Наш ответ Авиньону

03.08.2016

Дарья ЕФРЕМОВА , Ялта

27 июля исполнилось 70 лет Николаю Руднику, директору Ялтинского театра имени А.П. Чехова, председателю Крымского регионального отделения Союза театральных деятелей РФ, лауреату Государственной премии Крыма, почетному гражданину города Ялты. «Культура» побеседовала с человеком, превратившим курортную столицу в новый Авиньон.

культура: Вы возглавляете сегодня одну из самых престижных сценических площадок страны. Сюда приезжают яркие антрепризы, лучшие труппы привозят свои спектакли, а в дни международного смотра «Театр. Чехов. Ялта» город напоминает Авиньон, Сан-Ремо и Канн. По набережной прогуливаются знаменитости, восхищаются местными красотами, раздают автографы. Как смогли этого добиться? 
Рудник: Очень рад, что за семь лет нам удалось создать и раскрутить такой бренд, как чеховский театральный фестиваль. Ялта ведь ничуть не хуже вышеупомянутых французских и итальянских городишек, изначально рыбацких деревень, ставших всемирно известными благодаря той художественной ауре, культурологическому пространству, что образуют фестивали. За эти годы у нас побывали 78 коллективов из 28 стран. В бархатный сезон съезжается особая публика — театралы со всей России. Событийный туризм — направление хоть и сравнительно молодое, но чрезвычайно интересное.

культура: Надо сказать, репертуар у вас не только обширный, но и довольно эклектичный: постановки Льва Додина, Таганки, МХТ, и тут же джазовые вечеринки, ВИА «Самоцветы». А как же чеховские традиции?
Рудник: В курортном городе работать в стилистике начала XX века — все равно, что вам ходить в связанном бабушкой капоре. Согласитесь, это выглядело бы некоторой натяжкой. Мы почитаем Антона Павловича, он для нас — эталон, абсолют служения театру, творчеству. В этой ментальности чеховского бытия мы и стараемся развиваться, меряем свои поступки по Чехову. Но великий писатель и драматург был еще и человеком с чувством юмора, иронией и самоиронией, он умел восхищаться чужим талантом, мог загореться не только своей идеей — что лишний раз подчеркивает его величие. 

Наша концепция: театр — выставочный зал, который принимает, развивает, инициирует различные проекты в области художественного мастерства, не только драматические, но и музыкальные, хореографические. Наша афиша — икебана, где не одни фиалки и тюльпаны, но и ромашки с васильками. Подобная эклектика, может, и является сутью того, что мы любим по-настоящему: ведь сегодня хочется посмотреть легкую комедию, а завтра — шекспировскую драму. 

Кстати, в 1883 году, когда в Ялте созрела необходимость появления театра, идея была точно такой же — не труппа, а площадка. Сюда вслед за царской семьей спешили образованные и состоятельные люди. Здесь выступали сплошь знаменитости: Шаляпин, Мамонт Дальский, Комиссаржевская, Собинов. Потом, уже вместе с Антоном Павловичем, приехали Качалов, Мейерхольд, Москвин, Книппер-Чехова. В сентябре 1900-го случился пожар. Чехов со свойственным ему сарказмом написал Комиссаржевской: «В Ялте сгорел театр. Он был здесь совершенно ненужен, кстати сказать». 

Нынешний построен в стиле модерн в 1908-м, через четыре года после смерти писателя, купцом Никодимом Новиковым. 

культура: Сейчас трудно поверить, что каких-то девять лет назад на этом месте стояла развалюха. С чего Вы начинали? 
Рудник: Первым делом выгнали кошек, собак и ворон. Шел 2007 год. Театр не стоял, а лежал в руинах напротив Концертного зала «Юбилейный», где я директорствовал. Что касается реконструкции, то идея, конечно, принадлежит не мне, а Владимиру Владимировичу Путину, которого привел на развалины председатель СТД Александр Калягин. Президент ужаснулся и предложил восстановить здание на средства российских инвесторов. Посильную лепту внесли и мы, административные работники. Наша команда, например, настояла на том, чтобы положить настоящий паркет в Колонном зале, украсить потолок хрустальной люстрой, поднять амфитеатр, превратив его в партер. А еще по проекту была предусмотрена линия фастфуда в стиле хай-тек вместо традиционного буфета, но мы предложили сделать французское кафе начала прошлого века с афишами и фоторепродукциями старой Ялты. Президент посетив театр вновь, был приятно удивлен: как птица Феникс, тот восстал из пепла. 

культура: В интервью местной прессе Вы говорили, что одна из самых важных аудиторий для Вас — дети. 
Рудник: Это действительно так. Ведь театр позволяет прививать ощущение красоты и гармонии уже с раннего возраста. Ребята попадают в волшебный мир, приобщаются к таинству. К тому же поход к нам — особый ритуал, требующий тщательной подготовки. Забавно наблюдать за мальчишками в галстуках-бабочках и девчонками со сложными прическами — играя в театралов, они становятся немного артистами. А когда еще контролеры обращаются к ним на «вы»... 

Мы подготовили особые благотворительные программы, направленные на вовлечение разных социальных категорий в культурную среду города. Регулярно приглашаем на спектакли воспитанников Ливадийского интерната, детей-инвалидов. К нам приходят трудные подростки — подопечные Ялтинской детской комнаты милиции. И, поверьте, у них отпадает всякая охота хулиганить — по крайней мере, в этих стенах. Соприкоснувшись с творческой аурой и восприняв определенные коды поведения, они и в дальнейшем будут мыслить и поступать так, как мы их научили. 

культура: Слышала, что Ялтинский театр ввел школьные абонементы по русской классике, так ли это? 
Рудник: У нас огромная подборка соответствующих постановок. Мне приятно, что именно здесь, в родном городе, юные ялтинцы знакомятся с творчеством Чехова, Лермонтова, Островского, Гоголя, Грибоедова. И мы показываем не только «Чайку» и «Ревизора», что входят в программу для старшеклассников. Например, Крымский академический театр кукол создал блестящий спектакль «Каштанка». Помимо драмы, есть еще и программа «Товарищ Кино». Цикл состоит из лучших советских исторических лент.

культура: Столичная пресса писала, что в дни энергетической блокады Крыма у вас устраивали литературно-музыкальные вечера, посвященные Бунину, Рубцову, Николаю Кузнецову. Это проходной формат? 
Рудник: Я сначала сам не верил, думал, никто не приедет. Но залы были полные, и устроительница этих вечеров Алла Панкова, руководитель «Бюро пропаганды художественной литературы», ее артисты и музыканты потом получали благодарственные письма. Люди улыбались, говорили нам спасибо. До сих пор звонят из обществ ветеранов и детей войны — просят выделить им как можно больше билетов. 

культура: Вы, кажется, начинали как музыкант? 
Рудник: Да, в пятнадцать лет увлекся джазом, играл довольно умело и работал в кафе. Кто-то меня услышал, предложили место в Волгоградской филармонии. Я поделился этой новостью с мамой (она была солисткой Омского театра оперетты, а отец — дирижером), и та заплакала: «Пойдешь на эстраду, оттуда уже не вырвешься». Я поклялся, что вырвусь, но слова не сдержал: после армии стал пианистом-концертмейстером, затем — худруком ансамбля «Верные друзья». 

культура: А в Крыму как оказались?
Рудник: Меня позвали в здешнюю филармонию для формирования коллектива «Крымские зори». В течение пятнадцати лет был его музыкальным и художественным руководителем, ездил на гастроли в Венгрию, ГДР, Чехословакию, ФРГ, участвовал в многочисленных международных фестивалях, неоднократно удостаивался звания лауреата. 

В 1989 году, задумавшись о тленности жизни, решил перейти с творческой работы на административную. Меня назначили исполняющим обязанности директора Евпаторийского театра имени А.С. Пушкина, потом утвердили в должности, а в 99-м пригласили в Ялту — директором Концертного зала «Юбилейный».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть