Сакс в большом городе

13.09.2018

Денис БОЧАРОВ

15 сентября в Светлановском зале Московского международного Дома музыки пройдет концерт Игоря БУТМАНА, посвященный 120-летию со дня рождения Джорджа Гершвина. Корреспондент «Культуры» задал мэтру несколько вопросов.

Фото: Вяткин Владимир/РИА Новости

культура: Расскажите о предстоящем выступлении, а также о том, чем именно Вам дорог этот композитор?
Бутман: Гершвин — это целая эпоха в мировой музыкальной культуре. Его произведения уникальны, вот уже на протяжении целого века они являются бесценным источником вдохновения для джазовых музыкантов, и я в этом смысле — не исключение. При том, что музыка композитора мелодически насыщенна и легка для восприятия, она предоставляет исполнителям широкое поле деятельности — в вещи Гершвина всегда можно добавить что-то свое. Ни один выдающийся джазмен не обошел фигуру этого мастера стороной.

Что касается программы концерта, она будет составлена не только из хитов — фортепианных прелюдий, тем из «Порги и Бесс», «135-й улицы», — но и из менее известных вещей. Планируется и несколько сюрпризов. Так, для исполнения одного из самых знаменитых сочинений Гершвина, «Рапсодии в стиле блюз», мы пригласили студентов Государственного училища (колледжа) духового искусства, директором которого я являюсь. Фортепианная партия будет исполнена замечательным пианистом Олегом Аккуратовым. Также представим обработку гершвинского фортепианного концерта, который исполняется не очень часто.

культура: Не является ли неким преувеличением считать Гершвина классическим композитором в полном смысле этого слова? Все-таки блюзовые и джазовые интонации в творениях этого автора куда более заметны, чем сугубо «академические»...
Бутман: Его произведения, написанные для большого симфонического оркестра, — это, конечно же, самая что ни на есть классика. Разумеется, она сформирована под влиянием джаза и других американских музыкальных традиций — по-другому, наверное, и не может быть. Однако называть творческое наследие Гершвина джазом нельзя, потому что в его сочинениях отсутствует главный джазовый элемент — импровизация.  

Есть такой композитор — Николай Капустин, которого очень любят играть пианисты, потому что у его музыки одна любопытная особенность: вроде бы за роялем сидит классический музыкант, а звучит джаз. Но вся штука в том, что это джаз, записанный на партитуре, то есть лишенный импровизационной составляющей. Поэтому каждый раз, когда эти вещи исполняют Березовский, Луганский или какой-либо другой пианист, получается примерно одно и то же. Джазовые же композиции все время звучат по-разному: два одинаковых исполнения невозможны в принципе.

культура: Считается, что толк в настоящем джазе понимают только в Штатах...
Бутман: Ага, причем исключительно афроамериканцы, поскольку именно они его и придумали. Я эту чушь слышал неоднократно и порядком от нее подустал. От всех этих клишированных штампов надо отказываться, потому что они попросту запутывают людей. Помилуйте, замечательные джазовые вещи писал Исаак Дунаевский, а как их играл оркестр Леонида Утесова! Джаз могут сочинять и играть где угодно, поэтому географическая привязка к Америке кажется мне неуклюжей и неуместной.

культура: В восьмидесятых Вы были активно вовлечены в отечественную рок-орбиту, работали с «Кино», «Аквариумом», «Поп-механикой»... Что Вам, джазовому музыканту, дал этот опыт?
Бутман: Для меня это был своего рода музыкальный факультатив. Ведь до знакомства с Борисом Гребенщиковым я даже не знал, что есть такая группа — «Аквариум». К тому же благодаря сотрудничеству с рокерами впервые поработал в профессиональной студии звукозаписи. Я тогда был молодой, дерзкий, интересующийся и, в хорошем смысле этого слова, всеядный. Замечательное было время. Недавно, кстати, переслушал альбом «Аквариума» «Табу», в записи которого принимал активное участие. Мне очень понравилось.     

культура: А какие взаимоотношения с роком у Вас сегодня? Не планируете ли как-нибудь, наравне с классическими, джазовыми, блюзовыми программами, представить и роковую тоже?  
Бутман: Нечто подобное мы однажды сделали на фестивале в Сочи. Исполняли композиции Led Zeppelin, Deep Purple и даже Depeche Mode. Было весело. Рок я по-прежнему очень люблю, а то, что в этом жанре недостаточно места уделяется импровизации, — не более чем очередной миф. Хороший музыкант в любом стиле найдет способ для самовыражения.

Кстати, сейчас обсуждаем с Ларисой Долиной возможность сделать программу, состоящую из рок-хитов.

культура: Скоро стартует очередной сезон шоу «Голос». Как Вам кажется, если в противовес подобному вокальному «смотру» вниманию телезрителей предложить конкурс инструменталистов, подобная затея будет иметь успех?
Бутман: Канал «Культура» какое-то время делал программу «Большой джаз». Правда, мне она не понравилась. Прежде всего потому, что достойных конкурсантов было, на мой взгляд, немного. Исполнительский уровень не соответствовал устоявшимся представлениям о том, как эта музыка должна звучать в принципе. Неудивительно, что шоу в итоге провалилось.

Мне кажется, любопытной была бы идея проведения чего-то вроде детского «Щелкунчика», только с джазовым уклоном. Однако проблема в том, что дети у нас джаз практически не исполняют. То есть играют заученные вещи, а что такое импровизация — не ведают. Вообще, умиление музыкальными детьми особого восторга у меня не вызывает. Уровень восхищения далеко не всегда соответствует уровню таланта.

Что касается возможной антитезы «Голосу»... Инструментальная музыка, конечно, может быть популярной, но все равно, даже при самом благополучном раскладе, с вокальной ей не тягаться. Хотя бы просто потому, что голос — это такой музыкальный инструмент, который есть у каждого. При наличии слуха можно идти пробовать собственные силы в подобных конкурсах. А хорошо научиться играть на каком-нибудь инструменте, во-первых, куда сложнее, а во-вторых, хлопотнее. Далеко не каждому хватит усидчивости и целеустремленности. Поэтому для того, чтобы поставить подобные шоу на поток, просто не хватит «кадров» — где набрать столько классных инструменталистов?

культура: Может ли человек, постоянно занимающийся музыкой, устать от нее?
Бутман: Если и да, то это точно не мой случай. От музыки я никогда не устану, слушаю ее постоянно. Единственно, могу попросить выключить радио в машине, особенно во время длительных переездов между городами. Потому что музыка, которая звучит в эфире, как правило, популяр, причем далеко не лучшего качества. А это порой мешает сконцентрироваться на предстоящем выступлении. Так что предпочитаю ездить в тишине, которая, если вдуматься, тоже может считаться музыкой.

культура: А сами сочиняете часто? И как оцениваете собственные произведения?
Бутман: Не так часто, как хотелось бы. Недавно поставил перед собой задачу написать несколько произведений — просто потому, что должен это сделать. Поскольку есть способности, но, к сожалению, не всегда хватает усидчивости. Какие-то мои авторские композиции мы время от времени исполняем, вроде они неплохие.

культура: Как человека, неравнодушного к спорту, не могу не спросить о Ваших впечатлениях от минувшего чемпионата мира по футболу...
Бутман: Вы знаете, я никогда не сомневался в том, что мы умеем играть, — даже тогда, когда с треском проигрывали не самым грозным соперникам. Всегда верил в наш спорт — ветеранов, тренеров, игроков. Так что удачное выступление наших футболистов большим сюрпризом для меня не стало.

К спорту отношусь хоть и трепетно, но, если можно так выразиться, рационально, то есть проигрываем — переживаю, выигрываем — радуюсь, но никаких иллюзий не строю и прогнозов не делаю. Просто получаю удовольствие как от просмотра передач, так и от занятий спортом.


Фото на анонсе: Сергей Фадеичев/ТАСС


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть