Что немцу «берг», то русскому «град»

15.10.2015

Илья СТУЛОВ, Калининградская область

Фото: РИА НОВОСТИ

17 октября 1945 года по решению Потсдамской конференции немецкий город Кёнигсберг с прилегающими к нему территориями был временно включен в состав СССР. Да так навсегда у нас и остался. Теперь это островок России, окруженный Европой. Кем себя ощущают в таком положении жители региона, разбирался наш корреспондент.


Тридевятое царство

Узенькие улочки, черепичные крыши, стилизация характерных для средневековой Германии фахверковых каркасов на зданиях. Даже главный православный храм на площади Победы — и тот с легким готическим акцентом. А на окраинах — спальные районы, новостройки, которые по «Иронии судьбы» можно легко встретить хоть в Москве, хоть в Питере... 

Так сегодня выглядит Калининград, столица самого молодого на советско-российском пространстве региона. 

Витрина России в Европе. Самая западная область страны. Со своей историей. И, как следствие, с особым менталитетом жителей.

Например, здесь просто помешаны на точности. Опоздания считаются дурным тоном. Даже девушки приходят на свидания вовремя. А что же — орднунг, сказывается немецкая генетика земли. Есть специфика и в застолье. Вам предложат не виски и даже не местный коньяк (на французских, кстати, спиртах замешанный), а водку — да не пшеничную, россиянам привычную, а картофельную польскую. Даром, что отношения с соседом последнее время натянутые.

К метрополии здесь отношение особое. В какой еще области на вопрос: «Куда в отпуск ездил?» можно услышать ответ: «В Россию». 

— Это не потому, что мы не считаем себя Россией, — поясняет известный местный краевед Сергей Трифонов. — Просто у нас в подсознании живет ностальгия. Как у Штирлица, что ли. Географически мы все-таки в отрыве от «большой земли»... 

Фото: РИА НОВОСТИ

К слову, в последние годы стали говорить не «в Россию», а «на материк». Прогресс. На острове, но все же не за границей. А вообще в Янтарном краю любят подчеркнуть свою особость, этакая фронда областного масштаба. Тайные знаки готовы видеть повсюду. Вот, например, автомобильный регистрационный номер у региона — 39. Выпади такой, например, на Томскую губернию — никто бы и бровью не повел. Иное дело здесь, на русской Балтике. 

— Да они там, в ГИБДД, как специально подобрали, — оживляется краевед Трифонов. — Ясно ж, как день: 39 — тридевятое царство. В самое яблочко получилось!

Как сказал с большой сцены кто-то из кавээнщиков: «Калининград, пожалуй, самый лучший город, отобранный когда-то у немцев». С ушедшей в народ шуткой здесь не спорят.

Чтобы понять калининградцев, россияне они или одной ногой «там», необходимо окунуться в прошлое. Когда 9 апреля 1945 года город был взят войсками маршала Василевского, в нем оставалось только 60 000 жителей. Все немцы. Им предоставили возможность выехать в Германию. Всего же из отошедших по условиям послевоенного мира к СССР прусских земель было депортировано 139 000 человек. Опустевший регион заполнили переселенцы — причем в предельно сжатые сроки. Кстати, в июле 1946-го Кёнигсберг стал Калининградом. 

— Уже к августу 46-го в области проживало 86 000 переселенцев, — рассказывает директор областного историко-художественного музея Сергей Якимов. — Вдумайтесь — в разрушенной стране организовать столь масштабную кампанию, помочь людям с обустройством... 

В программу послевоенного переселения попала вся Белоруссия, а также 18 наиболее пострадавших областей РСФСР. По краям и весям разъехались агитаторы, призывая возрождать города из руин.

— Кто-то срывался с родного пепелища, не мог оставаться там, где погибли близкие, кто-то был одержим романтическим порывом отдать силы восстановлению мирной жизни, — продолжает Якимов. — Наряду с подвижниками были и другие. На предприятия, например, спускалась разнарядка послать на Кёнигсберщину трех человек. Кого посылали — предположить несложно. Ценные работники были нужны на месте. Вызывали разгильдяев, порой угрожали: или едешь, или тюрьма. Может, потому кадровая чехарда в новой советской области стояла тогда несусветная. Например, в Пиллау за август 1946 года сменилось три руководителя горисполкома. Последний исчез в неизвестном направлении вместе с городской кассой. Был и обратный отток: приезжали, не нравилось — уезжали. Но в целом стратегически важная для страны кампания прошла быстро и четко.

Европа рядом, Россия ближе

В западной губернии чтут своих земляков. Любой таксист покажет приезжему ресторан, где начинал карьеру Олег Газманов, или парк, где в детстве гуляла Людмила Путина. Заодно заверит, что сам в юности зажигал с Ладой Дэнс. На особом счету здесь космонавты. На калининградской земле их взросла целая звездная плеяда. Юрий Романенко, Александр Викторенко, Виктор Пацаев и, конечно же, Алексей Леонов.

Не забывают и о знаменитых уроженцах Восточной Пруссии. Неугомонная общественность уже который год собирает деньги на памятник знаменитому сказочнику Эрнсту Гофману, придумавшему Щелкунчика и кота Мурра. Но земляком номер один для калининградцев остается Иммануил Кант. 

— Место захоронения философа партийные руководители, несмотря на то, что рьяно боролись со всем немецким, содержали в аккуратности, даже выделили средства на хранителя могилы, — вспоминает старожил области Сергей Шестопалов. — Самого Канта они, наверное, не читали, но знали его знаменитое высказывание про звездное небо над головой и моральный кодекс внутри нас. Часто повторяли его в беседах с людьми. Думаю, это повлияло на характер жителей нашего края. Полуголодные переселенцы подкармливали немецких ребятишек, и даже когда рушили замки и кирхи (был такой период), ни одного памятника немецким солдатам Первой мировой снесено не было. 

Кстати, в ходе многолетней борьбы с немецким наследием случались и курьезы. 

— В 60-х годах особо охраняемую балтийскую базу военных кораблей возглавлял контр-адмирал Олег Грумбков, — рассказывает Сергей Якимов. — Отважный флотоводец своей биографией не вызывал сомнений у бдительных органов. И только позже, после ухода в отставку, выяснилось, что он потомок тевтонских рыцарей...  

В Калининграде, пожалуй, как нигде в России, ощущается близость Европы. До Польши 50 км, до Литвы — 120. Неудивительно, что более 95 процентов местных школьников уже побывали за границей, а вот похвастаться поездкой в Россию могут не более половины учащихся. Примерно то же и у взрослых. Так что свой уровень жизни местные жители сравнивают не с Орлом или Питером, а с более близкими Литвой и Польшей. 

Калининград и сейчас остается самым передовым регионом по интенсивности приграничного сотрудничества. 

— Учимся у соседей, они — у нас, — философски замечает депутат облдумы Соломон Гинзбург. — Например, наши водители еще с 90-х по-европейски спокойно пропускали пешеходов, и не только на «зебре». А поляки с немцами научились от нас мигать фарами, предупреждая о полицейских постах. Лет двадцать назад жители области рвались на работу в Европу. Однако сейчас, приводит данные кандидат экономических наук Сергей Ковалев, несмотря на кризис и санкции, предпочитают трудиться на родине.

Усиление российского притяжения подтверждают и результаты регулярных социологических исследований Балтийского федерального университета имени Канта. Кем вы себя ощущаете, спрашивали социологи. Если в 2001 году в первую очередь жителями области ощущали себя треть калининградцев, а россиянами — каждый четвертый, то за последние пятнадцать лет ситуация резко изменилась. Теперь уже более 42 процентов респондентов считают себя прежде всего гражданами большой страны.

С одной стороны, это отражение общего для всей страны патриотического порыва весны-2014, времени возвращения Крыма. С другой, связано с притоком населения из других регионов. Янтарный край, между прочим, входит в шестерку наиболее привлекательных территорий для внутренней миграции.

Ну и специальные программы свою роль сыграли. За счет областного бюджета школьников в каникулы отправляют на экскурсии по России. В основном Питер, Москва, Золотое кольцо. А с 15 мая по 15 октября действует льготный авиамост со столицей и Санкт-Петербургом. Слетать туда-сюда можно за 7000 рублей.

Короче, амба...

И все же здесь все делается по-русски. С привычным долгим запряганием. А когда дело кажется совсем безнадежным, следуют ночные авралы и подвиги. Еще нынешней зимой местные острословы не уставали донимать чиновников: где будете проводить «Голосящего КиВиНа» — не на пляже ли? Достроить и сдать за оставшееся время Театр Эстрады казалось делом невозможным. 

— Этот долгострой мне седых волос прибавил, — признался «Культуре» губернатор региона Николай Цуканов. — Там у меня все правительство дневало и ночевало. Такой шанс для развития Светлогорска, да и всей области, упустить было бы непростительно. Но все сделали в срок, фестиваль провели. Кавээнщики остались довольны. Так что теперь «КиВиН» получил постоянную прописку у нас.


Сейчас театр называется по-новому: «Амбер-Холл». В этом тоже отразилась двойственная сущность региона. «Амбер» в переводе — янтарь, но, с другой стороны, слово очень созвучно родному российскому «амба». 

Кстати, Николай Цуканов — первый из калининградских губернаторов, родившийся на этой земле. О проблемах и успехах российского анклава нынешний глава может говорить бесконечно. Особенно про сельское хозяйство — регион стал одним из передовых в стране. К слову, бывший мэр Москвы Юрий Лужков здесь основательно развернулся: не только пчел, но и овец с конями стал разводить, гречиху посеял... 

Сейчас все усилия местных властей направлены на подготовку чемпионата мира по футболу. Это для нас мундиаль — яркие матчи с финтами и голами, а для серьезных людей — точка экономического роста и возможность показать край гостям из других регионов. Мол, не Крымом единым.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть