Рок «Без дураков»

02.06.2016

Денис БОЧАРОВ

Фото: fchistyakov.ru

Не будет большим преувеличением сказать, что гремевшая в конце 80-х — начале 90-х группа «Ноль» являлась одним из самых «корневых», а потому незаурядных отечественных рок-коллективов. В то время, когда многие наши артисты старательно копировали западную манеру исполнения, ведомый Федором ЧИСТЯКОВЫМ ансамбль плел собственную музыкальную ткань, расцвеченную узорами русского фольклора. В хитах «Человек и кошка», «Песня о настоящем индейце», «Улица Ленина», «Я проиграл», «Школа жизни» это слышно, что называется, невооруженным ухом.

Как выяснил корреспондент «Культуры» из разговора с Дядей Федором, в истории «Ноля» точка еще не поставлена. А недавно свет увидел новый альбом Чистякова, московская презентация которого состоится 16 июня в клубе Yotaspace. 

культура: Название «Без дураков», по идее, подразумевает серьезную направленность композиций — как в плане музыки, так и в отношении текстов. Однако пластинка производит очень легкое, ироничное впечатление. Как же возникло наименование релиза?
Чистяков: Оно появилось, когда я осознал уровень материала, который было решено записывать. На диске двенадцать полноценных треков, причем проходных среди них нет — очень плотная, насыщенная структура. Что же касается непосредственно записи, то мы подошли к процессу максимально, если можно так выразиться, натуралистично. Конечно, без определенной «химии», то есть звуковых ухищрений и спецэффектов, не обойтись, но постарались не злоупотреблять. Все сыграно живыми людьми — честно, и именно в этом смысле «без дураков».

культура: Альбом весьма богат в стилевом отношении: элементы кантри соседствуют с мотивами свинга, а отголоски классического буги уживаются с интонациями прогрессива. Эта всеядность намеренная или Вам просто по душе самая разная музыка?
Чистяков: Все вышло вполне естественно. При работе над пластинкой мы часто вспоминали «Белый альбом» The Beatles, где присутствуют произведения, сделанные чуть ли не во всех существовавших на конец 60-х стилях. И если задаться вопросом, в каком жанре выдержана эта легендарная запись, ответ будет найти сложно. 

В нашем случае разнообразие продиктовано самими песнями — ведь у каждой должно быть свое узнаваемое лицо, имидж, если угодно. Мне представлялось совершенно очевидным, что, скажем, для «Джеймса Бонда» нужен эдакий шпионский джаз, а к «Уборщице из Газпрома» отлично подойдет рокабилли. И так далее.

культура: Вы регулярно записывающийся артист. Стало быть, к процессу подготовки альбомов подходите ответственно. Однако многие Ваши коллеги относятся к студийным релизам скептически: то есть пластинки-то выпускают, но особых надежд с ними не связывают — мол, нерентабельно. Федор Чистяков придерживается иного мнения? 
Чистяков: Примерно с 2010 года этот вопрос действительно превратился в предмет острых переживаний. Было непросто перестроиться, привыкнуть к тому, что данный вид деятельности более не является не то что доходным — даже окупаемым. Разумеется, диски худо-бедно продаются, но с былыми временами не сравнить. Раньше музыканты могли получить предложение от какого-нибудь лейбла. Он финансировал запись, оплачивал студию, и, как однажды сказал Борис Гребенщиков, «еще и на шампанское оставалось». Теперь, по мере неукоснительно развивающихся интернет-технологий, система рухнула, мы оказались в ситуации, когда спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Поначалу неясно было, как дальше жить, ибо сложилась неутешительная картина: альбом нужен в первую очередь артисту. А это изрядно тормозит творческий процесс. Скорее всего, выпуск новых студийных работ стоит рассматривать как некий промоушн, вложение в рекламу. 

В случае с последним диском мы попробовали прибегнуть к помощи поклонников, устроили нечто вроде краудфандинга. К счастью, эксперимент  удался: кампания помогла привлечь интерес к альбому и собрать определенную сумму. Возможно, приятнее всего в этой истории то, что отклики на пластинку появились еще до релиза. Заметно воодушевились, поскольку увидели: есть люди, которым не все равно. А фактор самомотивации занимает не последнее место в нашем деле. 

Фото: fchistyakov.ru

культура: Чему отдаете предпочтение — студийной работе или концертной?
Чистяков: Эти виды деятельности сложно сравнивать — они взаимодополняющие части одного целого. Выходя на сцену, ты совершаешь некие отточенные, выверенные «прыжки», что, конечно, доставляет определенную радость. Студия же подкупает тем, что в ее атмосфере постоянно рождаются свежие идеи. А вместе оба аспекта и составляют суть творческого процесса. 

Обобщил бы следующим образом. Концерты — это замечательно, однако гастрольные чесы все же не по мне. Я более заточен на производство штучного товара, в студийной обстановке чувствую себя чуть более комфортно. 

культура: Не возникает ощущения, что, как Вы однажды спели, «этот русский рок-н-ролл» сегодня утратил изначальную социально-культурную миссию? Или мы просто к данному музыкальному направлению привыкли и никаких откровений от него не ждем?  
Чистяков: В перестроечные годы, когда рок-движение набирало обороты, у главных действующих лиц была острая потребность высказаться, а у фанатов — услышать, уловить непривычные вибрации. Тогда наш доморощенный рок реально был глотком воздуха. Но время шло, и вскоре эту правду-матку стали нести все кому не лень. В итоге ныне наблюдается некий переизбыток так называемого рок-н-ролла. Это с одной стороны. С другой — рок, как и, наверное, любой музыкальный жанр, будь то классика, блюз, джаз и так далее, — вполне состоявшееся направление, от которого действительно сложно ожидать свершений. Подобная музыка давно уже не несет в себе никакого революционного, прогрессивного начала — она стала частью системы. Включаешь любую радиостанцию — а там нормальные люди поют нормальные песни. Хотя при всей «нормальности» песни эти какие-то беззубые. Впрочем, сие отнюдь не означает, что налицо поп-музыкальный коллапс. Интересные и серьезные авторы продолжают рождаться — только вот ничего кардинально нового в этой сфере произойти, на мой взгляд, не может. 

культура: Значит, мощных программных заявлений в духе «Блуждающего биоробота» (песня группы «Ноль» с альбома 1992-го «Полундра!» — «Культура») мы от Дяди Федора более не дождемся?
Чистяков: Ну, «Биоробот» просто запомнился людям, а вообще альбом «Без дураков» является в чем-то продолжением темы — все это одна большая песня. Иное дело, что выкрикивать с выпученными глазами неистовые слова я уже не буду (смеется)

культура: В продолжение разговора о группе «Ноль» — беседуя с Федором Чистяковым, избежать этого невозможно... Знаю, что композиции из репертуара основанного Вами коллектива исполняете нечасто. Однако в текущем году стукнет тридцать лет со дня выхода дебютного альбома — никаких акций устраивать не планируете? 
Чистяков: Кстати, планируем. Пользуясь случаем, рад объявить, что запишем альбом «Ноль + 30». На диске будут представлены двенадцать песен из репертуара группы в новых аранжировках. Сроки работы в студии определены, однако о точной дате релиза пока ничего сообщить не могу. 

Фото: fchistyakov.ru

культура: Вы не первый год играете с музыкантами питерской группы «Кафе». Как начиналось сотрудничество?
Чистяков: У меня был период в жизни, когда я не занимался музыкой вообще. Вместо этого сосредоточился на видеоискусстве — что-то снимал, монтировал. Однажды попал на концерт, посвященный 40-летию упоминавшегося выше «Белого альбома». На это мероприятие среди прочих был выписан знаменитый Тони Шеридан (британский певец, с которым в начале 60-х работали практически никому еще не известные The Beatles. — «Культура»). Аккомпанировала ему тогда группа «Кафе». Я сидел в зале и снимал это действо на камеру. Выступление очень понравилось: парни играли драйвово, задорно, профессионально и вместе с тем по-хорошему старомодно. Ведь классический «олдскульный» рок с элементами кантри у нас мало кто исполняет. И тогда я подумал, что если захочу когда-нибудь вернуться, то сделаю это при помощи музыкантов «Кафе». В общем, я с ними познакомился, и с тех пор как-то все само собой закрутилось.  

культура: Ваше творчество всегда было пронизано ярко выраженными народными мотивами. И если в сочетании «русский рок» сделать логическое ударение на первом слове, то имя Федора Чистякова и группы «Ноль» придет в голову мгновенно. Все дело в баяне? 
Чистяков: Когда «Ноль» только начинал поиски собственного творческого почерка, мне попалась пластинка Тома Уэйтса Swordfishtrombones. Помню, после прослушивания я с восторгом бегал по знакомым и кричал: «Вот он, русский рок! Именно так он и должен звучать!» (Смеется.) Некоторые найденные на этом альбоме аранжировочные моменты наводили меня на такую, на первый взгляд, парадоксальную мысль. 

Фото: fchistyakov.ru

А если серьезно, то насчет баяна вы, конечно, правы. Этот инструмент привносит в музыкальную палитру некую исключительность — вне зависимости от того, что именно на нем играется. Ведь рок — музыка прежде всего гитарная, поэтому вкрапление баяна по определению освежает жанр. С другой стороны, нельзя сказать, что я огульно его эксплуатирую — только когда чувствую: в данной композиции баян необходим. Так, на новом альбоме он присутствует лишь в половине вещей. 

культура: Многие артисты склонны считать последнюю работу лучшей из всего, что создали. У Вас к пластинке «Без дураков» такое же отношение?
Чистяков: Из трех записанных мною совместно с группой «Кафе» за шесть лет дисков каждый представляет собой очередной этап, попытку поднять планку и создать нечто принципиально оригинальное. В этом смысле «Без дураков», как мне кажется, действительно превосходит два предыдущих альбома. Надеюсь, когда придет время выпускать следующую запись, планка поднимется еще выше.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть