Младшая сестра

22.03.2013

Вера ЦЕРЕТЕЛИ, Тбилиси

В Петербурге проводили в последний путь Нателу Александровну Товстоногову. Младшая сестра легендарного руководителя БДТ Георгия Товстоногова и вдова «великого лицедея» Евгения Лебедева ушла последней из этой уникальной тройки.

Всю жизнь и для мужа, и для брата она была точкой опоры. При этом даже рядом с такими корифеями Натела Александровна умудрялась сохранять индивидуальность.

Низкий звучный голос, унаследованный ею и братом от матери, никогда не оставался без внимания — к мнению Нателы прислушивались и близкие, и люди театра. Она не умела льстить, категорически не принимала комплиментарный стиль общения, высказывалась всегда прямо и четко. «Сестра и жена не может быть одновременно и поклонницей. Моя помощь заключалась в том, чтобы сказать им, что сделано плохо. А хорошее и так видно».

Она не занимала официальных должностей в театре, но обязательно приходила на все премьеры и репетиции. Сидела чуть сбоку от Георгия Александровича, и тот часто поглядывал на сестру. Как говорят актеры, у нее был хороший глаз, и она никогда не скрывала своего мнения.

Когда дело касалось театра, для Нателы Александровны родственные отношения не имели значения — даже если речь шла о режиссерских работах Георгия Товстоногова-младшего, ее внучатого племянника. В одном из интервью он говорил о ее критическом подходе: «У Нателы Александровны остались высокие критерии театрального искусства. Для меня очень полезно обратиться к ней, планка ее вкуса и восприятия театра не опустилась с 70-80-х годов, когда БДТ был в расцвете. С этой же меркой она подходит ко всем без исключения театральным произведениям». Неожиданная гибель весной 2012 года 36-летнего Георгия-младшего застала всех врасплох.

Помнят о Нателе Товстоноговой и в ее родном Тбилиси, в русском театре им. А.С. Грибоедова. Здесь после ГИТИСа с 1938 по 1946 год работал Георгий Александрович, о чем напоминает мемориальная доска в фойе. Жаль, Натела Александровна совсем немного не дождалась приезда грибоедовцев в Петербург на XV Международный фестиваль «Встречи в России», где 12 апреля будет показан спектакль «Холстомер. История лошади» — оригинальная версия инсценировки повести Толстого. Постановка посвящена памяти Георгия Товстоногова и Евгения Лебедева — великих петербуржцев и почетных граждан города Тбилиси. Как было бы важно услышать ее мнение о «Холстомере» XXI века — чеканное, независимое.

Она всегда поддерживала соотечественников, приезжавших в Питер. Так, в тбилисском Театре Киноактера, созданном Михаилом Туманишвили — знаковым учеником Товстоногова, до сих пор помнят, насколько важна была помощь Нателы Александровны во время их ленинградских гастролей.

Театровед Натела Арвеладзе вспоминает: «Натела не работала в театре, но в житейском, организационном плане была практичнее брата. Казалось, она была хозяйкой в БДТ. Утром из дома звонила в театр: «Гога выехал». Дежурный докладывал секретарю: «Машина прибыла, он поднимается по лестнице». Все разбегались, тишина, Гога шел в кабинет. Помню обсуждение после прогона «Истории лошади» — Георгий Александрович часто приглашал на репетиции людей «со стороны», которым доверял. Спорили — оставить ли двойной финал, когда Басилашвили снимает усики и говорит заключительный монолог уже от себя, отдельно от образа. «Южный темперамент выдерживает два финала?» — обратился к нам Гога. В ответ услышал: «Да». Встретился взглядом с Нателой, он очень считался с ней. И финал оставили».

Хранительница очага великой театральной семьи Лебедевых-Товстоноговых, Натела Александровна признавалась: «Мы с Гогой были абсолютно беспомощными в быту людьми, чего нельзя сказать про Женю. Поэтому он как бы взял над нами шефство. Когда мы поженились, зажили одним домом. Даже после получения отдельных квартир. Поскольку они располагались рядом, прорубили в стене дверь и жили вместе. С Гогой мы всегда дружили. У него был очень легкий характер. С Евгением Алексеевичем было труднее. Он мог бросить почти готовую роль, ему могло в ней что-то внезапно не понравиться. Поэтому споры у нас были, хотя в конфликты они не перерастали. Разговоры в доме велись только на отвлеченные темы — театр, литература, искусство, политика. Разговоры о высоком перемежались анекдотами… Иногда за обсуждениями мы забывали поужинать. Тогда кто-то говорил: «Натела, приготовь что-нибудь попроще, хотя бы яичницу!» Женя, правда, часто не давал мне дойти до плиты: «Давай лучше я!» Когда мы поженились, ему исполнилось тридцать три года. Это был состоявшийся человек, проживший очень трудную жизнь».

С уходом Нателы Александровны как будто опустел и Тбилиси, и ее родная улица в старой части города, давно названная в честь Товстоногова. Мемориальная доска на доме гласит, что именно здесь родился Георгий Товстоногов. Легковерные люди, в том числе и приезжие журналисты, охотно этому верили. Но по рассказам Нателы Александровны, на свет Гога появился в Петербурге, на Фурштадтской, а в Тбилиси семья перебралась уже после революции, в 1919 или в 1920 году. Отец происходил из дворянской семьи, по профессии был инженером-путейцем. Оставаться в революционном Петрограде было небезопасно, и они по настоянию матери-грузинки Тамары Григорьевны Папиташвили уехали в Тбилиси. Странной фамилией они тоже обязаны матери. «Толстоноговой» ей быть не хотелось — неблагозвучно, и она умудрилась втиснуть туда букву «в», после чего вся семья стала Товстоноговыми.

Жаль, что сделать дом-музей Товстоногова в Тбилиси уже невозможно — после смерти матери в 1970 году квартира оставалась за Георгием Александровичем на случай его приезда для постановок в тбилисских театрах. Но времени для этого он выкроить не мог и, как человек чрезвычайно щепетильный, сдал квартиру государству, хотя никто этого не требовал. Теперь от прежнего домашнего уголка и сада ничего не осталось. Прошлое — только в воспоминаниях Нателы Александровны: решетки балкона, мать, любившая выходить на него и, как это принято в Тбилиси, переговариваться с соседями. На противоположной стороне узкой улочки жила семья композитора Гии Канчели, их мамы очень дружили, и балконные беседы женщин, благодаря уникальному голосу Тамары Григорьевны, слышали все в округе. Героем ее повествований, разумеется, был Гога.

Голоса эти давно смолкли. Теперь уже никто не услышит и Нателу Александровну, которая была связующим звеном в жизни и творчестве династии Товстоноговых-Лебедевых. Но ее образ, окутанный легендами и сигаретным дымом, останется навсегда. Похоронена она в Некрополе Деятелей искусств Литераторские мостки на Волковском кладбище рядом с супругом.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть