Он пришел дать нам волю?

02.04.2015

Нильс ИОГАНСЕН, Астрахань—Волгоград

345 лет назад, в начале апреля 1670 года, незаконное вооруженное формирование под командованием атамана Степана Разина пришло к Астрахани. Началась «крестьянская война» — как именовали эти события наши школьные учебники. Но была ли она в действительности такой уж народной?


Хождения за зипунами

Советский курс истории не оставлял места для сомнений: донской казак Степан Разин поднял восстание на Волге, к нему присоединились широкие массы обездоленного крестьянства и пошли бить царских ставленников и прочих эксплуататоров-угнетателей.

Однако проблема в том, что крестьян в Поволжье и на Дону тогда не было. «Заселение края землепашцами началось при Петре Первом, в начале XVIII века. До того на Волге жили лишь казаки, которые сельским хозяйством не занимались. Присутствовали также военные городки, крепости вроде нашего Царицына, где гарнизонами стояли семейные стрельцы. Продовольствие им доставляли «из центра». Местные «инородцы» промышляли скотоводством, гоняли в Россию табуны лошадей. Да и вообще, людей в крае проживало очень мало», — рисует картину научный сотрудник Волгоградского краеведческого музея Наталья Комарова.

В Астрахани все было еще веселее. По сути, город представлял собой некий аналог пиратского острова в Карибском море — Тортуги. «По Волге проходил путь в Персию — важнейшая торговая магистраль между Европой и Азией. Вот и озоровали, причем все подряд. Многие русские купцы занимались работорговлей, да, собственно, отличить в те годы негоцианта от пирата было крайне сложно. Казаки, коих тут присутствовало великое множество, официально промышляли рыбной ловлей, но также регулярно «хаживали за зипунами» в Персию и иные земли. Власти тому не препятствовали, более того, значительная часть награбленного оседала в городе, в том числе и в карманах воевод», — объясняет доцент Астраханского государственного университета Петр Казаков.

Казацкая вольница расползалась по всему региону с Дона. Власти еще со времен Ивана Грозного всячески поддерживали данное сообщество, взоры которого были обращены за границу, а с турками, крымчаками, поляками да персами молодое Русское государство постоянно конфликтовало.

«Донские казаки получали от «федералов» оружие, боеприпасы, продовольствие, даже людскую подмогу. Туда стекались всяческие буйные личности, которые не нашли себе место в России. И это были вовсе не беглые крестьяне, на фронтире требовались настоящие бойцы. Среди казаков хватало представителей знатных боярских родов, дворян и прочих профессиональных военных, на сложные приграничные участки Москва иногда отправляла дополнительные отряды стрельцов — не столько в помощь казакам, сколько чтобы поразведать, чем в округе можно поживиться», — рассказывает научный сотрудник историко-архитектурного комплекса «Астраханский кремль» Станислав Полупанов.

Гражданин Разин Степан Тимофеевич родом как раз из такой семьи — профессиональных искателей приключений. «Его старший брат Иван во время очередной войны с Польшей завербовался в русское войско. Но потом ему надоело сражаться, захотелось домой, и он просто дезертировал. Беглеца поймали и казнили. Нам этот факт преподносили как главную причину восстания — якобы Стенька возненавидел царя потому, что тот убил его брата. Хотя в те времена это было, как говорится, «дело житейское». Да и казнил не царь, а конкретный боярин — Ивана повесили по приказу князя Юрия Долгорукова», — утверждает Казаков.

Пираты XVII века

Степан сын Тимофеев родился в 1630 году, а первые упоминания о нем в хрониках относятся к 1667-му, когда начался знаменитый Персидский поход. В него он вступил уже авторитетным и очень опытным военачальником, командиром уровня адмирала. Однако никаких достоверных сведений о его пиратской карьере нет. Историкам известно, что Разин грабил турок, ходил в походы на Крым, «щипал» степняков. Кстати, в первом варианте легенды об утопленной им девушке фигурировала ногайская княжна. А дело вроде как было где-то на Дону...

Б. М. Кустодиев. «Степан Разин»

В 1667 году Степан Разин собрал огромную ватагу и отправился в Каспийское море — грабить персов. По пути флотилия зашла в Астрахань, пополнила запасы продовольствия, набрала головорезов из числа местных казаков и стрельцов. Спустя два года потяжелевшие от добычи струги вернулись под стены крепости, на берег сошли сказочно разбогатевшие корсары.

«Пристань тогда находилась прямо под стенами кремля, вот там-то и высадились люди Разина. Самые бедные из пиратов были облачены в шелка, все щеголяли дорогим оружием, сорили деньгами. Естественно, в городе  обрадовались — как бы сегодня сказали, пришли крупные инвестиции в местный бюджет», — улыбается Полупанов.

Часть добычи корсары сдали в казну. Пришлось поделиться и с местными чиновниками: воевода Прозоровский выпросил у Стеньки шубу, а его заместитель князь Львов получил дорогие серебряные шпоры восточной работы, инкрустированные драгоценными камнями. После этого разбойничья ватага преспокойно ушла на Дон.

Несложно догадаться, что власти «крышевали» наших корсаров. Впрочем, крупные пиратские соединения никогда не возникали сами по себе. Немец Клаус Штёртебекер в конце XIV века «кошмарил» конкурентов Ганзейской республики, Томас Кэвендиш, Френсис Дрейк и Генри Морган добывали золото для Лондона, Франсуа л’Олоне грабил испанцев в интересах короля Людовика, а уже в XVIII веке Джон Поль Джонс душегубствовал на правительство едва провозглашенного американского государства. Имелся и отечественный опыт: так, Иван Грозный для промысла на Балтике выдал каперское свидетельство датчатину Карстену Роде, чью эскадру удалось уничтожить только совместными усилиями всех приморских государств.

«Степан Разин был именно пиратом, очень умелым и удачливым. А работал он в том числе на власть. Не стоит обращать внимание на гневные царские указы — на самом деле мешать ему никто не собирался. А бумага все стерпит. Английский король вон тоже слал в Мадрид письма, что Генри Морган — пират, он вне закона. И что испанцы могут его казнить. Если, конечно, поймают...» — говорит научный сотрудник музея Боевой славы города Астрахань Антон Второв.

Отвори потихоньку калитку

Остается лишь понять, почему успешный и богатый флибустьер поднял восстание против своих покровителей. И вообще — было ли это восстанием? Уж больно странные факты зафиксированы в летописях.

Взятие Астрахани войсками Разина.  Гравюра из книги Я. Стрейса «Три путешествия», Амстердам. 1676

Прежде всего, весной 1670-го никакого штурма Астрахани не было, да и полноценной осады тоже. Стратегически важный город — единственную каменную крепость на Волге южнее Нижнего Новгорода — пиратам просто сдали. «Наш кремль много раз штурмовали, и совершенно безуспешно. Внутри стоял сильный гарнизон — более шести тысяч стрельцов, хватало и пушек, и «зелья». Город был неприступным, а вот Разин в него просто взял и вошел», — рассказывает Станислав Полупанов.

Стены и башни крепости производят впечатление и по сей день. Но пиратам карабкаться не пришлось — их провели через тайную калитку со стороны Житных ворот. «Сделать это могли только в том случае, если стрельцам кто-то приказал. Например, тот же князь Львов — явный патрон Разина, местный «д’Ожерон» (легендарный губернатор острова Тортуга, покровитель пиратов Карибского моря. — «Культура»). И, что самое удивительное, в городе и в крепости никто не стал бесчинствовать. Воеводу, князя, бояр и даже митрополита Иосифа, наиболее активно призывавшего к сопротивлению, не тронули! С ними расправились значительно позже, через год, те отморозки, которые остались на хозяйстве после ухода Разина с основной дружиной», — объясняет Петр Казаков.

Казаки, стрельцы и прочие местные жители пополнили пиратскую «армию», которая двинулась вверх по Волге. Эскадра не встречала сопротивления — большинство крепостей сдавались. «В Царицыне Разину сразу открыли ворота, и Стенька не стал сжигать город и чинить зверств. Разве что боярина Тургенева (между прочим, предка писателя) убили. Постояли месяц, отдохнули и двинулись дальше», — говорит Наталья Комарова.

Дальше, правда, сложилось не так красиво. Симбирск — небольшое деревянное укрепление — открыл огонь из пушек. И восставшие были вынуждены ретироваться.

Бей бояр, спасай Россию

Итак, в 1670 году на Волге появляется некое незаконное вооруженное формирование, которое ведет себя более чем странно. «Бунтовщики» ничего не громят, не жгут, крепости не штурмуют, занимают лишь те укрепления, которые встречают их не свинцом, а хлебом-солью. Да и лозунги вызывают удивление.

«Разин провозглашал: бояре плохие, царь хороший. Условно говоря, бей бояр — спасай Россию. Подобные призывы находили понимание в среде казачества, вольные люди ненавидели чиновников. Но государству они вредить не хотели. Так, вопреки расхожему мнению, первенец российского парусного кораблестроения — фрегат «Орел» — не был сожжен Разиным. Корабль преспокойно сгнил в астраханской Кутумовой протоке спустя годы после подавления восстания, на сей счет есть неопровержимый документ — акт списания казенного имущества», — отмечает Казаков.

Еще один интересный момент — во флотилии атамана были две разукрашенные ладьи. На одной якобы находился царевич Алексей Алексеевич (на самом деле он умер еще в начале 1670-го), на другой — опальный патриарх Никон (был в то время в заточении на Севере). На эти две наживки активно шли недовольные — раскольники и те, кто хотел поучаствовать в воцарении нового государя. То есть, выражаясь понятным языком, «враги народа».

«Эти фейки возникли не на пустом месте, ведь восстание Стеньки Разина по большому счету было выгодно Алексею Михайловичу. С одной стороны, оно выявило всех недовольных, в том числе в среде духовенства, с другой — консолидировало около царя сподвижников. То есть, как и почему возник данный «бунт», хороший вопрос... В историю государь вошел как «Тишайший». Это был очень умный, предприимчивый и жесткий монарх. Но действовать предпочитал тихо, тайно», — намекает Антон Второв.

В данную версию хорошо вписываются и последующие события. После разгрома войска в октябре того же 1670-го Степан Тимофеевич отправляется на Дон, в родную станицу. Мавр сделал свое дело, теперь он может отдохнуть. Однако Разин недооценил коварство высоких покровителей. Он слишком много знал и поэтому был обречен. К слову, мало кто из знаменитых пиратов умер своей смертью. Клауса Штёртебекера поймали и казнили — судя по легендам, он осмелился шантажировать руководство Ганзы. Вконец осатаневшего л’Олоне французы сдали испанцам, и те его благополучно застрелили. Фаворита Елизаветы Английской, также грабившего испанцев Уолтера Рэли обезглавил преемник королевы-девственницы. 

С. А. Кириллов. «Степан Разин»

История успеха Генри Моргана, который стал вице-губернатором Ямайки, — исключение. А русский казак вписался в общее правило. Через полгода после того, как он вернулся на родину, казачий старшина Корнила Яковлев схватил его и выдал людям из «органов». Кстати, данную структуру официально учредил именно «Тишайший» — Приказ тайных дел был основан в 1653 году. Вот только предательство донским головам не помогло. «В лучших традициях тайной дипломатии Алексей Михайлович тогда же и подчинил себе казаков. Ранее они сотрудничали с Москвой на правах союзников-федератов, а стали просто подданными. Старейшинам сделали предложение, от которого нельзя было отказаться. Ведь это они укрывали у себя Разина, да и поход его начался с Дона», — объясняет замдиректора Волгоградского краеведческого музея Александр Величкин.

Следствие велось на удивление недолго. Атамана арестовали в конце апреля 1671-го, потом еще около месяца везли до Москвы. А уже 6 июня на Болотной площади он был казнен. Очень странная поспешность.

И за борт ее не бросает

Тем не менее, «опросные листы — материалы допросов гражданина Разина С.Т. — в архивах частично сохранились. Историкам эти документы известны, поэтому расхожие легенды вызывают у них лишь улыбку.

Прежде всего, какой-либо убиенной (утопленной) девушки в протоколах вообще не фигурирует. Персидский юноша — сын командующего эскадрой, которую Разин разбил в 1669-м, действительно, в плен попал. Но прожил недолго, умер от ранения. Это писцы запротоколировали.

Атаман никого лично не казнил, не скидывал с башни «Раскат» в Астраханском кремле. Это тоже байка. Опять-таки есть показания, в том числе свидетельские, что данные преступления — дело рук Василия Уса и его сообщников. А изображенные на многочисленных картинах советских времен «суды атамана» над боярами-чиновниками — тоже выдумка, реконструкция партийных пропагандистов. Нет документов о том, что такие судилища проходили.

Зато многие реальные подробности до сих пор широко неизвестны. Например, среди военачальников атамана была женщина — Алена Арзамасская.

К. Смирнов «Бой Алены»

«Дворянка, дочь какого-то воеводы, его имя сейчас пытаемся выяснить. Ее отец не имел сыновей и воспитал девушку, как пацана, — научил стрелять из лука, рубиться саблей, владеть другим оружием. Потом он умер, а «добрые» родственники поспешили заточить сироту в монастырь и прибрать к рукам всю собственность. Так случилось, что люди Разина ее освободили, и она присоединилась к восставшим, пошла мстить обидчикам», — рассказывает Петр Казаков. К сожалению, история воительницы окончилась печально: красавицу поймали и сожгли, как ведьму.

Но что будоражит людей до сих пор — так это клады волжского пирата. Ведь пограбил Стенька Разин всласть. «Судя по «опросным листам», царские заплечных дел мастера хотели знать, где спрятаны его богатства. Атаман им ничего не сказал, и это золото до сих пор не найдено. Желающие отыскать сокровища не переводятся уже которое столетие», — говорит Наталья Комарова. Наиболее популярное место поисков — Жигулевские горы. Там, в таинственных пещерах, якобы таятся несметные богатства, вывезенные пиратом еще из Персии.

Есть на Волге утес

К сожалению, интерес к личности Степана Тимофеевича сегодня ограничивается кладами. Даже будущим историкам, студентам поволжских вузов, ничего не рассказывают о похождениях атамана. А уж научных исследований точно не проводится — тема не модная. «Личности Разина не уделяется должного внимания. Несмотря на всю ее неоднозначность, в истории нашей страны это одна из ярчайших фигур», — уверен замдиректора Астраханского музея-заповедника Андрей Курапов. По его словам, экспозиции по крестьянской войне, некогда обширные, в годы «перестройки» были уничтожены, многие документы пропали. В углу Астраханского кремля валяется железная клетка — копия той, в которой Разина везли на казнь в столицу. Туристам ее почему-то не показывают.

Что примечательно — при Романовых, с которыми атаман якобы воевал, тема его «подвигов» вовсе не являлась запретной. Между прочим, первая отечественная художественная фильма, вышедшая на экраны в 1908 году, называлась «Стенька Разин и княжна» (другое название — «Понизовая вольница»). Финал у картины предсказуемый: в очередной раз приложившись к солидных размеров кубку, пират отправляет девушку за борт...

Кадр из фильма «Степан Разин». 1939

То, что это неправда, экскурсоводы не устают рассказывать посетителям Астраханского кремля, а заодно — разоблачать стопроцентно народное происхождение песни «Из-за острова, на стрежень». Во второй половине XIX века поэт Дмитрий Садовников написал цикл песен об атамане. Одну из них вскоре положили на музыку. Жутковатая получилась песенка. Впрочем, существует и гораздо более оптимистичное произведение на текст Садовникова: «По посаду городскому, / Мимо рубленых хором / Ходит Стенька кажный вечер, / Переряженный купцом. / Зазнобила атамана, / Отучила ото сна / Раскрасавица Алена, / Чужемужняя жена...» Финал вполне жизнеутверждающ и может огорчить разве что обманутого Алениного супруга.

Ну а слова к самой торжественной песне про Разина сочинил русский офицер и литератор Александр Навроцкий: «...Но зато, если есть на Руси хоть один, / Кто с корыстью житейской не знался, / Кто свободу, как мать дорогую, любил / И во имя ее подвизался, — / Пусть тот смело идет, на утес тот взойдет, / Чутким ухом к вершине приляжет, / И утес-великан все, что думал Степан, / Все тому смельчаку перескажет». Именно такому — жестокому, но справедливому, горячему сердцем Разину намного позже посвятил Василий Шукшин роман «Я пришел дать вам волю». И до конца жизни мечтал вывести своего героя на экран...

Может быть, это и грустно, однако мифический образ Стеньки — защитника обездоленных — уходит в небытие. Его место занимает персонаж, более реалистичный — русский корсар на государевой службе. Кстати, тоже интереснейший сюжет для современного отечественного кинематографа.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть