Запрет на эмоции

05.04.2013

Евгения КРИВИЦКАЯ

В «Геликон-опере» завершился конкурс молодых оперных режиссеров.

Монстры Кащеева царства, гей-парад, корпоративный вечер для олигархов с аниматорами в исторических костюмах — таковыми предстали мизансцены великих классических опер, рожденные неуемной фантазией сегодняшних молодых режиссеров. Состязание эпатажно назвали «Нано-оперой», намекая на широкое применение современных технологий — видеоряда, минималистских декораций в стиле хай-тек. Впрочем, поскольку термин «нано» изначально связан с микрооперациями, с манипулированием атомами и молекулами, то возникают и иные аналогии. Ведь ребята раскрывали свои таланты не только жюри, но и публике, демонстрируя, как под микроскопом, творческий процесс.

Идея, инициированная худруком «Геликон-оперы» Дмитрием Бертманом, эксклюзивна: в мире есть всего лишь один подобный режиссерский конкурс в австрийском городе Граце, заметно отличающийся по условиям. Там молодые режиссеры теоретически объясняют свои концепции, показывают макеты, а практическая часть, работа с актерами, оказывается на втором плане. В «Геликоне», наблюдая три дня за постановочным процессом, можно было оценить, как думают ребята, как взаимодействуют с певцами и владеют ремеслом.

На конкурс пришло более 30 заявок, к участию международное жюри допустило десять конкурсантов. В первом, отборочном туре участники представляли экспликацию одной оперной сцены (из числа произведений, включенных в программу конкурса). Затем десятку принимал Красноярский театр оперы и балета, где проходила творческая лаборатория-тренинг и гала-концерт. А собственно «битва» режиссеров развернулась в конце марта в «Геликоне». Сначала конкурсанты работали над арией и дуэтом из выбранной ими оперы, а в финале оставшиеся счастливчики ставили с солистами и хором массовую сцену.

«Геликон» отнесся к обеспечению проекта более чем серьезно, бросив на него ведущих певцов театра. Заслуженные и народные артисты с азартом воплощали все, даже самые безумные, замыслы молодых талантов.

В конкурсе сразу же обозначились лидеры. Георгий Дмитриев, приехавший из Ташкента, выдвинул оригинальную концепцию прочтения «Моцарта и Сальери» Римского-Корсакова. Его Сальери — чиновник по идеологии, надзирающий за Моцартом, директором оперного театрика. Умелая и динамичная репетиция с артистами, стремление соотносить действие с музыкальным материалом (Георгий — профессиональный драматический актер и оперный певец) сразу завоевали симпатии публики. Также удалась ему в третьем туре сцена Бури из «Кащея Бессмертного», где зловещие завывания метели передавались через жутковатую пластику рук и тел артистов хора.

Однако слишком яркая индивидуальность, как мы знаем, не всегда залог успеха на конкурсах. Георгий Дмитриев получил первое место, а вот Гран-при — право постановки спектакля в «Геликон-опере» — достался 25-летнему Дмитрию Белянушкину, выпускнику РАТИ. Победитель оставил прекрасное впечатление, когда делал арию Кащеевны из той же оперы «Кащей Бессмертный». Видимо, музыка Римского-Корсакова — особо благодатный материал для постановщиков.

Большинство членов медиажюри подарило свои симпатии Юлии Файн, также выпускнице РАТИ. Она выбрала фрагменты из комического опуса «Рита, или Любить по-русски» Доницетти, и публика то и дело покатывалась над гэгами выясняющих отношения героев. Пусть Юлия не прошла в финал, но зато получила отличный специальный приз — работу в проекте телеканала «Культура» «Большая опера-2». Обаятельный и подвижный артист московского Театра Оперетты Алексей Франдетти поначалу увлек своей искрометностью и музыкальностью. Его князь Юсупов, персонаж оперы «Распутин», через танец воскрешает воспоминания молодости, подкрепленные проекцией хроникальных кадров из жизни Николая II. Но чем дальше, тем эпатажнее становились режиссерские трактовки этого конкурсанта, явно выходя за рамки хорошего вкуса.

Тем не менее, веря в творческий потенциал Алексея, худрук Красноярского театра оперы и балета Сергей Бобров присудил ему спецприз, пригласив осуществить на их сцене собственную постановку. Вообще, жюри было щедро на поощрения. Петер Шпулер, генеральный интендант Баденского государственного театра Карлсруэ, предоставил самой юной участнице, Капитолине Цветковой-Плотниковой, право на шестинедельную стажировку. А Георгий Исаакян, худрук Детского музыкального театра имени Н.И. Сац доверит в 2014 году свою сцену Татьяне Миткалевой, обладательнице второй премии.

«Если бы проект не именовался «Нано-опера», то я бы назвал его, вспомнив Вагнера, «Запрет на любовь», — заявил Исаакян, обращаясь в финале ко всем конкурсантам. — Одна из страшных тенденций сегодняшнего искусства, проявившаяся на конкурсе, — тотальное отсутствие эмоций, запрет на них. Мы несколько раз слышали на репетициях прямые указания: «только без эмоций». Это сигнал. Другая печальная тенденция — низведение мировой культуры до уровня чтива и шоу. Мне кажется, что режиссура — это не искусство мизансцены или трюков, тут речь должна идти о человеке. Театр — место, где рассказывают человеческие истории».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть