Любите патриотизм в себе, а не себя в патриотизме

05.08.2014

Елена ЯМПОЛЬСКАЯ

Государственная программа патриотического воспитания граждан России продлевается до 2020 года. Такое решение принял президент страны Владимир Путин. Дав на сей счет целый ряд поручений ведомствам и общественным организациям.

Однако ни госструктуры, ни президентские советы поставленной задачи полностью не решат. Под любое воспитание требуется, соответственно, штат воспитателей. Где их рекрутировать? Из кого набирать?

Тригонометрию преподают люди, способные отличить синус от косинуса. Глобус крутят (или пропивают) географы. Патриотизму, по логике вещей, должны обучать патриоты. Тут не то что Путин — сам Бог велел.

А кто он — современный российский патриот? Велик соблазн перечислить имена «звезд» так называемого патриотического лагеря (ПЛ). Но ведь главная проблема ПЛ заключается именно в том, что это — лагерь. То есть группировка, ограниченная численно. Началась движуха, подули нешутейные ветра, и чуть ли не каждая неделя вносит изменения в патриотический пейзаж. Сухой веточкой отломился Кантор. Перезрелой хурмой шмякнулся Кургинян. Лагерь возбужден. Лагерь взволнован. Он выявляет предателей и клеймит еретиков. Он занят клановой борьбой и отделением агнцев от козлищ. Конкурирующие гуру ПЛ ревнивы, словно претенденты на корону Российской империи в известном фильме Кеосаяна.

По образу и подобию «звезд» выстраиваются и их последователи — рядовые члены ПЛ. В почете замысловатые многословные теории, а воспитание — вещь практическая. Патриотизм не транслируется через лозунги. Точнее, усваиваемость патриотизма в форме лозунгов — нижайшая.

Для патриотического воспитания требуются отечественные фильмы и мультики.

Компьютерные игры. Телешоу. Комиксы.

Песни с хотя бы минимальным присутствием смысла в текстах. «Не напрягай башку, ведь ты не Александр Друзь» — тоже обладает воспитательным эффектом, но не тем, которого мы добиваемся.

Разнообразные, доступные, современные и при этом позитивные формы досуга — способные стащить оболтуса-зацепера с крыши электрички раньше, нежели он рухнет оттуда неодушевленным предметом. А значит — клубы, кружки, объединения, дома творчества, спортивные секции. А к ним — прилично оплачиваемые мастера и тренеры.

Нужны интересные внутрироссийские туристические маршруты и — сопутствующая инфраструктура.

Продуманные, с любовью и ясной мыслью составленные школьные программы по литературе и истории, факультативы по родной культуре (и непременно — по советскому кинематографу).

Остро насущна национальная справочная система. Какое там патриотическое воспитание, когда, готовя доклад или реферат, школьник копирует из Википедии: «В результате событий 2014 года (Крымский кризис) большая часть полуострова стала предметом территориального спора между Украиной и Российской Федерацией, под контролем которой территория Крыма де-факто находится с марта 2014 года»…

Плюс еще масса разных частностей. Например, отечественная сеть фитнес-клубов с тренировочными программами на основе национальных традиций.

И все это — только по первым прикидкам.

Может быть, такова сугубо женская точка зрения, но, на мой взгляд, вредно, опасно даже сводить патриотическое воспитание исключительно к военно-патриотическому, с ударением на первом слове. Прежде чем научить мальчишку стрелять, надо научить его любить. Все то и всех тех, кого полагается любить мальчишкам. Родителей и учителей (хотя бы некоторых). Бабушку и младшую сестренку. Товарищей по футбольной команде и девочку из параллельного класса (заливаясь смущением, а не обсуждая ее пропорции в выражениях, достойных старика Козлодоева). Природу и животных — едва ли не в первую очередь. Приключения, фантастику, благородных киногероев (желательно своих), крутых спортсменов (хорошо бы, отечественных) … Такое воспитание, между прочим, и на качестве будущих солдат благотворно скажется. Но мы ведь не одних воинов растим. Нам еще необходима новая — пророссийски дышащая — интеллигенция. И творческая, и научная, и техническая.

Политика патриотизма не должна становиться политикой лишений. Это самый простой способ провалить дело, порученное президентом. Не запрещать иностранное кино, но снимать отечественное — в таких объемах и такого качества, чтобы приоритет иностранного естественным образом вытеснялся. Не лишать молодняк фастфуда, но предложить свои демократичные ресторанные сети.

Родина должна складываться с малолетства, возводиться по кирпичику, проникать в кровь, а не обрушиваться на парня с внезапным требованием: «Люби меня!». Подождите, гражданка, как это «Люби»?! Мы ведь толком и не знакомы!

Познакомить новые поколения с Родиной, свести их так, чтобы потом водой не разлили, — достойная задача для патриотов. Вот только ради этого работать надо. Производить что-нибудь, помимо теорий. И произведенное должно быть конкурентоспособным.

С патриотизмом идеально сочетается триада «чистые руки, горячее сердце, холодная голова». Однако отвечающих данной формуле в ПЛ, увы, мало. Есть оборотни с липкими ручками и ледышкой вместо сердца, есть пассионарии — с разнообразными формами воспаления мозга.

Если у каждого Абрама — своя программа, то у всякого Ивана — своя нирвана. Одному грезятся губернии с уездами да черно-желто-белый имперский стяг, другому приспичило переименовывать Петербург в Петроград. Хотя — чем бы патриот ни тешился, лишь бы не пытался втянуть Отчизну в войну. Таких настроений в ПЛ тоже хватает.

Патриоты наши, выражаясь шукшинским языком, — либо странные люди, либо энергичные люди. Одно не слаще другого. Энергичным нельзя доверять, со странными чрезвычайно трудно иметь дело. Как-то я поинтересовалась у высокопоставленного чиновника:

— Почему не избавляетесь от «пятой колонны» внутри министерства?

— Да, понимаешь, они ловко насобачились бумажки составлять — отчеты, доклады… А патриота на работу возьмешь — намаешься. Ни одного документа грамотно оформить не может.

Логика чиновничья незатейлива, но, признаюсь, сама многократно расставалась с сотрудниками, считавшими «православие — самодержавие — народность» достаточным профминимумом.

Наверное, это не вина, а беда современного российского патриота. Кому-то реально не давали работать последние годы, а то и десятилетия. Кто-то, глядя на происходившее в стране, сам опустил руки. Иным даже приглянулось сидеть в подполье: почетное изгнание, обширный досуг. Из некоторых вылепили шоуменов, «весь вечер на арене»… Старшие отвыкли, а молодые и вовсе не приучались выстраивать служебные отношения, читать книжки по менеджменту и нетворкингу (а не только Константина Леонтьева), разгребать ежедневную рутину… Вскакивать по будильнику, не расслабляться в выходные, носить галстук, ликвидировать в спортзале живот… Помимо основной работы, еще и преподавать — то есть делиться и знаниями, и мировоззрением. Чем уже пару десятилетий занимаются наши друзья и партнеры из либерального лагеря, а мы только руками разводим: откуда такой прожженный цинизм в молодых ученых, артистах, журналистах?..

Русский патриотизм хорош в сочетании с немецкой пунктуальностью, японским трудолюбием и американской инициативностью. Честно скажу, взбегаю на потолок, когда слышу (а слышу все чаще): да, театрик, конечно, малохудожественный, но высокоморальный. Журналист слабый, но «правильный». Чиновник не компетентный, но воцерковленный.

Патриотизм используется как оправдание, выполняет компенсаторную функцию и неотделим от союза «зато». «Зато он патриот!» За что — за то? За нерадивость, отсутствие вкуса и чувства меры, нежелание совершенствоваться?

Уничижение паче гордости: «Тут система, ну а мы стихия, / А за нами матушка-Россия», дальше не прокатит. Не за нами Россия, граждане. Опять проиграем, переуступим, если не осознает русский патриот, что патриотизм — не профессия. Путь, который либералы прошли в 90-е, мы должны пробежать с рекордной скоростью. «Либо мы сделаем это, либо нас сомнут». Откуда цитата — для патриотов наверняка не секрет.

Что делать человеку, который считает себя патриотом, однако ни к каким лагерям принадлежать не хочет, а хочет жить, работать и ощущать себя — чем дальше, тем больше — хозяином в собственной стране?

Мне кажется, так:
трезво оценивать противника, рассчитывать силы и отвечать за свои слова.

Прежде думать о Родине, а уж потом тешить собственное тщеславие. Любите патриотизм в себе, а не себя в патриотизме.

Поменьше простоты, которая хуже воровства, и побольше той, к которой тянутся люди.

Иначе патриотическим воспитанием, закатав рукава и поплевав на ладони (чтобы больше прилипало), займутся циники. Хладнокровные, мокроносые, вечно готовые к услугам. И жаловаться тогда придется только на себя.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (4)

  • alt

    В.Н. Шульгин 07.08.2014 13:47:01

    Материал своевременный. Спасибо.
    К сожалению, как это повелось с 19 века, патриотjом может быть как Бенкендорф (казённый, дежурный, с русофобинкой, но властный), так и Пушкин (свободный, подлинный, но гонимый). У нас в Калининграде, например, местные гранты на патриотическое воспитание регулярно берёт парень-сетевик из тех соросовцев-галдёжников, кого имел в виду Ю.П. Кузнецов в цитируемом Вами "Наваждении". Он же, отучившись в местном ун-те, стал преподавателем и одним из главных зомбирующих студенчество западнистов. Сейчас он и властная среди гуманитариев БФУ компания неутомимо трудятся на тевтонов в рамках немецкого проекта "Триалог" (уже лет 5 как идёт на германском финансировании, до него были аналогичные с конца 80-х). Их цель - "доказать", что "на земле Канта и королевы Луизы" Русских быть не может, они неизбежно переформатируются (за исключением проклятых ветеранов, но "колорадовский" век, "к счастью", проходит). Силлогизм этой братии, отрабатывающей западные серебреники прост: 1) Земля здесь "вечно-немецкая" с сильнейшими непреоборимыми флюидами, из неё истекающими (могила Канта и т. п.); 2) Здесь живут быдловатые переселенцы из тёмной России, заселённые "тираном Сталиным" и проклятыми "советскими служителями" вместо замечательных немцев; 3) Быдловатые рабские, несчастные люди всё-таки имеют нечно человеческое (хотя они, конечно, никогда не смогут подняться до немецкого уровня), поэтому императивно воспринимают "немецкий гений земли" и переформатируются в "евророссиян" (сам горбачёвец Кувалдин этим именем благословил на сепаратизм в середине 2000-х, явившись к нам из Москвы вместе с Дискиным, есть материал из "Калинингр. Правде").

    Наслушавшись этого галдежа местные начальствующие со слабой "культуркой" и просвещённостью, воспринимают все эти лжи как правду, а зомбо-галдёж, режиссируемый прозападными "агентами перемен", носит ПОВСЕМЕСТНЫЙ характер в ряде ключевых "воспитательных" структур, то есть в Университете им. Канта, в школах Минобраза, в НКО, в системе Минкульта (библиотеки, музеи, писатели-демократы типа Бартфельда и Глушкина, трущиеся возле культначальства с кормушкой "для своих"), СМИ в том числе ТВ (особенно местный "Каскад", любящий цитировать русофобство клозетно-озабоченного Буйды). Дошло до того, что местная министерша по культуре С. Клюйкова заявила, что в области "нет аутентичной культуры", то есть получается, что абсолютно русская область населена не носителями "великого и могучего", нет Русской культуры. Поверьте, нисколько не преувеличиваю, ситуацию знаю изнутри. Надеюсь на творческие контакты. Они необходимы, так как нашего брата, русака, тут травят нещадно, коскольку качественный перелом в пользу западнистов, к сожалению, в сфере образования и культуры во многом уже состоялся...

    В.Н. Шульгин, д.и.н., Калининград
    (кстати, а почему Москва дозволила повсеместное переименование "Управлений культуры" в "Министерства" и "Администраций" в "Правительства"? Тут вообще непонимание того, что это поддержка местных сепаратизмов в рамках западного курса на "регионализацию" России. Неужели трудно открыть американский Russian Democracy Act 2002 и посмотреть на цели Запада???)
  • alt

    Волков 12.08.2014 07:45:47

    К вопросу о "достаточном профминимуме", связи с "формулой": «православие — самодержавие — народность» и призыве главного редактора "любить патриотизм в себе, а не себя в патриотизме" - в "контексте" публикации "Новое английское слово" иеромонаха "Новое английское слово" о так называемом "феномене селфи":
    "…К сожалению, такая перспектива большей частью открывает возможности для бесконечного эксгибиционизма. И для того, что апостол Иоанн Богослов называл «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская». Бешеная популярность селфи — это, по сути, приговор современному человеку, который, с одной стороны, зациклен на самом себе, а с другой, не хочет слышать древней мудрости: Nosce te ipsum — «Познай самого себя».
    http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/54590-novoe-angliyskoe-slovo/
  • alt

    Reader 13.08.2014 16:58:52

    Заголовок статьи достаточно эффектный, но корректно ли "любите патриотизм в себе"? Любят всё же не патриотизм, а Отечество.
  • alt

    Ираида Осипова 16.03.2016 10:30:40


    "Русский патриотизм хорош в сочетании с немецкой пунктуальностью"
    Ну да, прям как в "Железной воле" Лескова.
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть