Страна всмятку

24.02.2012

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ

Заседание Патриаршего совета по культуре породило два документа. Один из них — программный и официальный. Текст номер два доступен в интернете, однако широкого распространения не получил, поскольку это была речь патриарха Кирилла, адресованная вроде бы не всей стране, но исключительно — членам и гостям Совета. Хочу предложить вам несколько цитат — из того, что особенно запало в душу.

«Нравственность неизменна. Если нравственность подвергается переменам, она теряет свое абсолютное значение для жизни людей».

«Культура, утратившая базисные ценности, становится антикультурой».

«Сегодня нам надо создавать такие условия, при которых наше общество, в первую очередь молодежь, само будет отказываться от пошлости, от засилья того, что сейчас называется попсой, гламуром».

«Именно через культуру, образование и воспитание усваивается национальный культурный код. Образование должно быть органичной частью нашей родной культуры, а не материалом для сухих методических экспериментов, апробации инновационных образовательных моделей, заимствованных извне».

Так говорил патриарх и, боюсь, навлек (или навлечет еще) на себя очередную волну критики. «Воспитание» — непопулярное слово в современной России. Потому что о воспитании обычно твердят взрослые, а Россия сегодня — страна ребячья. Страна невыученных уроков и вечных каникул.

Давненько у нас не прогибались с такой готовностью перед всем, что имеет хотя бы привкус новизны. Новенькое государство — двадцать лет от Рождества Христ... — прости, Господи — от августа 91-го. Новенькие вещички, новенькие идейки, новенькие люди — последней модификации. Вот он, вот он, только что сработан.

Никогда в России не питали такого пиетета к молодняку. Не затыкались покорно, если младшие начинают вещать. Не соглашались безропотно перевернуть систему ценностей с ног на голову, потому только, что новой генерации по приколу торчать на голове. Не увлекались куда-то вслед за стихийным безбашенным табунчиком. Право юных — метаться. Обязанность зрелых — снисходить к издержкам роста и до поры до времени не выпускать помочи из рук.

Молодняк — явление не строго возрастное. Встречаются двадцатилетки, которые поражают глубинами, жаждущими заполнения. А есть седые, с хронической щетиной звезды дворовой песочницы. Бабушки и дедушки из «Сказки о потерянном времени». Вот кого, скажите на милость, может заинтересовать агитация, исходящая от Аллы Борисовны Пугачевой? Видите, какой блистательный выбор она то и дело совершает в собственной жизни? Хотите такое же, но в масштабах целой страны?

Кстати, о выборах. Ведь сейчас все, что о выборах, — кстати. Не зря сказал на том же Патриаршем совете Никита Михалков: «Мы выбираем не президента, мы выбираем Россию».

Говорят, будто за Михаила Прохорова собирается голосовать крепкий средний класс, твердо стоящие на ногах люди, успешные и благополучные. Расскажите про это вашей бабушке. Может, она поверит. Хотя вряд ли. Если, конечно, вы не внук Пугачевой.

За Прохорова, к сожалению, — уязвленные, завистливые, развращенные — не бездельем даже, но полухалтурным деструктивным болтанием в проруби. Знаю, о чем говорю, ибо вижу подобных людей гораздо чаще, чем хотелось бы. Их видит любой руководитель.

За Прохорова — те, кто никогда не выскажется прямо, не повернется гордо, не уйдет из принципа просто так, в никуда. Они кусают руку кормящую, ибо вцепились в нее зубами, не оторвешь.

Михаил Прохоров в этом абсолютно не виноват. Видит Бог (в Которого Прохоров не верит): наиболее протяженный из наших олигархов заслуживает другого электората. Только вот другого электората для либералов в России нет.

Самые безобидные поклонники Прохорова — малолетние завсегдатаи кофеен экономкласса, где они, не имея более солидных занятий, по вечерам режутся в покер. Мальчики и девочки, которые выдыхаются уже на стадии резюме и ничем, кроме автобиографии, одарить человечество пока не способны.

За Прохорова выступают даже не птенцы — яйца. Кто из них впоследствии вылупится — цыплята или крокодильчики, — покрыто мраком. То есть вторые ничуть не хуже первых, а с материальной точки зрения даже перспективнее. Но все-таки хотелось бы определиться: для какой фермы мы подыскиваем управляющего?

Поразительно не то, что дети бунтуют и блуждают — они занимаются этим всегда, в соответствии с гормональными законами. Удивительно, что их предпочтения — чупа-чупс вместо овсянки — обсуждаются всерьез. Широкий обзор из-под скорлупы, яичная демократия, однояйцевое сознание и попытки яйцового (по аналогии с дворцовым) переворота признаны частью политического процесса.

Молодняку интереснее крушить, нежели строить. Разломаем государство, посмотрим, что там внутри. А если потом обратно не соберем, папа новое купит. Кто этот папа — решайте сами, а то еще начнете обвинять меня в конспирологии...

Господа взрослые, давайте прекратим этот смехотворный праздник непослушания. В конце концов, яйца жалко. Они пострадают первыми — когда запахнет жареным, то бишь из нас начнут делать омлет. Приготовить его, не разбив яиц, как вы знаете, невозможно.

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ,   
главный редактор газеты «Культура»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть