Владимир Минин: «Коллектив — это не масса серостей, а единый талантливый организм»

10.01.2019

Евгения КРИВИЦКАЯ

Фото: Юрий Белинский/ТАСССоздатель, художественный руководитель и главный дирижер Московского государственного академического камерного хора Владимир Минин отмечает 90-летие.

«Приходится терпеть суету вокруг этой цифры, в чем нет моей заслуги — только моих родителей. Жизнь продолжается, спланированы концерты, к которым сейчас готовлюсь. Для меня самое большое удовольствие — изучать партитуры, открывать новые грани в хорошо знакомых сочинениях», — сказал как-то в интервью «Культуре» Владимир Минин. И думается, под этими словами подписался бы и сейчас. Удивительно, но время не властно над этим человеком. Кажется, что искусство, которому он отдал всего себя — хоровое пение, — стало уникальным энергетическим зарядом, дарующим ему бесконечную бодрость, заряд идей, силы для ежедневной работы. Он бесконечно расширяет свой репертуар, чутко откликаясь и на запросы времени, и не отказывая в удовольствии исполнять то, что ближе его душе.

Наряду с классикой — Чайковским, Гречаниновым, Шостаковичем, Прокофьевым — рок-композиция Стинга, «Бахиана» Вила-Лобоса, «Креольская месса» Рамиреса... «Когда человек долго черпает воду из одного источника, есть опасность, что этот источник может помутнеть, притупляется ухо к этим интонациям, поэтому хочется немножко обострить ситуацию, взяв совершенно незнакомые тебе интонации», — считает Владимир Минин.

Его трудовой путь насчитывает 70 лет: в 1949 году 20-летний студент Московской консерватории по приглашению своего учителя Александра Свешникова становится хормейстером в Государственном русском хоре СССР. А затем начинается кочевая жизнь: Минин возглавлял Ансамбль песни и пляски Северной группы войск в Польше, Заслуженную капеллу Молдавской ССР «Дойна», Ленинградскую капеллу имени Глинки. Потом — педагогическая стезя: заведование кафедрой хорового дирижирования в Новосибирской консерватории, позже — в Институте Гнесиных, где впоследствии занимал пост ректора. И там же набрал первый состав своего Московского камерного хора, куда вошли теоретики, инструменталисты, хормейстеры, преподаватели музыкальных школ. «Я хотел доказать, что хор — это не масса серостей, а единый талантливый организм, способный разговаривать с публикой и быть услышанным», — вспоминает Минин.

И вот уже более 45 лет Минин и его хор вместе: переживают подъемы и кризисы, но расстаться не могут — так велика сила притяжения и жажда творчества. Владимир Минин — прекрасный собеседник, галантный в обхождении, но строгий, как только заступаешь в профессиональную сферу: «Для меня работа с хором начинается только тогда, когда все знают свои партии, поют чисто, стройно, вместе. Этих вещей для некоторых коллективов бывает достаточно, чтобы выйти на сцену. А для нас на данной стадии только начинаются художественные поиски — мы должны почувствовать и интонацию, присущую данному сочинению, и его атмосферу». Репетиционной работе он отдается со страстью, требуя такого же истового отношения и от других. Это такой сумасшедший темперамент, что иногда хочется отдернуть руку — иначе обожжешься.

В документальном фильме «Признание в любви», показанном в юбилейные дни на Первом канале, есть такие кадры: в Большом зале Консерватории Минин готовит сочинение своего кумира — Георгия Свиридова. Композитор, известный своей придирчивостью, находится в зале и рвется похвалить хор. Минин его буквально одергивает и с сумасшедшей настойчивостью продолжает добиваться от певцов нюансов и качества звучания.

Что же ему нужно было тогда, да и теперь? «В книге Павла Чеснокова «Хор и управление им» обобщается опыт церковного пения рубежа XIX–XX веков, основанный на том, чтобы все было «стройно, вместе и чисто», — говорил в интервью мастер. — И не дай бог какой-то голос выделился из общего звучания. Этому правилу как раз не следовал Николай Данилин, руководитель Синодального хора, прогремевшего по всей Западной Европе в 1910-х годах. Он пел страстно. А теперь все, как дистиллированная вода: пить можно, а не напьешься».

Композиторов, сыгравших судьбоносную роль в творческой жизни Минина, немало. Творцы ценят его музыкантский дар. Знаковым событием стало исполнение симфонии-действа «Перезвоны» Валерия Гаврилина. Премьера состоялась в 1982 году в Ленинграде и вызвала чрезвычайный аншлаг: шесть концертов под охраной конной милиции, только входных билетов было продано 800 штук.

Из композиторов, ныне живущих, назовем Владимира Дашкевича, Гию Канчели, Эдуарда Артемьева, только что создавшего по заказу Минина и его хора ораторию «Девять шагов к Преображению». «Для меня посвящение — это признание композитором меня как своего единомышленника, — размышляет маэстро. — Он доверяет мне премьеру своего новорожденного творения. Возлагает ответственность, и есть страх, чтобы это «дитя» в купели не утопить».

Но не только композиторы, но и коллеги-дирижеры не скупятся на похвалы. «Владимир Минин — человек-эпоха, легендарный мастер хороуправления, харизматичный дирижер, в интерпретациях которого важнейшим является работа над интонацией слова и театральное осмысление образа», — считает художественный руководитель Тульского государственного хора и Камерного хора Московской консерватории Александр Соловьев.

«Владимир Минин открыл в хоровом исполнительстве иные художественные миры, — рассказывает один из его бывших учеников Геннадий Дмитряк, художественный руководитель Капеллы имени Юрлова. — Он первый обратился к камерному музицированию, добиваясь филигранности и тонкости в интонировании. В одном слове «люблю» он находит множество оттенков — от страсти до нежности. Он, как и Александр Юрлов, научил меня тому особому отношению к жизни, к профессии, где хор занимает 24 часа в сутки».


Фото на анонсе: PHOTOXPRESS


 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть