Этот город самый хрупкий

07.09.2017

Татьяна СТРАХОВА

Тихий голос Москвы уходящей звучит на выставке, открытой фондом IN ARTIBUS накануне дня рождения столицы. В этом году дата круглая, многие музеи и галереи намерены ее отметить с изрядной долей торжественности. Но экспозицию из личной коллекции Инны Баженовой трудно назвать пафосной. При всей жизнеутверждающей многоликости города, отраженной художниками ХХ века, нелегко отрешиться от неизбывной грусти. 

Символично и название: «Позади Москва. Пейзаж, натюрморт, портрет в творчестве московских художников». Главный куратор фонда Елена Руденко использовала легендарные слова политрука Василия Клочкова: «Отступать некуда, позади Москва!» — с переносом акцента на хрупкость и уязвимость прекрасного, многократно воспетого исторического образа столицы. И сохранить его в памяти нужно как можно точнее, предупреждают организаторы проекта и авторы произведений: Александр Древин и Константин Истомин, Ростислав Барто и Дмитрий Краснопевцев, Анатолий Зверев и Владимир Вейсберг. 

Принадлежавшие к разным поколениям, обладавшие несхожим темпераментом, все эти художники и целый ряд других, чьи работы собраны в едином пространстве, представляют московскую школу живописи с ее камерностью, лиризмом и особой поэтикой. 

Здесь нет грандиозных сюжетов — каждый из мастеров с искренним чувством изучает фрагменты столичного ландшафта, вглядывается в лица современников. Так, в одном и том же 1926 году Роберт Фальк пишет изысканный, словно заимствующий у Веронезе золотисто-розовую гамму, портрет актрисы Азарх-Грановской, а Петр Кончаловский, его собрат по объединению «Бубновый валет», изображает импозантную пожилую даму — полотно, совсем иное по колориту и торжественному строю. Рядом москвички других эпох. Вот ярко освещенная весенним солнцем, открытая миру «Девочка в красной кофте» Самуила Адливанкина (1937). Или уверенная в себе модель Сергея Герасимова конца 1940-х в небрежно накинутой шубке. И, скорее, уже о «пришлых», растерявшихся в мегаполисе новых жителях напоминает «Девочка в зеленой кофте» Виктора Попкова (1961). Героиня портрета словно стесняется городского наряда, в котором благородный малиновый тон красиво сочетается с морской волной, но при этом подчеркивает бледность невзрачного подростка. 

Ландшафтов Белокаменной создано не меньше, чем изображений ее жителей. Тем интереснее сравнивать сложносочиненные «букеты» на схожие темы, которые составляют из экспонатов различные институции. Например, в эти дни Третьяковка откроет новый сезон проектом «Москва сквозь века». В мозаике живописных образов легко найти работы тех же авторов, что присутствуют в фонде, от Александра Лабаса до Натальи Нестеровой. Картина художницы «Печатников переулок» (1985) на выставке IN ARTIBUS служит смысловой доминантой: театрализованный пейзаж запечатлел «Дом с кариатидами», спасенный энтузиастами от разрушения. А значит, символизирующий надежду. 

Москва дает благодатный материал еще и потому, что за порогом выставочного зала зритель может найти немало «фигурантов» произведений — сохранившихся улиц, площадей, зданий. И в IN ARTIBUS хочется непременно выглянуть из окна, чтобы заново оглядеть Курсовой переулок. Сильно ли он изменился в сравнении с тем временем, когда был написан Борисом Касаткиным? Хочется угадать, что за небоскребы, черной скалой вздымающиеся над крышами окрестных домов, изобразил в 1920-х Леонид Казенин... Неплохо бы отсюда прямиком дойти до набережной, в 1960-е годы запечатленной Николаем Ромадиным, или отправиться в Скатертный переулок, еще раньше, в 30-е, отраженный Евгением Оксом.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть