголовное дело сахалинский губернатор Александр Хорошавин, и вот теперь — глава республики Коми Вячеслав Гайзер со всем своим окружением. Тенденция, однако…

Что касается тотальной коррупции и лихоимства в российской вертикали власти, то они давно уже стали притчей во языцех. Более того, часто говорят, что существующая система, построенная на поборах, распилах и откатах, является столь неотъемлемой частью этой самой вертикали, что может быть разрушена только вместе с нею. Собственно, именно на обыгрывании этой мысли построена вся оппозиционная критика «коррумпированного режима». А тот несомненный факт, что родной матерью нынешней чиновничьей коррупции стала ельцинская приватизация общенародной собственности, правившие в то время господа либералы предпочитают не вспоминать.

Собственно, постоянно ведущиеся разговоры о «борьбе с коррупцией» до последнего времени никого особо не пугали. Тем более что недавнее фактическое оправдание главных фигурантов дела о хищениях в Министерстве обороны, казалось, подтверждало тезис о единстве коррупции и системы власти. Поэтому неудивительно, что уголовные дела против Хорошавина, а теперь и Гайзера, у многих вызвали недоверие. Власть начала заниматься «самоочищением»? Не может быть. Что-то здесь не так…

Поражают и невиданные масштабы дела. Следственный комитет России предъявил обвинения по статьям 210 («Организация преступного сообщества») и 159.4 УК («Мошенничество в особо крупных размерах») главе Республики Коми Вячеславу Гайзеру и его заместителю Алексею Чернову. Причем по одной только 210‑й им может грозить пожизненный срок. Также арестованы зампред правительства Коми Константин Ромаданов, бывший сенатор от региона Евгений Самойлов и еще ряд высокопоставленных чиновников — всего 19 человек. Едва ли не все руководство.

Схема хищений, по версии следствия, применялась довольно элементарная. На протяжении нескольких лет бюджетные средства инвестировались в перспективные предприятия, прежде всего агропрома и энергетики. Которые потом продавались аффилированным с чиновниками фирмам. Ну а дальше средства предприятий под видом выплаченных дивидендов выводились в офшоры.

Настораживают в этом деле две вещи. Во-первых, оперативная разработка в отношении Гайзера началась еще в 2011 году. Что же, четыре года выслеживали? Такими темпами нынешнее высокопоставленное ворье удастся привлечь к суду в лучшем случае году этак к 2019-му.

Во-вторых, один из подсудимых, Юрий Бондаренко, уже гуманно отпущен под домашний арест. Стоит ли удивляться, что и у г-на Гайзера обнаружился целый букет тяжких хронических заболеваний, которые, не мешая человеку воровать, являются, по мнению защиты, совершенно несовместимыми с содержанием под стражей. Сразу возникают нехорошие ассоциации с высокопоставленной воровкой, отбывшей 90 процентов срока в 13-комнатных апартаментах с прислугой и свободным посещением чего угодно.

Необычность ситуации порождает самые фантастические версии о ее первопричинах. Уже запущена в СМИ версия, что, мол, арест Гайзера и Ко — не что иное, как происки одного из «силовых кланов» с целью прибрать к рукам не бедный регион. Также разного рода «осведомленные источники» намекают, что все дело в конфликте традиционно доминирующего в нефтегазовом Коми «Лукойла» с «Роснефтью» Игоря Сечина. Мол, то же самое было и на Сахалине, и именно поэтому (а вовсе не за огромные хищения) слетел тамошний губернатор Хорошавин…

Что ж, возможно, так оно и есть. Но штука в том, что по всем «рейтингам» ни тот, ни другой губернатор в число «нелюбимых» Кремлем отнюдь не входили. Более того, аресты в Коми оказались полной неожиданностью для большинства представителей политической элиты, поскольку формальных поводов «по служебной линии» для этого не было: «вертикаль власти» в регионе была отстроена, лояльность зашкаливала. Но именно отсутствие этого формального повода дает нам, простым гражданам, пусть робкую, но светлую надежду: похоже, в России наконец-то произошло то, что по нормальной логике давно должно было произойти в нормальной стране. И политическая лояльность перестала быть охранным листом для чиновного ворья, пусть даже очень высокопоставленного.

Очень хочется верить: дело не в очередной борьбе элит за жирный кусок собственности. А в том, что президент, которого не перестают упрекать в попытках совместить патриотичную внешнюю политику со все еще либеральной по сути политикой внутренней, сделал, наконец, свой выбор. И начал с того, что стопроцентно повысит доверие населения, — с посадок ворья, хотя бы и принадлежащего к «партии власти».

Кстати, первый русский царь Иван Грозный в свое время, помимо опричнины и казней оппозиционных бояр, прославился важным нововведением. Были отменены «кормления» — когда боярину давался фактически в полное владение город, с которого он «кормился», а на то, каким способом то происходило, центральная власть смотрела сквозь пальцы. С той поры служить велено было за государево жалование, а не за поборы с податного населения, причем лихоимство карали весьма строго. Что, с одной стороны, послужило первопричиной множества боярских измен, зато с другой — обеспечило царю поддержку народа в его борьбе с вороватыми и постоянно глядящими на Запад элитами.

Может, и у нас пора покончить, наконец, с «кормлениями» и серьезно спросить с региональных бояр? Так, глядишь, и без опричнины с ее крайностями обойдемся.


Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть