Большая Берта

17.07.2019

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Парижский Музей Орсе показывает работы Берты Моризо — единственной художницы в истории импрессионизма, которая участвовала в выставке 1874 года вместе с Дега, Моне, Ренуаром, Сислеем, Писсаро, Сезанном и другими будущими мэтрами. Впервые в истории женщина стала полноправным членом авангардного движения.

Выставка работ Берты Моризо

Как известно, та выставка завершилась грандиозным скандалом: публика негодовала, критика беспощадно высмеивала экспонентов. Досталось и Моризо. «Общение с безумцами бесследно не проходит, — сокрушался ее бывший учитель Жозеф Гишар. Как художник, друг и врач, он посоветовал Берте два раза в неделю ходить в Лувр и каждый раз по три часа каяться у полотен великого Корреджо.  

Правда, арт-критики не теряли надежды, что для Моризо не все потеряно, призывали ее вернуться в лоно традиционного искусства. Однако молодая женщина оказалась «бунтаркой», она не хотела следовать академическим канонам эпохи и продолжала выставляться с единомышленниками-импрессионистами. Берта претендовала не на роль музы, она желала быть на равных с коллегами-новаторами.

Берта родилась в богатой буржуазной семье, где интересовались искусством, всем новым и передовым. Внучатая племянница легендарного Жан-Оноре Фрагонара, Берта вместе со старшей сестрой занялась живописью. Одним из первых ее наставников был предтеча импрессионизма Камиль Коро. Вначале рисование казалось не более чем увлечением, но в дальнейшем оно стало профессией.

Круг общения Берты состоял преимущественно из художников и поэтов. Исключительную роль в ее жизни сыграл Эдуард Мане. Они познакомились в Лувре, куда Берта ходила с двумя сестрами. Автор «Завтрака на траве» и «Олимпии» помогал Берте обрести собственное лицо. Некоторые биографы убеждены, что их связывало нечто большее, чем творческая дружба.

Выставка работ Берты Моризо

Когда они познакомились, Эдуард был женат, а Берта вскоре вышла замуж за его брата Эжена Мане. Ее брак принято считать если не счастливым, то по крайней мере удачным. «Мы все умрем с нашей тайной, — однажды призналась художница. — Любовные письма лучше сжигать». По всей видимости, она так и поступила.

Сам Мане написал дюжину ее портретов, среди которых шедевры «Берта Моризо с букетом фиалок» и «Балкон». Именно они, а не ее собственные работы принесли Моризо первую шумную славу. Благодаря этим картинам хорошо известен облик Берты: красивая молодая женщина, элегантная, грустная, меланхоличная, загадочная, погруженная в свои мысли. Близкие друзья отмечали ее гордыню и независимость. Ее поклонник, поэт-символист Стефан Малларме называл Берту «волшебницей».

Мане воздавал ей должное как художнице, но говорил, что для успеха Берте следовало бы появиться на свет мужчиной. С точки зрения господствующей в те годы морали женщина с кистью у мольберта выглядела совсем не комильфо.

Тем временем скандалы вокруг импрессионистов не прекращались. В аукционном доме Друо, где с молотка ушло несколько ее работ, один из визитеров назвал Берту «проституткой». За это взбешенный Писсаро ударил его кулаком по лицу. Защитить ее честь рвался и Эдуард Мане. Например, желал вызвать на дуэль журналиста газеты «Фигаро», который иронизировал по поводу «революционных тенденций» в ее творчестве. Моризо, мол, хотя и тронулась умом, но сохранила определенное изящество. Однако до поединка дело не дошло. Художница писала преимущественно женщин в интерьере или на природе, а в дальнейшем и обнаженную натуру, в которой искусствоведы усмотрели «потаенный эротизм». Среди ее 400 картин совсем немного пейзажей и натюрмортов. Ее полотна отличает воздушная атмосфера, легкость и изящество. Как и все импрессионисты, она пыталась «запечатлеть мгновение». Может быть, именно поэтому ее работы порой казались неоконченными. В жизни и в искусстве Моризо была немногословной — сегодня ее назвали бы «минималисткой». «Еще немного, — заметил столичный арт-критик, — и будет невозможно понять, что изображено на ее полотне». Не исключено, что Берта неосознанно, подобно Клоду Моне, шла по пути абстракции.

Выставка работ Берты Моризо

«Я долго гонялась за иллюзиями, которые не сделали меня счастливой», — вздыхала художница. Ее терзали сомнения в собственном таланте, и эта неуверенность и даже застенчивость видна в некоторых работах. Она уничтожила все, что написала в молодости. Моризо страдала, утверждала ее биограф Доминик Бона, как первые алхимики, чьи краски не превращались в золото. С годами живопись стала казаться ей непостижимой и даже ненужной. Большинство полотен она завещала дочери Жюли и друзьям — Дега, Моне, Ренуару. Поразительно, что даже с чисто административной точки зрения она не считалась художником. В свидетельстве о смерти в графе «Профессия» прочерк. Она покоится на парижском кладбище Пасси в семейном склепе Мане. На ее могильной плите скупая надпись: «Берта Моризо. Вдова Эжена Мане. 1841–1895».

Поскольку Берта долгое время оставалась в тени своих прославленных коллег-импрессионистов, настоящий успех пришел к ней только после смерти. Так или иначе, сегодня она входит в первую тройку самых дорогих художниц мира. В 2013 году ее картина ушла на аукционе «Кристис» за 10,9 миллионов долларов.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть