Как Невский не стал Горбачевым

14.04.2015

Вадим БОНДАРЬ

18 апреля — День воинской славы России. Отмечается он в честь победы, одержанной в 1242 году русскими воинами под командованием князя Александра Невского над крестоносным рыцарством, осуществлявшим по призыву папы римского «натиск на Восток» (семь веков спустя, кстати, столь же неудачно повторенный «дранг нах Остен» ). Это событие сыграло важнейшую роль во всей последующей истории нашей страны.

Располагаясь между Европой и Азией, Россия находилась — как и сейчас находится — под постоянным воздействием с обеих сторон. По подсчетам Василия Ключевского, великорусская народность в период своего формирования за 234 года (1228–1462) вынесла 160 внешних войн. С тех пор и вплоть до Великой Отечественной много раз перед нашей страной и ее народом вставал страшный вопрос — быть или не быть, в самом прямом смысле слова. В XIII веке над раздробленной на удельные княжества Русью угроза нависла как с востока, так и с запада. На тот период пришелся расцвет татаро-монгольского государства, осуществлявшего свою экспансию повсюду, куда могла ступить нога монгольского коня. И если сегодня расширение азиатского влияния носит в основном финансово-экономический и миграционный характер, то тогда главным образом — военный. Двигаясь на запад, азиатский каток прошелся и по большинству русских земель. Поверженные и разоренные, они вошли в зону монгольского влияния. 

Северо-западные земли, не подвергшиеся нашествию, ждал другой удар. В это же самое время в Европе набирала обороты «глобализация». Тогдашний Западный проект. Только проходил этот процесс под знаменем распространения «истинной веры». Для этого в XII–XIII веках под сенью католической церкви даже было создано некое подобие нынешнего НАТО — военно-монашеские организации рыцарей, или ордены. Которые по призыву папы консолидировали силы для осуществления крестовых походов против «неверных». 

И вот, в самый тяжелый момент для Руси, папа Григорий IX призвал западное рыцарство к крестовому походу против прибалтийских язычников и «русских схизматиков». Первыми откликнулись те, кто был ближе всего к предстоящему месту действия: Ливонский орден, Швеция и Дания. Начался набор добровольцев в Германии. О том, как осуществлялась эта глобализация «во имя веры», красноречиво свидетельствует «Ливонская хроника»: «Войско по всем дорогам и деревням истребило много народу и преследовало бежавших в прилегавшие земли и взяло в плен женщин и детей. Многие из язычников, бежавшие в леса и на морской лед, замерзли и погибли». 

Народное вече в Пскове

Как и сейчас, тогдашний Западный проект продвигали не только силой, но и посулами всяческих благ, исходящих из единства «праведных народов», а также откровенным подкупом представителей местных элит. В северных центрах Руси — Пскове и Новгороде, стоящих на пересечении торговых путей, где роль боярско-купеческой аристократии была наиболее сильна, это стало особенно актуально. И хотя формально тот же Новгород был вечевой республикой, реально управляли этой народной демократией «300 золотых поясов» — местные олигархи. Которые за «хороший интерес» готовы были продвигать чьи угодно проекты. Пытались они заставить действовать в своих интересах и приглашаемых в качестве глав исполнительной власти князей. А когда это не получалось, провоцировали вечевое горлопанство и изгоняли неугодных из города. Подобной судьбы не избежал и будущий триумфатор Ледового побоища князь Александр Ярославич. Несколько раз его изгоняли из Новгорода, а затем под давлением простого народа звали обратно. 

На 1240 год западные крестоносцы запланировали двойной удар по русским землям. Группировка, основу которой составляли шведы, должна была ударить по Новгороду, а германский кулак — обрушиться на Псков. Шведы начали выдвижение первыми. Однако Александр внезапной атакой разбил противника прямо в его лагере на Неве. Не дав даже полностью выгрузиться с кораблей. 

Несмотря на это поражение, стратегически 1240 год оказался для Западного проекта вполне успешным. В сентябре боярин Твердила Иванкович с сообщниками сдали Псков. Твердила стал немецким наместником. А в ноябре те же силы спровоцировали конфликт с Александром в Новгороде. В результате невский герой в гневе покинул город и уехал в Переяславль-Залесский. Оккупанты решили, что дело сделано, с русскими можно больше не заигрывать, и ударились во все тяжкие. На многих это подействовало отрезвляюще, и народ потребовал «звать Ярославича». 

В 1241 году Александр вернулся в Новгород и начал выпроваживать незваных гостей. Первым делом были уничтожены опорные пункты врага, включая крепость Копорье. Отец Александра, великий князь Ярослав, послал к нему на подмогу младшего сына Андрея с полками владимирцев и суздальцев. Это позволило освободить Псков. Решающее сражение между крестоносцами и войском Александра произошло на берегу Чудского озера. Русский полководец противопоставил рыцарской тактике удара «кабаньей головой» отечественные клещи. Основной удар тяжелой вражеской конницы, атаковавшей со стороны озера, приняла на себя пешая рать. Крестоносцы надеялись разрезать ее своим клином, расчленить и уничтожить. А пешие кнехты и ополчение, состоявшее из чуди, должны были довершить разгром. 

Однако на этот раз все пошло не по плану. В тылу русской пехоты оказались береговые валуны и множество специально поставленных здоровенных саней. Это свело результаты прорыва к минимуму. В условиях ограниченности маневра боевые порядки смешались, и началась «собачья свалка». Когда крестоносцы и вражеская пехота увязли в каше ближнего боя, конные дружинники под командованием Александра ударили неприятелю в тыл. Клещи сомкнулись. Разгром был полным, а его последствия — далеко идущими. Александру удалось остановить продвижение тогдашнего Западного проекта в русские пределы. 

Видя, что силой оружия католическую глобализацию на исконную Русь не продвинуть, папа Иннокентий IV попытался решить этот вопрос, применив индивидуальный подход к личности князя. В адресованной Александру булле он пишет: «Коль скоро пристанешь ты к людям, угодным нам, более того — Богу, тебя среди других католиков первым почитать, а о возвеличивании славы твоей неусыпно радеть будем». Но Горбачевым Средневековья Александр Невский не стал. Как свидетельствует летопись, папе он ответил: «От вас учения не приемлем, и словес ваших не слушаем». 

В. Серов «Въезд Александра Невского во Псков после ледового побоища»

Остановив поглощение Руси Западом, Александр сумел расположить к себе татар, сведя к минимуму и восточный фактор. Четырежды съездив в Орду и дважды имея длительные беседы с Батыем, ему удалось получить ярлык на великое княжение Владимирское, добиться права самостоятельно вести государственные и военные дела, неприкосновенности веры и многого другого. Летописец сообщает, что побеседовав с Александром, Батый сказал свите: «Все, что мне говорили о нем, все правда — нет подобного этому князю». 

Таким образом, в критический для Руси момент одновременного воздействия западного и восточного факторов, она, благодаря победе на Чудском озере, полководческому искусству и мудрости Александра Невского, сумела не только сохраниться, но и подготовиться к крупнейшим геополитическим победам, начавшимся с XV века и предопределившим роль России как влиятельного игрока на мировой арене.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть