Сергей Захаров: «Шоу-бизнес занимается «раскруткой обезьянки»

21.05.2015

Денис БОЧАРОВ

В нынешнем мае один из лучших отечественных вокалистов, обладатель роскошного баритона и колоритной внешности Сергей Захаров отмечает две круглые даты: 65 лет со дня рождения и 45-летие творческой деятельности. 

Певец с непростой судьбой, получивший в 1977 году тюремный срок за бурное выяснение отношений с администратором, сумел вновь обрести популярность и вернуть доброе имя. В 1996-м Захаров был удостоен звания народного артиста России. Сегодня артист активно гастролирует, записывается и ведет общественную работу — в частности, патронирует ежегодно проводящийся в Великобритании фестиваль русской песни.

культура: С какого момента ведете отсчет творческой деятельности?
Захаров: Наверное, какого-то конкретного эпизода нет. Петь начал с четырех лет — стоя на табуреточке. Для себя и родственников. Но серьезно все закрутилось позднее: в шестнадцатилетнем возрасте был принят вольнонаемным певцом в хор ансамбля Среднеазиатского военного округа — я тогда жил на Байконуре. Затем, уже в армии, был ротным запевалой, принимал участие в художественной самодеятельности. 

культура: Как планируете отметить двойной юбилей? 
Захаров: Никак. Хотя бы потому, что 45 и 65 — это не юбилеи, а просто красивые даты. Юбилеи четко разграничиваются 25-летиями: то есть 25, 50 (вот полвека я действительно широко отмечал), затем, даст Бог, 75 и 100. Сейчас все пройдет тихо и спокойно — даже гостей звать не планирую. 

культура: Над чем сейчас работаете?
Захаров: Готовлю концертный цикл «Приношение Юрию Гуляеву». Об этом замечательном артисте сегодня, к сожалению, помнят только представители старшего поколения. А ведь это целая эпоха — пусть короткая — в истории отечественного оперного и эстрадного искусства. Мы были очень дружны с Юрием Александровичем, и я до сих пор поддерживаю отношения с Юрием Гуляевым-младшим — сыном певца. Надеюсь, программа получится хорошая и найдет отклик у публики. Песни, арии, фольклорные композиции — все то, что Юра любил. Пока делаю ее в «камерном» варианте — под сопровождение фортепиано. А вообще, премьеру этой программы надеюсь представить с симфоническим оркестром в Доме музыки. Думаю, к началу нового сезона, то есть к осени, программа будет готова. 

культура: Что сформировало Ваш творческий почерк? Кто наиболее сильно повлиял на становление Сергея Захарова как певца? 
Захаров: Самое сильное впечатление оставила встреча с Георгом Отсом. Моим первым педагогом была Маргарита Иосифовна Ланда, замечательная певица, привившая мне, так сказать, культуру правильного итальянского пения. Мы, ее любимые ученики, имели возможность посещать все крупные концерты. И однажды в зале имени Чайковского меня представили Георгу Карловичу Отсу. Общение с этим великим певцом и удивительным человеком научило многому: и в том, что касается жизненной философии, и в отношении сугубо творческих аспектов — вокальных приемов, умения грамотно расходовать силы: ведь концерты порой длятся несколько часов. 

Помимо всего прочего, Георг Карлович привил мне позитивное отношение к жизни — любой негатив обходит меня стороной, я в этом смысле абсолютно «деревянный» и непрошибаемый. Во многом помогает вера — ведь я, как и мои предки, глубоко верующий человек. 

Кадр из фильма «Небесные ласточки», 1976

культура: Отс, Гуляев, Магомаев (знаю, у Вас есть программа, посвященная Муслиму Магометовичу), Ободзинский, Захаров — превосходные певцы, излишне и говорить. Сейчас имен, подобных тем, что прославили отечественное эстрадное искусство, днем с огнем не сыщешь. Почему культура классического вокального перформанса постепенно сходит на нет? Кому и когда помешал красивый сильный голос? 
Захаров: Виноват бизнес, полностью захвативший творческую нишу. Ларчик открывается просто: все заняты деланием денег, а если продюсер будет поддерживать высокую планку истинного творчества, то много не заработает. Большие художественные идеи и деяния не рождаются ежедневно и в массовом порядке. Стало быть, планку необходимо понижать. Все рассчитано на ту прослойку общества, которая голосует рублем. 

Эта плачевная ситуация уходит корнями в начало 90-х — с тех пор эстетический уровень понижался, пока не дошел до самого дна, на котором мы сегодня, увы, и находимся. Основные слагаемые успеха для артиста нынче таковы: тщательно обработанная, при помощи цифровых средств, фонограмма — можно вообще не уметь петь, техника все сделает. Затем гламурная внешность. Ну и, как говорят сами продюсеры, «раскрутка обезьянки». Эта циничная формулировка, к сожалению, точна — мы подобную картину наблюдаем каждый день: песенки и так называемые «звездочки» появляются и тут же исчезают. А постоянно мелькающие имена означают, как правило, лишь одно: за ними стоит мощная финансовая поддержка.

Нас, «стариков», осталось мало — возможно, человека четыре: Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Ренат Ибрагимов, ну и ваш покорный слуга. В женском цеху примерно столько же имен. Вместе с нами уйдет и эпоха. Но пока мы еще в строю, работаем.

культура: Что для Вас является определяющим при выборе произведения, которое берете в репертуар? 
Захаров: Прежде всего стихи. Если сопереживаю тексту, если мне легко понять автора и его лирика трогает душу и сердце, если слова перекликаются с моими личными переживаниями и воспоминаниями, то с удовольствием берусь за это произведение. 

Музыка, по моему мнению, является проводником смысла поэзии в души слушателей. А если стихи и мелодия достойны друг друга, получается настоящий шедевр. 

культура: Вы родились на Украине в городе Николаеве. Несомненно, болезненно воспринимаете текущие события...
Захаров: А разве может быть иначе? У меня сестра и племянница живут в Одессе. Увы, пропаганда делает свое черное дело: у сестры, как говорится, совершенно «промыты» мозги. Стараюсь поменьше с ней общаться, дабы не портить нервы. Такую околесицу порой слышу: мол, Крым голосовал под дулами автоматов... 

Не хочу подхалимничать, но если бы не наш президент, не его стойкость, мужество и профессионализм, то Крыма, некогда подаренного Украине росчерком пера, нам бы не видать как своих ушей. Кстати, мой отец, участник войны, боевой офицер, похоронен в Севастополе. 

Очень люблю песню Георга Отса «Черное море мое», но до недавних пор пел ее с чувством горечи и сожаления: дескать, уже не мое... А теперь исполняю с гордостью и восторженным трепетом. На недавнем концерте в Питере публика приветствовала эту песню стоя.

культура: Пусть 65 — не совсем юбилей, но дата серьезная. Что это для Вас — время подводить итоги или начало новой главы?
Захаров: Что вы, какие итоги? О них можно будет говорить лишь тогда, когда физиология начнет отказывать. Осмелюсь взглянуть в будущее с оптимизмом, ведь у меня в роду все долгожители: отец умер в 85-летнем возрасте. Здравствовал бы еще дольше, если б не врачебная ошибка. Бабушка по материнской линии дожила до 98. Надеюсь, хватит энергии еще поработать. Да и есть, на кого ориентироваться: тот же Лев Лещенко на десять лет старше меня, а активно трудится. Иосиф Кобзон столько всего делает — и на творческом, и на политическом поприще... 

Стараюсь следить за собой, поддерживать достойную форму. Ежедневно занимаюсь физкультурой, кручу велотренажер, много гуляю. Вообще, ходьба на свежем воздухе — самое полезное дело.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть