Под покровительством Покровской

26.06.2019

Виктория ПЕШКОВА

Фото: Сергей Фадеичев/ТАССУшла из жизни Алла Борисовна Покровская. Тонкая актриса, владевшая практически утраченным ныне искусством игры светотенью, полу- и даже четвертьтонами. Педагог от Бога, открывший, вырастивший и огранивший немыслимое количество дарований; прививший вкус к этому трудоемкому процессу многим мастерам театра, в том числе и тем, кто о подобном поприще никогда и не задумывался. И вот только после этого можно прибавить — ​жена Олега Ефремова и мать Михаила Ефремова.

Алла Борисовна была человеком до крайности щепетильным и скромным — ​своих несомненных заслуг и недюжинных талантов она не то чтобы стеснялась, просто не считала таковыми. Видимо, где-то в самом сердце коренилось это выведенное Пастернаком «быть знаменитым некрасиво». Поэтому с легкостью исчезала в тени своих громокипящих мужчин — ​сначала мужа, а потом и сына. Но для тех, кто ее знал, кто у нее учился — ​не столько актерству, сколько искусству жить на пределе отпущенного тебе природой или Богом, она была, есть и будет — ​несравненной, неповторимой, непревзойденной.

Алла Покровская отдала театру три четверти своей жизни: 45 лет «Современнику» и 15 — ​МХТ им. Чехова, куда ее позвал Олег Табаков. Родители-режиссеры, — ​мама работала в Центральном детском театре, отец, выдающийся оперный постановщик Борис Покровский, — ​прочили ей преподавательскую карьеру. Послушная дочь, с детства мечтавшая стать актрисой, поступила на филфак Московского педагогического института. Смирения хватило только на год — ​любовь к театру оказалась сильнее почтения к родительскому авторитету. Покровская стала студенткой Школы-студии МХАТ, не подозревая, что со временем проснется в ней призвание к педагогике, предсказанное мудрыми родителями, и эти стены станут для нее чем-то неизмеримо большим, чем просто горячо любимая alma mater.

Но прежде чем это произойдет, будет сыграно немало ролей, каждая из которых будет не просто точным психологическим портретом очередного персонажа, но результатом долгих, порой мучительных размышлений над тем, сцепление каких именно «молекул» дало тот или иной характер. Алле Покровской в первую очередь было интересно разобраться в хрупкой, сотканной из множества противоречий душевной организации ее героинь. Потому и воплощенные ею женские образы запоминались не внешней броскостью и яркостью, а филигранно проработанным внутренним рельефом, светом, идущим из неведомого источника, спрятанного в глубинах. Тонкая материя, сродни инфраизлучению — ​далеко не каждый зритель способен настроиться на ее восприятие. Отсюда, вероятно, у некоторой части вспоминающих сегодня Аллу Борисовну и возникает стойкое ощущение «незапоминаемости» ее ролей.

В кино и на телевидении Алла Покровская сыграла много меньше, чем могла бы. Возможно, режиссерам трудно было встроить в суматошный процесс, коим по определению являются съемки, ее методичный, не терпящий суеты и поверхностности способ работы над ролью. Однако, перебирая эти «немногости», зрительское сердце отзывается благодарностью. В «Дневном поезде», сложносочиненной психологической драме режиссера Инессы Селезневой, актриса сыграла давнюю любовь героя Ингу. В годы мятежной молодости она показалась амбициозному, гордому «супермену» слишком земной и обыденной. И только спустя много лет он с отчаянием обреченного на тотальное одиночество человека увидел, что эта нежная, заботливая и воистину мудрая женщина могла бы сделать его счастливым и, более того, обеспечила бы ему тот самый «надежный тыл», без которого он так и не нашел в себе сил реализовать свои грандиозные замыслы.

В «кино для всех» Алла Покровская была столь же органична, как и в «кино для избранных». Один из самых, пожалуй, показательных примеров — ​Мария Бах из дела под названием «Ответный удар» в телесериале «Следствие ведут ЗнаТоКи». Маша, увлеченная своими научными изысканиями, перекладывает заботы о семье на супруга — ​мягкого, доброго и, увы, абсолютно безвольного человека. И тот, в стремлении обеспечить жене и детям достойное существование (женина диссертация семейному бюджету в зачет не идет), вступает, что называется, на скользкий путь. Едва ли не впервые в любимом многими сериале жертвы преступников даются не в простой схеме, а в сложном взаимодействии мотивов, и преображение, которое происходит с Машей, видевшей в горячо любимом муже совсем другого человека, играется Покровской в режиме чуть ли не посекундной хроники. Редкая ситуация для советского детектива.

Педагогика занимала большую часть сил и времени Аллы Борисовны. Вне стен родной школы-студии она к режиссуре обращалась не часто, и в основном в качестве режиссера-педагога, но если уж бралась за постановку, то спектакль получался не просто искренним — ​пронзительным, берущим за душу. Она выводила занятых в нем актеров на прямое личное высказывание, адресованное каждому из сидящих в зале. Покровская умела заставить зрителя заглянуть в самые темные уголки своей души, ужаснуться увиденному и хотя бы попытаться снять практически намертво приросшую к голове корону собственной непогрешимости. Такими были «Бабье царство» в МХТ им. Чехова и «Ромео и Джульетта» в Театре им. Пушкина, но особенно остро и беспощадно этот дар заметен в «Косметике врага» — ​спектакле, который можно считать современной вариацией на историю доктора Джекила с мистером Хайдом.

Череду воспоминаний, светлых и искренних, прерывать трудно. Когда уходит человек такого масштаба, в пространстве жизни остается пустота, которую уже ничем не заполнить. «Другие по живому следу пройдут твой путь за пядью пядь…»


Фото на анонсе: mskagency.ru



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть