Жаркий. Летний. Твой?

01.07.2014

Елена ФЕДОРЕНКО

Летней столице России в последнее время достается от скептиков. Сначала не верили в возможность успешного проведения здесь зимних Олимпийских игр — и были посрамлены, результат оказался блестящим. Теперь надо обживать постолимпийское наследство, и вновь забурлили соцсети, прогнозируя гибель некогда общедоступного места — «слишком крутого», чтобы оставаться популярным курортом. Мы решили не поддаваться чужому унынию и отправились в Сочи — посмотреть, чем живет город, а также поговорить о его перспективах с гостями и коренными обитателями.


Пустующий рай

У советских людей было два любимых места отдыха — старый добрый Крым, который заботливо обихаживали еще российские цари, и Сочи, чья генеральная реконструкция связана со сталинским временем. Кто бы мог подумать, что некогда томный городок, пробуждавшийся от дремоты только на пляжный сезон, примет когда-нибудь зимнюю Олимпиаду. 

Олимпиада изменила многое, но на природный круговорот не повлияла. 

Разгар лета: уже отцветают розы и вовсю благоухают олеандры, магнолии, бирючины. Веселый сочинец, мой сосед по самолету, говорил почти без пауз: «Не были у нас два года? Да вы не узнаете город — скоро он станет спортивным центром мира и обгонит по скорости развития Барселону, а та получила стимул после Олимпиады 1992-го». «Ерунда, — парировала соседка, — и спортивные объекты пустуют, и отдыхающих этой урбанизацией отпугнули».

Сочи, действительно, прошел через рифы перерождения и еще не привык к новому образу. Из тихого курортно-санаторного рая он стал мегаполисом, готовым встретить любой мегафорум. Жители сходятся в одном — благодарности Олимпиаде за транспортную и энергетическую инфраструктуры. Новый железнодорожный вокзал, помолодевший аэропорт, расширенные пути, дороги-дублеры, автомобильные развязки... Кто приезжал сюда в курортный сезон, помнит о сочинских пробках: от аэропорта до гостиницы «Жемчужина» закладывали два-три часа. Теперь сорок минут — и на месте. Электричество раньше отключали регулярно — нынче про это забыли.

Отель «Азимут»Поселилась я в самом центре Прибрежного олимпийского кластера — в Адлере, где во времена моего детства мама снимала крошечную комнатку с тремя узкими панцирными кроватями. Помимо ностальгии, испытала гордость за мощные постройки и шок от пустующих пространств. На рецепции менеджер Анастасия сказала, что отель «Азимут» (12 корпусов, более трех с половиной тысяч номеров) сейчас заполнен на четверть. Думаю, сильно преувеличила. Туристов и отдыхающих здесь тщетно ждут вежливые служащие, готовые исполнить любую прихоть постояльцев, а группа бодрых аниматоров в красных футболках назойливо предлагает заняться аэробикой, разучить у бассейна восточные танцы, не манкировать утренней гимнастикой. «Нас всего семеро, мы давно работаем вместе, даже за границей практиковали», — намекает на свой опыт в турецких отелях один из заводил. 

Номер в четырехзвездочном «Азимуте», что на первой береговой линии, обойдется на одного в 6900 рублей в сутки, на двоих — 7500. Включены проживание и завтрак в формате шведского стола, СПА и фитнес-центр, бассейны и спортивные площадки. Полный обед в гостиничном ресторане вряд ли удастся получить дешевле, чем за 1200 рублей. И если прайс-лист на питание неизменен, то на расселение действует система гибких скидок. Однако прогибаться они перестанут уже с середины июля, когда стартует высокий сезон отпусков. 

В основном здесь расселяют «массовые заезды» — участников конгресса стоматологов или конкурса «Молодой балет мира». Самостоятельные отдыхающие приезжают в основном из Ростова-на-Дону. Что неудивительно: у Сочи и Ростова связи крепкие — всего шесть часов ночного беспробочного пути на автомобиле. Олеся, мать троих детей, поясняет: «Много лет отдыхали в Адлере, сейчас выбрались на три дня — посмотреть, стоит ли проводить здесь отпуск. Думаю, что в августе так и сделаем: море чистое, сервис прекрасный и велодорожки вдоль всего побережья». Собеседница не преувеличивает: редкие прохожие с завистью заглядываются на железных коней всех мастей и отливов с наездниками разных возрастов. Рядом — по специальному покрытию — мчатся любители роликов. Канонический евростандарт велодорожек соблюден, пейзаж идет бонусом.

Гигантское побережье с пляжами, которые обустраивают в ускоренном режиме (день ото дня растут горки лежаков и распускаются зонтики-тенты, острые бока крупной гальки покрываются деревянными настилами для входа в море), пока практически пусто. В самый теплый день недели я насчитала 70 человек. До Олимпиады адлеровские одноэтажки с боем брали «курортники» (приезжали к одним и тем же хозяевам десятилетиями), и на пляже была теснотища. А что будет, если вдруг вместительные отели тотально заполнятся любителями солнечных ванн и дальних заплывов?..

Гостиница «Богатырь»В соседней с «Азимутом» гостинице «Богатырь» (здесь жили олимпийские судьи), построенной в стиле средневекового замка, темными кавказскими ночами меняется подсветка: желтый-синий-зеленый-алый. Интерьеры — помпезны: сплошь рыцари в доспехах. Цены выше, чем в «Азимуте», на 10–15 процентов. Волшебный детский парк по соседству принимает посетителей не все дни недели, работают не все аттракционы. Эксплуатировать их, очевидно, нерентабельно: детей здесь в разы меньше, чем взрослых.

Впрочем, в том, что Адлер оживет — и совсем скоро, местные не сомневаются. «Нам повезло, наш дом на окраине, он не помешал стройке, так что наши отдыханцы приедут. Сейчас пока не сезон, курорт всегда оживает к середине июля. Поток отдыхающих снижается — с этим не поспоришь, но неправильно винить в этом Олимпиаду. Турция и Египет привлекательнее, но только потому, что там отдых с недорогими чартерными перелетами дешевле, чем на родине. Но мы выстоим — немало тех, кто ценит свое море и свое солнце».

Сохранили кладбище

Рядом с «Парком приключений» парк Олимпийский, похожий на цивилизацию будущего. Спортивные дворцы пустуют: только в высоком «Фиште» (здесь проходили церемонии открытия и закрытия Олимпиады) под двумя смыкающимися крыльями — символами моря и гор — трудится группа рабочих. Охранник комментирует: «Скоро начнется подготовка к чемпионату мира по футболу 2018 года, вот и проверяют. 

А еще в июле привезут детей со всей страны — тех, кто занимается спортом. Говорят, здесь они будут тренироваться». Ледовая арена «Шайба» закрученная как снежный вихрь, закрыта. Застывший жемчужной каплей ледовый дворец «Большой» работает по совместительству: как спортивный и культурно-развлекательный центр. Миниатюрный в сравнении с соседними гигантами «Ледяной куб» и «Айсберг», похожий на гору льдинок, тоже отдыхают. Теплится жизнь в «Адлер-арене», меняющей профиль на теннисные состязания и готовящейся стать Экспоцентром.

Без всяких романтических порывов скажу, что гигантские дворцы, расположенные в шаговой доступности друг от друга, производят сильное впечатление. Пару лет назад, в разгар большой стройки, представить себе такую мощь было невозможно.

Народа в Олимпийском парке немного, и все, вышедшие из нескольких экскурсионных автобусов, кучкуются вокруг Чаши Олимпийского огня, куда под замирание миллионов сердец бежали Ирина Роднина и Владислав Третьяк. Время от времени под мелодии «Лебединого озера» включается фонтан Чаши с цветной подсветкой.

В гигантском парке из стекла и бетона внимание приковывает островок яркой зелени, посаженной столь густо, словно ряды высоких кипарисов что-то маскируют. Так и есть. Тут действующее кладбище — единственное, что напоминает о существовавшем с 1911 года поселке, основанном донскими старообрядцами. Им Николай II «дал землю на вечные времена». Староверов переселили (они тоже разделились на довольных и обиженных), могилы предков удалось отстоять. Кто-то видит в погосте по центру спортивного города недобрый знак, но мне кажется важным, что заповедное кладбище сохранили. Охранникам, право, не стоит стыдливо отводить глаза («Где кладбище?» — «Не знаем»): память предавать забвению нельзя.

На территории Прибрежного кластера еще много удивительного. Гигантский главный Медиацентр (здесь трудились 3500 представителей мировой прессы) в сентябре примет Международный инвестиционный форум Сочи-2014. Коттеджи в несколько этажей, где обитали спортсмены. Ничто не напоминает о прекрасном адлеровском захолустье с узенькими улочками. Только пока все это — величавая статика, лишенная жизни. 

Что делать с пустующими постройками — вопрос нешуточный. Часть из них предназначена под социальное жилье, часть выставлена на продажу: рекламные объявления на русском и английском о реализации апартаментов в Имеретинской низменности встречаются повсюду. Молодые родители с рыжеволосой дочкой явно расстроены: «Еще до Олимпиады решили, что продадим свою квартиру в Челябинске и купим жилье на побережье, рядом с парком. Приехали выбирать, но опасаемся, что жить не сможем: продукты намного дороже, чем на Урале. У нас черешня сейчас стоит около 200 рублей, а здесь — под 300». Действительно, не только дешевые южные фрукты остались в прошлом — цены в продовольственных магазинах сравнялись со столичными. К разговору подключается многодетный отец: «Мы из местных и хотели бы приобрести здесь квартиру, но что дальше? Нужны детские сады и школы, поликлиники и магазины...»

Как использовать постолимпийское богатство наиболее рационально? Совместимы ли на одной — небольшой, по городским меркам, — территории жилые дома и группы «событийного туризма» (такое направление обсуждается активно), центр массового отдыха и международные проекты-гиганты (например, гонки российского этапа «Формулы 1» пройдут уже осенью, а впереди матчи мундиаля-2018 с наплывом фанатов-болельщиков)?

Любовь, воздух, мед

Красная Поляна после Олимпиады точно возродилась: построено много объектов, появилась работа — теперь жители поселка не спешат «на берег» (так они привыкли говорить, когда уходят в Сочи). Поселок выглядит современно, по-европейски: на всех домах одинаковые красные крыши, вдоль улиц заборы единого образца.

Кстати, говорят, название поселку дали греки — спасаясь от турецкого ига в Ставрополье, они, преодолев многочисленные перевалы, попали сюда поздней осенью, когда всеми оттенками красного полыхает папоротник... 

Центр «Галактика»В Горном кластере магазины на любой вкус, вплоть до мехового и ювелирного салонов, а уж кафе, бары и рестораны с любыми кухнями мира способны принять тысячные массы туристов. Только их пока нет. Заполнить фантастически уютные отели (яркое впечатление — центр «Галактика» с дюжиной ресторанов, боулингом, ледовой ареной, аквапарком, тремя кинозалами, бассейнами и клубами — от бильярдного до детского) стараются уже сегодня — приманивают ярмарками и шоу-программами. Я попала в разгар форума «Здравия желаем или С легким паром!»: мастера банного дела проводили мастер-классы, семинары, определяли победителя соревнования «Пармастер года», разворачивали передвижные выставки на площади горнолыжного курорта «Роза Хутор». Здесь народа хватает — приехали экскурсанты. Романов мост над речкой Мзымтой привлекает туристов: фотографируются на фоне олимпийских талисманов — Леопарда, Мишки, Зайки, Лучика и Снежинки.

Есть на площади даже очередь — в кассу за билетами на канатную дорогу. Подъем и спуск — удовольствие недешевое: 950 рублей. В кабинке-гондоле оказалась с двумя молодыми людьми: «Решили отдохнуть недельку. Разместились в шикарных апартаментах. Если бы не было акции «два плюс один» — за два дня платишь, третий — в подарок, вышло бы дороговато. Первые годы зимой сюда, конечно, поедут любители горнолыжного экстрима, хотя бы из любопытства. Все новенькое, современное, совершенное. Но цены кусаются. Зимние европейские курорты доступнее». 

— Зачем жить здесь, когда внизу плещется море? Понимаю зимой — горные лыжи, но в разгар пляжного сезона… — удивляюсь я. 

— Наши жены так же считают и сидят на побережье. А нам нужна энергия гор и визг шакалов по ночам. Поплавать можно в бассейне — их здесь много. 

За разговорами оказываемся «там, за облаками», где становится понятным, что нахваливают попутчики. Внизу, где оставлены строптивые жены, проплывают тучки, белеют снежные шапки. Закладывает уши. Захватывает дух. Кружится голова — и от восторга тоже. В ресторане на высоте 2320 много влюбленных — наверное, потому, что браки заключаются на небесах.

Вниз спускаемся с тихой семьей из Краснодара: «Мы верим в целебную силу воздуха. Это редкое место, где смешиваются два потока: морской и горный. Ездим сюда давно, сегодня Поляну не узнать. Поселились недорого, отель удобный, цены снижены до 1300 рублей. Место волшебное — дочь избавилась от аллергии». Местный воздух действительно творит чудеса — классика эстонской литературы Таммсааре (на Красной Поляне его мемориальный дом-музей) вылечил от туберкулеза благодатный климат, даже доктора удивились. Столетие назад романисту пришлось добираться наверх (эстонские переселенцы пришли сюда вслед за греками) по «козлиным тропам» — так много лет люди называли местные дороги. Сегодня скоростная красивая «Ласточка» скользит по блестящим рельсам, курсируют автобусы, да и любой таксист не откажется прокатиться по современной дороге. 

В обязательную экскурсионную программу входит посещение одной из пасек. Их много, но зазывный слоган один: «Увезите кусочек сладкого Сочи». Увезти стоит редкий горький каштановый мед — это эксклюзив только сочинских и французских пасек. Еще непременно надо купить ароматные местные приправы из горных трав. Особой популярностью пользуется розовая соль с измельченными сухими гранатовыми зернышками. Цена — от 20 рублей за одну ложку, 200-граммовая баночка ароматных специй обойдется в 250 рублей. 

Игорный бизнес и экология

В разговорах на Красной Поляне возникла еще одна тема. Касаясь ее, цитировали бобслеиста Алексея Воеводу, олимпийского чемпиона, который сравнил Красную Поляну с Лас-Вегасом. Вообще об игорном будущем приходится слышать от многих. Одни ужасаются, другие ликуют, третьи смиренно признают, что индустрия развлечений спасет горнолыжный курорт мирового класса от простоя. Ведь зима здесь в самые удачные годы длится всего четыре месяца. Кстати, пляжный сезон — еще короче. Так что на систему казино смотрят еще и как на возможность спасти от простоя центральные хайтековские высотки Сочи. Они построены несколько лет назад, но и сегодня балконы завешены баннерами с призывом купить квартиру или апартаменты. На мой взгляд, небоскребы портят вид нежного «низкорослого» города. Стареющие домики на улицах, бегущих от центра, выглядят куда как милее.

Главным наследием Олимпиады в самом городе считают Российский международный олимпийский университет — первый выпуск специалистов для индустрии спорта состоялся здесь только что. Здание РМОУ — тоже высотное, но в сравнении с жилыми гигантами кажется вполне вменяемым. Клыки новых домов, торчащих по городу, по-прежнему вызывают протесты. Знакомый дендролог объяснил: «Дело не только во внешнем виде, они перекрыли путь дневным и ночным морским бризам, и нарушение баланса влажности уже ощутимо — деревья и кустарники подсыхают». Таксист тоже говорит об экологии: «Зачем непредсказуемую речку Мзымту заточили в трубу? Старожилы помнят страшные половодья и паводки, и понятно, что это риск». Специалист местного краеведческого музея считает, однако, что опасность минимальна: «Хотя название реки и переводится как «бешеная вода», и нрав Мзымты известен, ее ведь ограничили не трубами, а использовали габионы — большие сетчатые конструкции с камнем и галькой. Они не навредят даже форели и редким видам рыб, которые здесь водятся. Миной замедленного действия скорее могут стать высотные дома — от землетрясений разной силы мы, увы, не застрахованы. Расчеты были точные, но строили-то гастарбайтеры, и даже незаселенные квартиры уже требуют ремонта». 

Вот с такими проблемами сталкивается уникальный город, готовый с радушием встретить всех и каждого: пляжных туристов и горнолыжников, пытливых экскурсантов и санаторных пациентов, шумную молодежь и любителей семейного отдыха. Возможности безграничны, а вот с решениями, на чем и как строить мировой бренд современного Сочи, похоже, не надо тянуть.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть