«Хотели доказать, что не зря носим алые погоны»

07.05.2017

Анна КЕРБУТ

Суворовцам, которые открывали 24 июня 1945 года победный парад на Красной площади, сегодня за 80. Но тот дождливый летний день так и остался для них наиболее светлым и ярким событием в жизни.

Лев Александрович Николаев

В маленькой ухоженной хрущевке на улице Гагарина в Королеве — городе ученых, конструкторов и офицеров, работающих на космос, — центральное место занято двухметровым генеалогическим древом семьи Николаевых: 19 поколений, 168 персон. Лев Александрович где-то на последних ветках. Древний род он продолжил шестью внуками и двумя правнуками, которые не раз бывали на Красной площади. И всегда им рассказывали, как дед в свои 12 лет участвовал здесь в самом важном для нашей страны параде. Наверное, эта легенда будет передаваться в семье и дальше.

Когда началась Великая Отечественная, Лева учился в средней школе города Богородска, что в Горьковской области. Его отец трудился начальником пожарной команды на кожевенном заводе, выпускавшем военное имущество (седла, кобуры, сапоги), и имел законную бронь. Но ушел на фронт добровольцем. В 1943-м мать получила письмо: аккуратным почерком комиссар сообщал, что заместитель командира пулеметной роты, старший лейтенант Александр Николаев погиб в бою под Смоленском в деревне Букань и погребен в братской могиле. Спустя много лет Лев Александрович обнаружил, что в указанном месте нет такого захоронения. В 1979 году поиски привели его в село Букань Калужской области, где отец действительно покоится в братской могиле и занесен в районную Книгу вечной славы.

А в декабре 1943-го матери доставили правительственную телеграмму: «За совершенные боевые подвиги в борьбе с немецкими захватчиками Ваш муж Александр Михайлович Николаев награжден орденом Отечественной войны II степени. Орден и орденская книжка согласно статье 10 Статута ордена Отечественной войны передаются Вам для хранения как память о муже». Лев с мамой отправились в Кремль, где председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин лично вручил мальчику награду отца. Так Лева впервые побывал на Красной площади.

В семье росли еще трое ребят. Дети помогали воюющей Родине в меру сил: вооружившись берданками, стерегли колхозные поля. Но сами жили впроголодь. Матери одной прокормить всех было сложно. В 1944-м решили отправить Льва, старшего, в Горьковское суворовское военное училище, куда сына орденоносца приняли без экзаменов. А в середине победного мая из Минобороны прилетела еще одна приятная весть: батальон горьковчан включили в состав сводного полка суворовцев для участия в московском параде, посвященном окончательному разгрому гитлеровцев. Выбрали двести лучших воспитанников.

— Тренировки начались еще на плацу ГСВУ. Отрабатывали строевой шаг, взмах рукой, поворот головы, сохранение интервала и дистанции, одновременное прекращение движения руками… — вспоминает Лев Александрович. — До Москвы добирались в эшелоне двое суток. Прибыли 12 июня. Разместили нас с ребятами из калининского, тульского и орловского училищ в военном госпитале. Дни были жаркими. Тренировались утром и вечером в течение шести часов на асфальте Новослободской улицы. Вставали в пять. На завтрак ели булочку с какао. А днем нас возили по культурным местам столицы. За неделю до парада выдали новую форму из тончайшей шерсти и хромовые сапоги. Несмотря на усталость от муштры и мозоли на ногах, мы очень старались, так как на параде хотели продемонстрировать все, на что способны, и доказать, что не зря носим алые погоны на плечах.

21 июня состоялась генеральная репетиция на Центральном аэродроме. Разбуженные в четыре утра мальчишки прошагали неважно, на что маршал Жуков, руководивший мероприятием, сказал: «Плохо, суворовцы. По два часа дополнительно — ежедневно!»

Рядом с воспитанниками, отметим, все эти дни были их преподаватели, прошедшие сложнейшие испытания в ходе войны: Владимир Андреенко, замкомандира партизанского отряда, Федор Петряшин, водивший на врага роту штрафников. Стоит ли удивляться столь высокой выдержке и выносливости подростков!..

Утро 24 июня выдалось пасмурным и дождливым. «Коробка» суворовцев расположилась в районе Лобного места. Недалеко — гвардейцы с поверженными немецкими знаменами и штандартами. Пахло гуталином, кирзой, порохом, махоркой, армейским потом. Еще бы, ведь в строю были самые настоящие окопники, орденоносцы и герои. Вплоть до командующих фронтами. Увиденное на мальчишек произвело сильнейшее впечатление: многие оказались в училище по той же причине, что и Лев Николаев, и теперь, находясь среди суровых взрослых мужчин, ребята не могли не вспомнить погибших отцов.

Суворовец Лев Николаев

За несколько часов ожидания новенькая суворовская форма насквозь промокла: помимо моросившего дождика стройные ряды обдавало брызгами фонтана Победителей.

— И вдруг мы видим, как из Спасских ворот на белом коне выезжает заместитель Верховного главнокомандующего Георгий Жуков. Наблюдаем, как маршал Константин Рокоссовский отдает ему рапорт, — продолжает Лев Александрович. — После этого началось, наконец, движение, причем по маршруту, который отличается от сегодняшнего. Мы шли, обходя Исторический музей с внешней стороны, а потом снова поднимались на Красную площадь.

Когда суворовцы поравнялись с Мавзолеем, все их взгляды были обращены на Сталина. Многих мальчишек поразила медно-бурая кожа его лица. То ли от загара, то ли от нервов… Деталь, а помнят о ней 72 года. Еще они помнят о сладких подарках, которые им выдали в училище по возвращении из Москвы. Изюм, шоколад, печенье, галеты существенно улучшили и без того праздничное настроение.

Из суворовского Николаев выпустился с одной лишь четверкой в аттестате. Поступил в престижное Киевское краснознаменное пехотное училище имени рабочих Красного Замоскворечья, окончил его с отличием. Получил военную специальность «минометчик», а в 1957-м молодого офицера отправили на космодром Байконур.

Во время полета Гагарина 12 апреля 1961 года, будучи старшим лейтенантом, Лев Александрович исполнял обязанности начальника аварийно-спасательной команды. Очень рискованная должность: находиться от стартующей ракеты в 800 метрах и, с включенными двигателями, ждать приказа «на выезд». Тогда обошлось. Однако за тридцать лет службы он повидал не только удачные запуски. Был свидетелем побед советской космонавтики, ее ошибок и разочарований. Начальник штаба космодрома Байконур полковник Николаев 1400 раз участвовал в отправке на орбиту отечественных и иностранных аппаратов, провожал в неизведанное первых советских космонавтов, был задействован в программе «Союз-Аполлон». Награжден орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета». Имеет звание «Заслуженный испытатель космической техники». Избран почетным гражданином города Байконур.

В 1985-м уволился в запас и начал работать заместителем генерального директора Киевского управления автомобильного транспорта. Но и на этой гражданской должности продолжал «воевать»: лично организовывал логистику в период ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

Сегодня Лев Александрович вдовствует, живет один в своей уютной квартирке. Но не скучает, любит готовить, угощать детей и внуков, хотя передвигается с трудом. За последние годы дважды приглашался на трибуны Красной площади 9 Мая, а один раз как участник Парада Победы — в Кремль. Горьковского СВУ ныне уже нет. Уходят, увы, и его воспитанники, однако память об их марше в июне 1945-го навсегда останется в истории нашей страны.


Фото на анонсе: Михаил Климентьев/РИА Новости

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть