«Нет праздника — ​нет театра»

03.04.2016

Елена ФЕДОРЕНКО

Фото: vakhtangov.ru

В Москве открылся музей-квартира Евгения Вахтангова.

Торжество сопровождалось волнением и приподнятым состоянием, заметными даже у высоких гостей. Прибыли руководители и звезды разных поколений Вахтанговского, потомки режиссера и многочисленный отряд журналистов. Опоздавшим пришлось тесниться в прихожей.

Впрочем, к гостям этой квартире не привыкать. Евгений Богратионович (именно на таком написании настаивают в музее) Вахтангов — ​основатель театра и создатель его программного спектакля «Принцесса Турандот» — ​въехал сюда, на бельэтаж дома № 12 по Денежному переулку, в 1918 году. Вместе с семьей: женой Надеждой Михайловной и маленьким сыном Сережей. Планировал обосноваться надолго, но судьба отвела ему всего четыре года (в 1922-м, в возрасте 39 лет Вахтангова не стало). На единственную свою жилплощадь в столице он перебрался после одиссеи по чужим углам, съемным домам и вынужденных ночевок в Мансуровской студии.

Фото: vakhtangov.ru

Добротное здание в Денежном переулке — ​типичный доходный дом в стиле модерн, чьи образцы, к счастью, еще сохранились в Москве — ​с просторными комнатами и высоченными потолками, увенчанными лепниной. Позже гостиные и залы стали делить перегородками, как случилось и с вахтанговской квартирой. После смерти режиссера 60-метровую комнату разбили на несколько помещений, где продолжала жить семья, а кабинет остался мемориальным — ​вдова Вахтангова сохраняла в неприкосновенности первозданный интерьер: диван, богатейшую библиотеку, портреты и фотографии на стенах. «Мы прожили здесь до 1972 года, потом передали квартиру театру под экспозицию, — ​рассказал внук Вахтангова Евгений Сергеевич. — ​Идеей создания музея загорелись, но сделать это быстро не получилось. И вот, не прошло и 45 лет, мечта сбылась». Сегодня перегородки разобраны, воссоздана историческая обстановка с личными вещами великого хозяина.

Руководивший ремонтными работами директор Вахтанговского Кирилл Крок назвал родной театр с тремя сценами (Основной, Студийной и недавно открывшейся Новой), Щукинским училищем, а теперь и музеем — ​«Вахтанговской империей добра на Арбате». От имени актерского братства, а на открытии были Василий Лановой, Людмила Максакова, Алексей Гуськов, выступила легендарная Юлия Борисова: «Нет других слов, кроме благодарности, удивления и восхищения. Низкий поклон за этот музей».

Фото: vakhtangov.ru

Евгений Князев вспомнил, что именно сюда в антракте премьерного показа «Принцессы Турандот» к умирающему Вахтангову приехал Станиславский, чтобы назвать его победителем и предсказать спектаклю большое будущее. Антракт тогда задержали — ​ждали возвращения Константина Сергеевича от ученика. Восемью годами раньше, после провала вахтанговской «Усадьбы Ланиных», Станиславский благословил его на педагогическую работу, но попросил больше не ставить спектаклей.

На стене гостиной — ​документ тех лет: объявление о приеме в студию Вахтангова, какие были расклеены на фасадах многих московских институтов. Желающих профессионально заниматься актерским мастерством в те годы было немало. Объявление — ​подлинное, как и все в музее: письма Станиславского, Немировича-Данченко, фотографии с дарственными надписями, афиши и программки, послание Завадского и Антокольского («блудные дети» просят позволения вернуться в студию), странички из записной книжки режиссера, экземпляр пьесы Надежды Бромлей «Архангел Михаил» с пометками Вахтангова и семейная Библия — ​Книгу книг основатель театра мечтал инсценировать.

Два стихотворения, написанные кучерявым почерком Марины Цветаевой, хранят такую историю. «Цветаева, увлеченная вахтанговской студией, написала пьесу «Приключение», но Вахтангов остался равнодушен. Марина Ивановна была страшно огорчена его реакцией. Она посвятила Вахтангову два стихотворения. Сквозь обиду прорывается любовь и восхищение: «Заклинаю тебя от злата, / От полночной вдовы крылатой, / От болотного злого дыма, / От старухи, бредущей мимо…» — ​рассказывает Маргарита Литвин, научный сотрудник музея. Она же продолжает знакомить с раритетами: «Чудная шутливая грамота, которую Сулержицкий — ​наставник и вдохновитель Вахтангова — ​сочинил во время отдыха на Княжьей горе под Каневым, где летом на Днепре собралась шумная театральная ватага мхатовцев и их детей». Ценнейший экспонат — ​неоконченный портрет хозяина дома, написанный Константином Коровиным. Все эти уникальные предметы бережно хранились в фондах Музея Вахтанговского театра, которым многие годы заведует Ирина Сергеева — ​муза и жена Юрия Яковлева.

Фото: vakhtangov.ru

Художественный руководитель прославленной труппы Римас Туминас сказал, что после визита в эту квартиру «хочется покорять новые творческие вершины. Красота и память вдохновляют». Туминас оказался вахтанговцем по сути, его молодые, азартные, дерзкие спектакли подтверждают: умеет не только ценить, но и устраивать праздники. Как и Евгений Вахтангов, говоривший: «Нет праздника — ​нет театра».

Памятная акция в музее предваряла вернисаж в большом зрительском фойе — ​молодые художники подготовили коллекцию портретов вахтанговцев: Владимира Этуша, Вячеслава Шалевича, Ирины Купченко, Сергея Маковецкого, Владимира Симонова, Юлии Рутберг, Евгении Крегжде, Виктора Добронравова и многих других в образах героев классических пьес. Подарок получили и сотрудники театра — ​для них распахнул двери собственный фитнес-центр.

Все начинания столь щедрого на события дня обещают немало приятного в будущем. В мемориальной квартире Вахтангова уже начались экскурсии, впереди — ​лекции и творческие вечера (узнать расписание и приобрести билеты можно на сайте и в кассе театра).

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть