Дмитрий Маликов: «Моду на ретро никто не отменял»

22.05.2019

Денис БОЧАРОВ

29 мая в Московском дворце молодежи состоится музыкальный спектакль Дмитрия Маликова под интригующим названием «Перевернуть игру». О том, что это за игра и каким именно образом ее планируется переворачивать, корреспондент «Культуры» расспросил автора шоу.

Фото: Александр Николаев/Интерпресс/ТАСС

культура: Поясните, пожалуйста, смысл названия действа.
Маликов: В нашем случае «перевернуть игру» — это некий рэперский мем. Ведь как оно часто бывает: приходит новое поколение и стремится перевернуть представление современников о культуре и музыке. Я же умышленно взял это название, с тем чтобы, с одной стороны, тема была понятна молодежи, а с другой — желая перевернуть игру в обратном направлении: в сторону классической музыки, знания, просвещения и искусства.

Я уже выступал с этой программой и, по моим скромным наблюдениям, могу сказать, что спектакль получился в известной мере мотивирующим, даже познавательным. Он очень хорош для семейного просмотра: мне кажется, как родители, так и дети получают от концерта удовольствие и уходят если не глобально обогащенные новыми понятиями о прекрасном, то уж точно не опустошенными. А это, на мой взгляд, уже немало, в особенности для подрастающего поколения.

Понятно, что в полной мере переиначить представления не получится: всему свое время, каждому плоду — свой сезон. Но если после посещения нашего мероприятия подростки станут смотреть на музыкальную культуру чуть шире, чем они привыкли, — я буду считать свою задачу выполненной. То, что Моцарт, Бетховен, Бах и Рахманинов — это круто, и созданные ими произведения не могут не тронуть, давным-давно понятно и без меня. Просто порой эту музыку нужно подать без назидания и в определенных обстоятельствах.      

культура: А чем бы Вы объяснили бешеную популярность именно рэп-культуры? Что, людям в один прекрасный момент надоели хорошие мелодии, или мы просто разучились их сочинять и слышать?
Маликов: Это тот язык, который понятен современной молодежи. Так же, как во времена моей молодости был популярен рок — «Кино», «Наутилус Помпилиус», «Алиса», вы сами знаете. Да, мелодизма было больше, но все равно их творчество было более подчинено литературной составляющей, культуре слова. Рэп — по сути, то же самое. Другое дело, что сейчас молодому человеку представляется не столь необходимым слышать много сложной музыки, ему куда важнее принимать некие сигналы, которые исходят от ровесников. Причем сигналы эти должны не раздражать, а, напротив, соответствовать его собственным чаяниям и воззрениям. И рэп эту миссию выполняет.

Фото: Екатерина Чеснокова/РИА Новости

Конечно, все это происходит на фоне всеобщей примитивизации социума. Все стало проще, короче, лаконичнее, и даже привычную песенную форму (вступление, куплет, припев, проигрыш) нынешней молодежи воспринимать сложно. Ей нужен один сплошной бит и нехитрая, постоянно повторяющаяся последовательность аккордов. 

Бороться с этой тенденцией бесполезно, никакие взрослые дяди, будь они хоть семи пядей во лбу, ничего объяснить и доказать не смогут. Можно, повторюсь, лишь попытаться, не претендуя на роль ментора, подкорректировать существующее положение вещей.

культура: Что Вам лично, как человеку с академическим музыкальным образованием, ближе: исполнение классики или популярных эстрадных мелодий?
Маликов: Я всю жизнь был «слугой двух господ». До сих пор, по сути, остаюсь таковым, но все же замечаю: чем старше становлюсь, тем больше меня тянет в сторону камерной, глубокой, прочувствованной музыки. С другой стороны, полностью отдаю себе отчет: максимальное погружение в область классики грозит сужением собственной аудитории. Поэтому стараюсь по мере возможностей балансировать на грани.

культура: То, что Вы — сын основателя одного из наших наиболее выдающихся ВИА («Самоцветы»), стало определяющим при выборе профессии? Музыкантская доля Дмитрия Маликова была предопределена еще до его рождения?  
Маликов: Да, меня отправили в музыкальную школу с самых ранних лет. Я этому не сопротивлялся, хотя, конечно же, в отроческие годы была возможность заняться чем-то другим. Но, надо отдать должное моим родителям, они настойчиво и при этом очень мягко направляли меня в сторону того, чтобы я стал профессиональным музыкантом.

культура: Широкой аудитории Вы стали известны в конце 80-х. Ровно тридцать лет назад, в 1989-м, песня «До завтра» звучала на всех школьных дискотеках, последних звонках и выпускных вечерах. Каким Вам запомнилось это неоднозначное время?
Маликов: Оно было действительно таковым — уж для меня точно. Когда одновременно учишься в консерватории и даешь стадионные поп-концерты, по-другому быть не может. Тогда в обществе был явный запрос на молодежную музыку, и именно его мне, как и нескольким коллегам «по цеху», посчастливилось удовлетворять. В те годы шоу-бизнес в нашей стране только зарождался, не было безумной конкуренции, не существовало мощных теле- и радиоротаций, и поэтому если не все, то многое из того, что мы делали, автоматически становилось популярным, особенно, как вы верно заметили, среди старшеклассников и студентов-первокурсников. Сегодня, оглядываясь назад, сложно говорить об этом периоде без иронии и определенной ностальгии. Но что уж тут поделаешь: каждому времени нужны свои герои — кумиры, поп-идолы, назовите, как хотите (улыбается).

Фото: mskagency.ruкультура: Хорошо, если остановиться на термине «поп-идол» — насколько эстрадному артисту помогает профессиональное образование? А может, оно порой даже мешает?
Маликов: Музыкальное образование — в любом случае важная штука. Уж точно оно не повредит. Но хитрость нашей профессии заключается в том, что здесь ничего просчитать наперед нельзя. Масса людей, не имеющих ни малейшего понятия о том, с какой стороны подойти к нотному стану, добивается очень многого, а иные «образованцы» сидят без дела. Знание сольфеджио и прочих сопутствующих дисциплин ни в коей мере не гарантирует успеха — оно просто расширяет палитру взглядов, увеличивает потенциальные возможности и в конечном итоге помогает жить более гармоничной, интересной и полнокровной жизнью.

культура: Как бы ни одолевали порой новые имена (согласитесь, количество исполнителей-однодневок растет из года в год просто-таки опасными темпами), тягу к старым, проверенным временем артистам в народе вытравить все равно нельзя. Чем Вы это объясняете?
Маликов: Ключевые слова: «проверенным временем». С одной стороны, старые артисты (пусть они и пользуются на протяжении десятилетий одними и теми же «фишками») никуда подвигаться не хотят — просто банально хотят кушать. Но, с другой, — и это куда поважнее будет, — мода на ретро никуда не исчезает, «золото» со временем не ржавеет. Прогресса от возрастных музыкантов никто не ждет — у них другая историческая миссия.

культура: То есть Вы согласны с Элвисом, который в свое время не испугался того, что «битлы» задвинут его на задний план, и философски заметил: в шоу-бизнесе найдется место для каждого?
Маликов: Абсолютно. Другое дело, будь ты хоть трижды Элвис, почивать на лаврах негоже. Постоянное развитие — залог успеха. Если не в артистическом плане, то хотя бы в сугубо личностном отношении.

Фото: Анна Салынская/ТАССТалантливых артистов сегодня хватает. Проблема в другом — в достойном материале. А эта история посложнее будет, поскольку включает в себя не только исполнение, но и производство. То есть процесс подготовки конечного продукта «от и до». Данный механизм пока еще в нашей стране на разных этапах дает сбои.

культура: Как, например, производство полноценных альбомов. Дело для поп-артиста сегодня неблагодарное, верно?
Маликов: Именно поэтому считаю куда более целесообразным не выпуск дисков, а написание нескольких песен в год и доведение их до слушателя. Надо отдавать себе отчет в том, что подавляющее большинство композиций проходит мимо аудитории, особенно в наше пресыщенное музыкальной информацией время. И лишь малая толика выбрасываемой на рынок продукции обретает популярность. Мне кажется, в данном случае надо следовать старой доброй мудрости: главное не количество, а качество.

Но и формулу качества (если так вообще можно выразиться) просчитать невозможно. Пути шлягера неисповедимы. Можно написать цепляющую, мгновенно оседающую в памяти мелодию, которая идеально сочетается с текстом, сделать качественный саунд-продюс, промоушн, видеоряд, но всего этого может быть недостаточно. Фактор везения в музыкальном бизнесе — да что там, вообще в любом деле, — еще никто не отменял.


Фото на анонсе: Сергей Бобылев/ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть