Месть по-литовски

28.05.2014

Илья СТУЛОВ, Калининград

В Калининградской области набирает обороты общественное движение в поддержку полковника Юрия Меля, уже третий месяц пребывающего в литовском СИЗО. Более двадцати общественных организаций янтарного края выступают за немедленное освобождение военного пенсионера, страдающего острой формой сахарного диабета. Поддерживающие земляка калининградцы считают обвинения надуманными, а действия литовских властей — вероломными и политически мотивированными.

Проживавшего в приграничном Советске гвардии полковника в отставке Юрия Меля арестовали на погранпереходе Панемуне–Советск. Произошло это совершенно внезапно — и для него самого, и для близких. Впрочем, так ли уж внезапно — на его месте могли оказаться многие из российских офицеров, кому довелось послужить еще в советское время. 

— Юра ушел в отставку с полной выслугой лет по болезни в 2009 году, — рассказала «Культуре» жена арестованного Надежда. — Как человек, имеющий допуски к секретам, не сразу получил загранпаспорт. После того как, наконец, обзавелся этим документом, получил Шенгенскую визу в Литовском консульстве. Начиная с января 2013 года муж регулярно посещал Каунас и Клайпеду — примерно раз месяц. Делал это по необходимости: там лекарства от диабета даже с учетом дороги обходились в два раза дешевле. Ни разу при посещении этой ближней заграницы никто не задавал ему никаких вопросов. Все началось после победы майдана на Украине...

12 марта Юрий Мель вместе с подругой жены Еленой возвращался домой. На пункте пропуска, как вспоминает невольная свидетельница ареста, их досматривали неоправданно долго, хотя даже намека на запрещенные или незадекларированные товары в машине у путешественников не было. 

В какой-то момент Елена отошла в дамскую комнату, а когда вернулась, не обнаружила у автомобиля своего попутчика. В салоне все было перевернуто вверх дном, ключи от машины валялись на асфальте. Литовские пограничники и таможенники отказывались отвечать на вполне логичные вопросы россиянки. 

Через какое-то время появившийся из ниоткуда человек в штатском объяснил: Мель задержан по подозрению в преступлении против народа Литвы. «Какое преступление?!» — изумилась давно знавшая семью офицера женщина. Человек в штатском невозмутимо пояснил: дело в том, что бывший военный участвовал в штурме Вильнюсской телебашни почти четверть века назад. В ходе волнений и стычек с военными в январе 1991 года погибли 14 сторонников независимости республики.

— Обвинения по многим параметрам, и в первую очередь юридическим, не выдерживают никакой критики, — прокомментировал «Культуре» координатор движения в поддержку арестованного полковника депутат Калининградской областной думы Александр Ветошкин. — Де-юре на тот момент не существовало такого субъекта международного права как Литовская республика. Лейтенант Мель, будучи командиром экипажа танка, выполнял приказ командования в соответствии с уставами и присягой, при этом никаких преступных действий не совершал. Боезапас его машины включал только холостые снаряды и патроны, выстрелы которыми априори не могли привести к гибели людей.

По мнению депутата, то, что литовская сторона активизировала расследование поросшего мхом уголовного дела именно после февраля 2014 года, не случайно. Нужно же было как-то проявить солидарность с режимом, захватившим власть в Киеве.

— Я поднимал историю этого вопроса, — продолжает депутат. — Сразу же после событий Генпрокуратура СССР детально расследовала все обстоятельства происходившего в те дни в Вильнюсе, был сделан подробный хронометраж тех событий. В качестве жеста доброй воли все 37 томов собранных первичных материалов были впоследствии переданы прокуратуре Литвы. Стороны договорились, что никаких дальнейших действий не последует.

Однако вопреки договоренностям дело стало обрастать какими-то новыми томами и даже обвиняемыми. Еще летом 2012 года Вильнюсская прокуратура определила обширный список подозреваемых. На Украину, в Белоруссию и в Россию было направлено 78 обращений о правовой помощи с просьбой опросить участников тех событий и предложить им принять участие в расследовании.

— Заметьте, что уже после этого Юрий Мель спокойно получил визу, беспрепятственно ездил в Литву, а все сложности у гвардии полковника начались после событий на майдане, — констатирует Александр Ветошкин. — Кто может после этого сказать, что дело имеет хоть какую-то объективную основу? Я уже не говорю о гуманитарном аспекте, ведь человек страдает серьезным заболеванием. У него сахар в крови держится на уровне 20.

О том, в каких условиях содержится бывший танкист, близкие могут узнать только от работников российского посольства в Литве и адвоката.

— Меня к мужу не допускают, даже не дали возможности поговорить с ним по телефону, — с трудом сдерживая слезы, говорит жена Надежда. — Сказали, что такой разговор возможен только по окончании следственных действий, а дело уже сейчас продлили до 12 июля и неизвестно, окончательный это срок или нет. Что уж говорить, если мою посылку, собранную в марте, Юре передали только 8 мая. Адвокат у нас профессионал, надеемся, что он сумеет защитить мужа. И наши дипломаты молодцы: всеми способами поддерживают мужа, следят за его здоровьем.

Нежелание властей дать возможность российскому офицеру увидеться с женой, равно как и задержку передачи, в Калининграде объясняют только одним обстоятельством. Несмотря на прозвучавшие в литовской прессе заверения о покаянии, гвардии полковник Юрий Мель ни в чем не признался. Он по-прежнему настаивает на своей невиновности и не собирается, несмотря на психологическое давление, идти на сделку со своей совестью.

 — Арест Юрия Меля — это показательная политическая расправа, — считает Александр Ветошкин. — Этот процесс, переоценка советского периода Литовской республики, преследования ветеранов Великой Отечественной войны в Прибалтике — все это звенья одной цепи. Достаточно вспомнить, как на нынешние праздники литовские пограничники категорически отказались пропускать транзитный «Поезд Памяти», следовавший из Калининграда в «большую Россию», — из-за того, что вагоны поезда были украшены изображениями ордена «Победа» и георгиевскими ленточками. Все это проводникам пришлось снять во время следования по Литве. 

Во всей этой охоте на ведьм некоторые политики соседней страны видят и практический смысл. В сопредельной с Калининградом республике вполне серьезно, на самом высоком уровне обсуждается вопрос о том, чтобы выставить России, как государству-правопреемнику Советского Союза, астрономическую сумму финансовой компенсации за события 1991 года. И коли речь зашла о деньгах, то вина лейтенанта Меля, как это ни прискорбно, будет доказываться любыми способами.


За полковника Меля вступился российский сенат

Совет Федерации РФ намерен официально обратиться в сейм Литовской республики с просьбой о прекращении уголовного преследования Юрия Меля.

Николай Власенко

— На прошлой неделе коллеги на пленарном заседании в целом поддержали идею, высказанную представителями общественной организации «Боевое братство», — сообщил «Культуре» инициатор обращения, член Совета Федерации от Калининградской области Николай Власенко. — В настоящий момент в комитетах по обороне и по международным делам, при взаимодействии с уполномоченным по правам человека в России Эллой Памфиловой, идет работа над текстом обращения. Мы надеемся на мудрость руководства Литовской республики, на их последовательность и стремление к добрососедству.

По мнению сенатора, арест Юрия Меля политически мотивирован и напрямую связан с целым рядом событий как внутри Литвы, так и на территории бывшего СССР.

— По странному стечению обстоятельств, сама опция вялотекущего уголовного дела о штурме Вильнюсской телебашни была активирована в канун стартовавшей в сопредельном государстве президентской кампании, а арест Юрия Меля совпал с событиями на майдане и референдумом в Крыму, — констатирует Власенко. — Если мы говорим о преступлениях против человечности, а именно эту статью инкриминируют сегодня гвардии полковнику, самое время обратиться к событиям на юго-востоке Украины, где сегодня гибнут и мирные жители, и журналисты, работающие в зоне конфликта. Высказать свое отношение к событиям в Одессе, где заживо сгорели люди. На мой взгляд, немалая доля вины за пролитую в различных конфликтах кровь лежит на исповедующих двойные стандарты политиках. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть