Не похожий на тебя

14.10.2015

Елена ТЕСЛОВА, Конаково — Москва

В сентябре совет депутатов Конаковского района Тверской области пополнился афророссиянином. Жан Грегуар Сагбо — явление в отечественной политике уникальное. «Культура» попробовала выяснить, зачем иммигранту, прибывшему когда-то из экваториального Бенина, понадобилось идти во власть, а также — как он вообще к нам попал и чем живет.

Жан приехал в далеком 1982-м, спасаясь от войны. К тому моменту «гражданка» в Анголе перешла в фазу прямой интервенции со стороны соседей. «Ограниченный контингент» решили отправить и власти Бенина, поддержавшие марксистскую Луанду. Началась мобилизация. Мама Жана, задействовав имеющиеся связи, устроила сына на учебу в Советский Союз. Юноша тогда знал о нашей стране лишь то, что здесь абсолютное равенство, медицина, школа и вузы бесплатные, государство обеспечивает всех жильем и нет безработицы. 

— Этой поездки я ждал с нетерпением. В Бенине давали стипендии на оплату образования. Но денег не хватало, чтобы купить учебники. А как без них учиться? Вот и старались дружить с детьми из семей побогаче, — вспоминает Сагбо.

У нас его определили в Московский кооперативный институт, на факультет экономики и торговли. Надо сказать, Жан задал немало хлопот кураторам. В аэропорту он потерял миграционную карту, затем в течение суток потратил выданные на целый месяц 90 рублей «кормовых»: меню столовой его не вдохновило, пошел на рынок, купил мясо и овощи, устроил пиршество для земляков. Дальше — больше: посмел подружиться с русской девушкой, к тому же главной красавицей курса. 

— Я заметил Свету на линейке 1 сентября, мы были одеты в одинаковые желтые рубашки с высоким воротником-стойкой, — улыбается Сагбо, и продолжает:

— Она была замужем, поэтому у меня и в мыслях не было непристойностей, ведь в Бенине за адюльтер предусмотрено уголовное наказание.

Однако руководство университета не особенно разбиралось в тонкостях, последовало несколько предупреждений. Светлане настоятельно рекомендовали «прекратить вызывающе тесное общение с негром». Она не послушала, ее исключили. Муж, узнав, что ей шьют роман с чернокожим парнем, подал на развод. Девушка с трудом перевелась в Московский институт им. Плеханова. Она продолжила дружить с Жаном и постепенно отношения переросли в нечто большее. В 1985-м молодые люди расписались, скоро у них родился сын. А спустя год молодожены получили дипломы, и пришло время думать о будущем. 

В громадной Москве наш герой всегда находился в центре внимания — советские люди были просты и любопытны, могли подойти в магазине, потрогать или предложить выпить «за дружбу народов». Света же приехала из тверского поселка Новозавидовский. Как воспримут его необычную внешность односельчане любимой женщины? Этот вопрос не давал Жану покоя, и он уговорил супругу отправиться в Бенин. 

Увы, но родина встретила неласково. Умный, получивший образование за границей — пусть даже в братском СССР — специалист был лакомой целью для контрразведки. Почти сразу, в результате чьих-то интриг его арестовали, вменяя в вину «антикоммунистическую деятельность и пропаганду». Спустя шесть месяцев Светлана, которой так и не дали ни одного свидания с мужем, улетела домой. 

...Жан показывает шрамы на руках и ногах. Целых три года он оставался в тюрьме. Основную часть заключения провел в железных кандалах, чудовищные отметины, по его словам, хранит все тело, особенно спина. Только в 1989-м родным удалось организовать побег. Сначала он оказался в Нигерии, оттуда перебрался в Советский Союз. И сразу, конечно, поспешил к жене. В поселке ее все знали. «Это та, у которой черный малыш? Тогда вам туда», — показывали местные. 

Оказалось, Светлана весьма нуждается. Работа нашлась только в Москве, возвращалась она уставшая, а бабушка маленького Сагбо не жаловала. Ребенок выглядел запущенным. «Когда увидел сына, играющего во дворе, на глаза навернулись слезы. Решил: во что бы то ни стало обеспечу ему достойное детство». 

Вскоре Жан вышел на земляков, торгующих обувью в столице. Время стояло дефицитное. «А советское образование было очень хорошим. Нас научили видеть, где есть деньги и как их извлечь», — отмечает нынешний депутат. Однокурсники Жана на тот момент уже занимали заметные посты в торговле. С их помощью удавалось выгодно пристроить товар. Так за несколько лет недавний заключенный заработал деньги на квартиру, затем и сам занялся риелторским бизнесом. Жить, по желанию супруги, они остались в Тверской области.

Когда семейные и бытовые проблемы разрешились, Жан начал задумываться о том, как все-таки обустроить Россию. Началось с того, что он просто взял и однажды вымыл тряпкой весь подъезд. Увы, это не отучило разбитную молодежь бросать «бычки» и харкать на пол. Тогда Жан заплатил за новую железную дверь. Другие жильцы получили по ключу, посиделки пришельцев прекратились. Окрыленный Жан взялся за организацию субботников. В уикенды он ходил по квартирам и поднимал лежебок на уборку территории. Сначала его гнали, но постепенно энтузиастов становилось больше. Наступил момент, когда иммигрант отчетливо осознал, что начал пользоваться приличным уважением в округе. 

В 2010-м, накануне муниципальных выборов, неожиданно выяснилось, что соседи хотят видеть Жана своим представителем в поселковом Совете депутатов. Глава администрации пригласил его к себе и развел руками: глас народа, ничего не поделаешь. Впрочем, Жан сначала скептически отнесся к предложению влиться во власть. Мотивировал тем, что по-русски говорит с акцентом, а публичная политика требует хороших ораторов.

— Я, конечно, отказывался, но при этом уже тогда понимал, что людям нужны не слова, а дела. Причем им не надо обещать ничего сверхъестественного, достаточно решать действительно насущные проблемы вроде замены счетчиков, ремонта труб и дорог. Я прикинул, что такие задачи мне по плечу, и согласился.

Буквально сразу, в тандеме с администрацией, Жану удалось наладить отопление поселка. Сооружение необходимой для этого котельной уже велось, но неожиданно обанкротился инвестор. Между тем рассчитаться со строителями требовалось до наступления холодов. Стали искать недостающий миллион, вернуть который предполагалось через три месяца из средств местного бюджета. И тогда Жан выложил на стол свои сбережения. 

— До этого момента коллеги-депутаты не воспринимали меня всерьез. Но когда увидели, что я готов рисковать собственным благополучием ради сограждан, отношение резко изменилось, — рассказывает политик.

А в сентябре 2015-го Жану удалось шагнуть на уровень выше. В единый день голосования он победил в своем округе на выборах в Совет депутатов Конаковского района, набрав почти 70 процентов голосов. На повестке ближайших месяцев — вновь извечные жилищно-коммунальные задачи. В Новозавидовском постоянно образуются долги за отопление, накануне зимнего сезона всегда нервотрепка: успеется или нет? Жители платят исправно, но платежи поступают не напрямую котельной, а в муниципальное унитарное предприятие, которое оставляет какую-то часть на нужды местного самоуправления. Схемы расчетов при этом, как утверждает депутат, непрозрачные. Жан намерен биться за то, чтобы исключить посредника между народом и теплоцентралью. Кроме того, он недоволен и некоторыми другими вопросами сферы ЖКХ. 

...Жан провожает меня до железнодорожной станции, идем очень медленно, каждый встречный норовит обменяться с ним новостями. Он здесь совершенно свой человек, плюс ко всему представитель власти. Но среди березок средней полосы как-то с трудом верится, что мы не на съемочной площадке. Нельзя не спросить:

— Неужели совсем не тянет в Африку?

Сначала, отвечает, тянуло, и очень сильно. Но в Бенине долгие годы оставался тот самый режим, который наградил Жана изменнической статьей. 20 лет он был в «списке невъездных», не смог даже проводить в последний путь маму, благодаря которой, по сути, и осел в России, встретил тут любовь и судьбу. Только в 2009-м Жан, наконец, получил добро, посетил места своего детства и... понял, что слишком обрусел. Именно тогда, вернувшись, он оформил гражданство РФ, позволившее ему вскоре претендовать на депутатское кресло. И, пожалуй, с этим приобретением наша страна точно не прогадала. Жан ведь не только человек дела, но и патриот, каких поискать. «Россия — великое, независимое и самодостаточное государство, — уверен начинающий политик. — И мы обязательно станем самой развитой и богатой державой: для этого есть все предпосылки: природные ресурсы, средства, интеллектуальный потенциал. Надо только собрать все это вместе, и, конечно, работать. Но, главное, нельзя тушеваться перед лицом глобальных проблем. Просто начните с малого, и тогда никто в мире с нами не сравнится».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть