Шумит «Арагви» предо мною

06.04.2016

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

8 апреля в Москве после долгого перерыва открывается легендарный ресторан «Арагви».

Заведение на Тверской, 6, когда-то было таким же символом эпохи, как, скажем, фонтан «Дружба народов» на ВДНХ. Да и олицетворяло оно почти то же самое. Во всяком случае «Арагви» стал первым рестораном национальной кухни в СССР. Это уже после него в Москве открылись «Арарат», «Баку», «Узбекистан». Но славы предшественника, кажется, не достигли. «Мы поехали в ресторан... В какой? В «Арагви»! — блефовала героиня Алисы Фрейндлих в «Служебном романе». — Мы там ели, что еще... угощались. Цыплята табака, сациви, купаты, шашлЫки, чебурекИ. Что пили? Хванчкару пили, боржом...»

На степень мифологизации заведения указывает и наличие анекдотов. Например: выходят два грузина из «Арагви». «Слушай, дорогой, а кто это на коне сидит?» — спрашивает один, указывая на памятник. «Ты разве не знаешь? Это — Юрий Долгорукий, основатель Москвы», — отвечает товарищ. «Надо же, какой молодец, — растрогался первый. — Такой прекрасный город построил вокруг нашего ресторана!»

Надо сказать, «Арагви» возник на Тверской раньше Долгорукого. Бронзовый князь появился в 1954 году, а ресторан — в 1938-м. На месте Юрия Владимировича тогда стоял обелиск в честь советской Конституции, дополненный статуей Свободы. Его, правда, в 41-м взорвали — вместе со Свободой... По официальной версии — из-за несоответствия архитектурному облику площади. Ну а до взрыва монумент был излюбленным предметом шуток.

— Почему у нас Свобода против Моссовета?

— Потому что Моссовет против свободы...

Памятник генералу Скобелеву на Тверской площади

Памятникам на Тверской площади вообще не везло. До обелиска здесь стояла конная статуя генерала Скобелева, в народе именуемая «печкой» — из-за формы постамента. После революции героя Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., как «слугу царя», пришлось убрать. С тем, чтобы поставить Конституцию со Свободой, а потом уже и Долгорукого. Все это породило шутку, будто площадь меняет монументы, как современная женщина — кавалеров. Впрочем, с названиями она поступала так же — сначала была Тверской, потом — Скобелевской, затем — Советской, и снова — Тверской. «Арагви», как нетрудно догадаться, возник во времена Советской.

Идея его открытия принадлежала человеку, казалось бы, далекому от кулинарии, — Лаврентию Берии. Неудивительно, что новоявленное заведение стало синонимом качества. С такой же придирчивостью подошли и к интерьеру. Например, стены расписывал Ираклий Тоидзе — автор плаката «Родина-мать зовет!». В Грузии он прославился и как иллюстратор «Витязя в тигровой шкуре». Его панно в «Арагви» как раз и были посвящены поэме Руставели. Они не сохранились — «Витязь» пал жертвой реконструкции ресторана, проходившей еще в советское время.

Завсегдатаями заведения сразу же стала партийная элита. Бывал здесь и Берия. Впрочем, «бывал» — не то слово. Для него тут даже оборудовали кабинет — с балкончиком. С него нарком обозревал зал, находившийся уровнем ниже. По легенде, высматривал женщин. Кстати, и балкон, и кабинет сохранились — правда, без убранства. От прежнего интерьера в ресторане вообще ничего не осталось — лишь одно зеркало. «В него смотрелся Берия!» — говорят здесь.

Среди остальных гостей, которые там отражались, был Вернер фон дер Шуленбург — посол Германии, пытавшийся предупредить советскую власть о нападении Гитлера. Захаживал в «Арагви» и американский посланник Уильям Аверелл Гарриман — здесь в военные годы проходили встречи «без галстука» заокеанского дипломата с нашими разведчиками. Разговоры записывались на магнитофон.

После окончания Великой Отечественной «чекистская» составляющая отошла на второй план, хотя тема войны долго еще была актуальной. «Как-то в «Арагви», проходя по коридору второго этажа, я услышал торжественно-тревожный голос Левитана: «От Советского Информбюро. Сегодня, 22 июня, немецко-фашистские войска вероломно напали...» — вспоминал Евгений Стеблов. — Заглянул в приоткрытую дверь отдельного кабинета. За столом сидели маршалы и генералы во главе с Юрием Борисовичем Левитаном. Они «проходили» с легендарным диктором всю войну. По всем фронтам. С сорок первого по сорок пятый. «С Победой вас, дорогие товарищи!» Полководцы слез не скрывали».

На кухне ресторана «Арагви», 1977

Кажется, в знаменитом ресторане бывали все: Юрий Гагарин, Герман Титов, знаменитый летчик Михаил Громов. Здесь Иван Пырьев с Мариной Ладыниной отмечали юбилей свадьбы, а Михаил Таль — победу в чемпионате мира по шахматам. Гуляли и прочие спортсмены — например, устраивали «разбор полетов» после матчей спартаковцы. По легенде, однажды так разошлись, что пришлось им оставить кубок — в залог.

«Зайдя как-то в ресторан «Арагви», я встретил там группу известных московских поэтов, — вспоминал Сергей Михалков. — Они собрались в ресторане после совещания у К. Ворошилова. — Что за важное совещание? — поинтересовался я. — Будет создаваться новый Гимн Советского Союза». Так будущий победитель узнал о конкурсе на лучший текст.

Здесь же в 1969-м десятка летчиков-испытателей решила собираться каждый год 5 ноября «во славу советской авиации». Текст обязательства был составлен на салфетке. «Память погибшего будет всегда хранить полная рюмка на нашем столе до окончания договора» — гласит он. Среди летчиков, поставивших подпись, восемь — Герои Советского Союза.

С годами блеск заведения немного померк. «Конечно, это не ресторан «Арагви», — по воспоминаниям, говорил о позднем периоде гастрономической легенды Юрий Левитан. — После войны, когда директором был Стажадзе, все продукты доставляли из Тбилиси и сациви делали из душетской индейки, успевшей побегать по первому снегу...» Мнение диктора разделяли многие. Спросите у знакомых грузин, знатоков родной кухни, какой была кулинария в «Арагви» годах в 80-х, вам ответят: «Нормальной». И никаких восторгов. 

«Арагви», 2016

В 90-х детище Берии — Стажадзе попало в частные руки. О прямых поставках из Тбилиси приходилось только мечтать. А в 2003-м заведение и вовсе закрылось. Его судьба была под вопросом. В середине 2000-х  появились новые владельцы — группа компаний «Ташир» и бизнесмен Гор Нахапетян. Ресторан решили возродить. Начался ремонт. И тут сюрприз: полуразрушенное помещение оказалось «матрешкой» — в нем совмещены памятники архитектуры нескольких эпох.

Положим, о том, что «Арагви» располагался в здании бывшей гостиницы «Дрезден», знали всегда. Отель был знаменит — в нем останавливались Тургенев, Островский, Чехов, а Суриков и вовсе провел здесь последние годы жизни. В 1861 году около него произошла так называемая «битва при Дрездене» — полиция разогнала студентов, протестующих против ареста своих товарищей.

В советское время «Дрезден» переделали до неузнаваемости, превратив в типичное сталинское строение. Заподозрить в нем дореволюционный отель нелегко. А уж о том, что оно скрывает боярские палаты XVII века, догадаться не мог никто. Их обнаружили лишь в ходе реконструкции. Пришлось подключать реставраторов, переделывать проект. Палаты открыли для обзора. Стены расчистили от поздних наслоений, укрепили, воссоздали штукатурную обмазку, а кое-где и вовсе от нее отказались, чтобы показать старинную кладку. Законсервировали и найденный фрагмент росписи.

«Арагви», 2016

На научную реставрацию ушло около полумиллиарда рублей — естественно, совладельцев. В ресторане надеются — за пять-шесть лет работы окупятся.

Что до кулинарии, в обновленном ресторане будет представлена не только грузинская кухня, но и вся кавказская, а также черноморская — щучья икра, барабулька, камбала, кефаль. Для этого выписали повара из Одессы. Ингредиенты для блюд собираются привозить из Армении, Грузии, с черноморского побережья и прочих частей света, где водятся «настоящие, а не пластмассовые продукты». При этом цены обещают сделать среднестоличными — около 2500 рублей на человека. Ставка на «качественную, вкусную и понятную еду». Потому как на замысловатую кухню в кризис спроса нет. Зато на ностальгию — всегда имеется.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть