Лучшая пара в СССР

11.03.2016

Ксения ВОРОТЫНЦЕВА

В Музейно-выставочном центре «Рабочий и колхозница» открылась новая постоянная экспозиция, рассказывающая историю знаменитого монумента. Здесь представлена хроника «жизни» памятника: от Всемирной выставки в Париже в 1937 году до последней реставрации, успешно завершенной в 2009-м.

«Отцом» памятника считается архитектор Борис Иофан, руководивший строительством советского павильона на Всемирной выставке в Париже. Именно ему пришла в голову идея увенчать здание скульптурной группой — фигурами юноши и девушки, держащими в руках серп и молот. Из предложенных на конкурс проектов он выбрал работу Веры Мухиной. И это несмотря на то, что ее произведение не совсем совпадало с замыслом Иофана. «Я сразу почувствовала, что группа должна выражать прежде всего не торжественный характер фигур, а динамику нашей эпохи, тот творческий порыв, который я вижу повсюду в нашей стране и который мне так дорог», — признавалась Мухина. 

Начальному этапу работы посвящены архивные документы: постановление о подготовке к Всемирной выставке, письмо-поручение архитекторам — участникам закрытого конкурса. О Борисе Иофане напоминают любопытные экспонаты. Например, мебель 1930-х годов, изготовленная по его эскизам: шкаф, комод, кресло. А также элегантная шляпа из фетра, произведенная в Чехословакии и показывающая, что ее хозяин обладал хорошим вкусом.

Создание скульптуры оказалось сложной задачей: ее решили делать методом 15-кратного увеличения. При этом любая неровность на оригинальной полутораметровой модели могла превратиться в серьезный дефект на стальной поверхности 25-метрового монумента. Мухина дневала и ночевала в цехе опытного завода Института машиностроения и металлообработки. «Статуисты», как гордо называли себя чеканщики и слесари, не смели перечить, если она требовала что-нибудь переделать. Мухина вспоминала: «Из-под неуклюжей оболочки на свет божий выходит сияющий человеческий торс, голова, рука, нога. Этого момента все ждут с нетерпением... Все стоят и смотрят. Рабочие оживленно перебрасываются замечаниями: 

— Это место я делал! 
— А это я! 

Работа всех заражала энтузиазмом».

Париж. 1937

Затем готовый монумент разрезали, запаковали в ящики и увезли в Париж. Вслед за своим детищем уехала и Мухина. О заграничном вояже свидетельствует командировочное удостоверение скульптора, выписанное на два месяца, а также карточка — пропуск в отель «Де Люкс», выданная кому-то из советской делегации, и разрешение на провоз грампластинок. 

В столице Франции наш павильон произвел ошеломляющее впечатление. Его изображение украсило множество открыток того времени, выпущенных в Париже (некоторые из них включены в экспозицию). После выставки памятник вернулся в Советский Союз, и началась долгая жизнь с периодическими реставрациями.

Самой Мухиной посвящен отдельный блок. Здесь можно увидеть старые дореволюционные фотографии: скульптор происходила из семьи богатого купца, жившего в Риге. А также вещи из ее мастерской — подставка под скульптуру и набор инструментов. Или хитрая вышивка: кто бы мог подумать, что этой железной леди были не чужды простые женские увлечения вроде рукоделия. Другой неожиданный штрих — шуточные рисунки, которые Мухиной и ее мужу, отдыхавшим на юге, присылали друзья. На одном из таких шаржей изображены творческие муки Веры Игнатьевны, пытающейся создать очередную мощную скульптуру. 

Штрихи к портрету суровой художницы и внутренняя кухня сотворения «Рабочего и колхозницы» — вот что предлагает зрителям новая экспозиция. А также ощущение, что история монумента на этом не заканчивается.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть