Соло для женщины с оркестром

28.02.2018

Денис БОЧАРОВ

Группа «Сурганова и оркестр» в начале весны отправится в крупное турне по российским городам, затем планируются гастроли в США и Европе. Кроме того, в  2018-м коллектив отмечает пятнадцатилетие. Корреспондент «Культуры» пообщался с лидером проекта — Светланой СУРГАНОВОЙ.

Фото: Кирилл Каллиников/РИА Новости

культура: Полтора десятка лет — срок для рок-группы весьма неоднозначный. По меркам The Rolling Stones, которым недавно стукнуло 55, это ясельный возраст. С другой стороны, иные коллективы сейчас почитают за честь продержаться на виду хотя бы пару лет. Как Вы сами оцениваете пройденный путь?
Сурганова: Мне более близка первая из приведенных вами аналогий. Не только потому, что «роллинги» по определению классные ребята. Просто 15 лет — своего рода активный пубертат: мы словно окрепшие подростки, набравшие определенный опыт, кое-что уже умеющие, но при этом не утратившие юношеский пыл, желание экспериментировать и не боящиеся начинать с нуля. И главное — не уставшие получать удовольствие от совместного музицирования, что, на мой взгляд, является большим достижением. Весьма ценно и то, что в чисто человеческом отношении мы с течением времени становимся друг другу ближе, коэффициент взаимопонимания по мере «взросления» только растет.

Ведь значение имеет не только то, что представляет собой коллектив чисто внешне: выпуск пластинок, гастрольные графики и прочее, куда ценнее здоровая внутренняя атмосфера в группе. Людям, которые находятся несколько месяцев в совместном туре, путешествуют в одном автобусе и ночуют в одной гостинице, должно быть комфортно друг с другом и за пределами сцены — грубо говоря, важно, чтобы им было о чем поговорить. Необходимо, чтобы усталость, так или иначе накапливающаяся в ходе поездок, не выливалась в конфликты и дрязги. Смею надеяться, для нашего проекта — все это пройденный этап. И сегодня могу с известной долей уверенности заявить, что «Сурганова и оркестр» — своего рода коллектив-семья. Пожалуй, в этом и заключается основное завоевание группы за минувший отрезок времени.

культура: Сегодня, благодаря цифровым и сетевым технологиям, каждый второй считает себя вправе ваять музыку чуть ли не «на коленке». Как суметь отделить зерна от плевел и где проходит грань, которая отделяет подлинное самовыражение от паясничанья, а творчество от ремесленничества?
Сурганова: Это сложный и тонкий вопрос. Пожалуй, отвечу нарочито примитивно: «цепляет — не цепляет». Допустим, создается некое музыкальное полотно (будь то песня или инструментальный трек) — всегда ведь можно понять, напитано оно некой жизненной силой или нет, пробуждает эмоции, чувства, переживания, фантазии или ты остаешься к данному произведению по большому счету безучастным.

Хотя и здесь, что называется, палка о двух концах. Мелодия, которая «включает» меня, не обязательно возымеет тот же эффект на других. В связи с этим постоянно вспоминаю историю создания песни «Besame Mucho». Юная девушка, Консуэло Веласкес Торрес, не имея музыкального образования, в один прекрасный день напела ниспосланную ей свыше мелодию и до конца жизни разъезжала по белу свету с чемоданчиком, полным денег. Так что вывод простой: если Господь Бог тебе однажды преподнес дивный мотив, пусть даже самый незатейливый, и ты сумел его расслышать и правильно транслировать — значит, в этом есть огромный смысл. Ведь чаще бывает по-другому: наворочено, хитроумно накручено, подчеркнуто изысканно, а души, жизни в композиции нет.

Фото: Евгений Стукалин/ТАСС

культура: Стало быть, предугадать, просчитать успех той или иной вещи невозможно?
Сурганова: Конечно. Но это нормально: вовсе не обязательно те гармонии и мелодии, что возникают в душе, трогают и волнуют лично меня, окажутся созвучными настроениям большинства слушателей. Все здесь предельно субъективно.

Хотя опять же — кто знает: возможно, иной композиции просто требуется время, чтобы дозреть, достучаться, выстрелить. Не исключено, пройдут годы, возможно, даже столетия, и песня свое возьмет. А проводить время в поисках «денежной ноты», как порой говорят музыканты моей группы, — занятие неблагодарное.    

культура: График ближайших выступлений «Сургановой и оркестра» предельно насыщенный: только в марте группа будет давать концерты почти ежедневно в разных городах — от Ижевска до Сочи и от Казани до Новороссийска. Помогает ли плотное расписание сценической импровизации или, напротив, оно подразумевает четкий сет-лист, от которого лучше не отходить?
Сурганова: Сет-лист, как правило, устаканивается ближе к концу тура — по крайней мере, в нашей практике так было на протяжении долгих лет. Безусловно, определенный костяк есть, но порой чувствуешь, что вот именно сегодня, в этом городе, ты бы хотел исполнить песню, которую накануне не пел.

От определенной структуры, конечно, не уйти, в особенности если гастроли проводятся в поддержку нового альбома или сингла. Тут уж волей-неволей в твоих же интересах свежий материал представить, само собой, дополнив его вещами, которые, на твой взгляд, наиболее актуальны сегодня.  

Кстати, поскольку большие юбилейные концерты по определению подразумевают масштабность, то, возможно, часть программы мы отыграем с симфоническим оркестром. Таким образом, наконец оправдаем название группы: Сурганова и таки оркестр (смеется).

культура: В конце прошлого года у Вас вышел мини-альбом, на котором, наряду с переработками старых композиций, записано несколько новых вещей. Релиз получил любопытное название «К слову жизнь». Что бы это значило: переосмысление старой русской поговорки «Был бы хлеб (в данном случае — жизнь), а слово каждый приложит», либо, напротив, настоящая жизнь возникает тогда, когда наличествует правильное, грамотное и к месту сказанное слово?
Сурганова: Какие прекрасные варианты вы предлагаете! Мне искренне нравятся оба. Но, откровенно говоря, изначально я вкладывала в название несколько иной подтекст. Это некое обращение к самому слову «жизнь». Посыл состоял в том, чтобы напомнить себе и окружающим людям об уникальности — в общекосмическом, если угодно, смысле — такого явления, как жизнь. При том, что до сих пор доподлинно не доказано существование жизни где бы то ни было еще, кроме планеты Земля, появление каждого из нас здесь — это колоссальное, уникальное чудо, которое нужно беречь. Причем не только по отношению к себе, но и к собеседнику, и к нашему невероятно красивому общему дому. Нам всем выпало бесконечное счастье — появиться на этот свет.

Фото: Алексей Филиппов/РИА Новости

культура: Недавно Вы вошли в состав жюри конкурса «Всемирный день поэзии». Как бы прокомментировали это начинание?
Сурганова: Думаю, вы со мной согласитесь: в последние лет десять поэзия вновь стала популярной — сегодня ценность высокого рифмованного слова примерно такая же, как и в 60-е, когда поэты уровня Вознесенского, Евтушенко, Ахмадулиной, Рождественского собирали концертные залы, стадионы. Хорошая поэзия нужна, важна, востребована и актуальна. Моя же задача такова: отсматривать стихи, делать комментарии, выделять наиболее, на мой взгляд, достойных авторов.

культура: В текущем году Светлана Сурганова отметит, помимо всего прочего, и свой личный юбилей. Чего бы пожелали себе самой, помимо традиционного здоровья, счастья и творческих успехов?
Сурганова: Развиваться, максимально раскрывать творческие возможности, работать над самодисциплиной... Каждому из нас, живущих на этой Земле, очень многое дано, однако отвлекающих факторов тоже немало. Хотелось бы из года в год, невзирая на препятствия и противодействия, с которыми повседневно сталкиваюсь, не уставать быть благодарной Господу, дарующему всем нам частичку себя. Задача состоит лишь в том, чтобы понять, в чем именно эта самая частичка — применительно к тебе лично — заключается. А поняв, максимально развить и таким образом благодарно ответствовать.


Фото на анонсе: Евгений Стукалин/ТАСС

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть