Память на помойке

29.10.2013

Александр АНДРЮХИН

"Культура" спасла архив легендарного напарника Алексея Маресьева.

В подмосковном Жуковском ЧП — на помойке найден архив легендарного летчика, Героя Советского Союза Ивана Березуцкого. Увы, такие случаи сейчас не единичны. Документы, многие из которых уникальны, оказываются не нужными наследникам фронтовиков. А между тем, музейщики бьют тревогу: в фондах начинает ощущаться нехватка материалов о Великой Отечественной войне.

Все началось с того, что наша коллега, редактор информационного агентства REGNUM Ольга Пушкарева, живущая в подмосковном Жуковском, вышла из дома вынести мусор. Дойдя до контейнера, она изумленно застыла, не поверив своим глазам.

— На куче мусора лежало около двадцати книг по истории Великой Отечественной войны, — рассказала Ольга корреспонденту «Культуры». — Книги почти новые, многие с дарственными надписями известных людей, очень хорошо изданные — сегодня ничего подобного не выпускается. Разумеется, мимо такого собрания я пройти не могла. Стала вытаскивать, а под книгами обнаружила еще и альбом с военными фотографиями.

Иван Михайлович БерезуцкийУже дома по дарственным надписям Ольга поняла, что книги принадлежали жителю Жуковского Герою Советского Союза летчику Ивану Березуцкому.

— В одном из томов, а точнее, в знаменитых «Воспоминаниях и размышлениях» маршала Жукова я обнаружила два рукописных листка с записями самого Березуцкого, — продолжает Пушкарева. — Оказывается, он служил в одной части с легендарным Алексеем Маресьевым. А текст, как я поняла, написан еще в девяностых годах, и было это послание адресовано молодому поколению. В нем полковник проводит аналогию политики США с германской агрессией и сравнивает Билла Клинтона с Адольфом Гитлером.

«В настоящее время американские агрессоры, НАТО под руководством Клинтона ведут последовательную борьбу, политическую и военную, с целью завоевания господства над миром», — писал отставной полковник авиации. Уже тогда он разгадал маневр американского президента и подчеркивал: не нужно предаваться иллюзиям, будто из-за океана нам протянут руку помощи, необходимо отстаивать нашу независимость и сохранять наши национальные идеалы, иначе мы неизбежно попадем под влияние США.

В альбоме оказалось много интересных фотографий. Например, с дочерьми маршала Жукова, некоторые снимки даже подписаны ими. Березуцкий был хорошо знаком с прославленным военачальником.

Что же делать с этой неожиданной находкой? Первая мысль — отдать книги в библиотеку. Но Ольга тут же отказалась от этой идеи.

— В нашем доме есть библиотека, но в ней, в основном, фэнтези и детективы, да еще куча глянцевых журналов, — рассказывает Ольга. — А от нормальных книг она периодически избавляется, сотрудники выносят их в коридор с надеждой, что посетители разберут. Так и происходит. Так что найденные тома я думаю отнести в школу при нашем храме.

Ас умного боя

Иван Березуцкий — летчик уникальный. В истории военной авиации он известен как мастер так называемого умного боя. Воюя в самом пекле всегда возвращался невредимым. За годы войны совершил 254 боевых вылета, участвовал в 80 воздушных боях, сбил 18 вражеских самолетов. Профессиональный военный летчик, начал войну командиром звена, а закончил — штурманом авиаполка.

Многие называли его везунчиком, но у Ивана Михайловича была своя система. Его удивительные приемы и по сей день изучают военные летчики-курсанты. А сам он никогда не делал секретов из своих «ноу-хау». Так, в мае 1943 года газета «Советский патриот» опубликовала его обращение к молодым воинам. К этому времени на счету Березуцкого было шесть сбитых самолетов, а его машину не задела ни одна пуля! Для молодежи такой ас — это безусловный авторитет.

«Расскажу об ошибках молодых летчиков в первых воздушных боях, чтобы вы не повторяли их, — напутствовал летчик. — Главное, не отрываться от своих групп и от ведущего, не терять ориентировки, постоянно наблюдать за воздухом и бить врага с коротких дистанций. В первом воздушном бою молодые летчики открывают огонь по противнику с больших дистанций. В результате расходуют боеприпасы, а самолетов не сбивают. Наиболее эффективный огонь — с дистанции 50–100 метров».

Но даже когда заканчиваются боеприпасы и ничего не остается, как идти на таран, даже тогда, по убеждению летчика, не следует легкомысленно относиться к своей жизни, которая еще может пригодиться для борьбы с врагом. Отметим, что воздушный таран не предусмотрен воинским уставом, летчики прибегали к нему как к крайнему средству. Однако, несмотря на неизбежную гибель, среди высшего командования тараны одобрялись. «Воздушный таран — это не только молниеносный расчет, исключительная храбрость и самообладание, — напутствовал в 1942 году главком ВВС Александр Новиков. — Таран в небе — это, прежде всего, готовность к самопожертвованию, последнее испытание на верность своему народу, своим идеалам. Это одна из наивысших форм проявления того самого морального фактора, присущего советскому человеку, которого не учел и не мог учесть враг».

Однако летчик Дмитрий Кокорев, в своем первом же воздушном бою протаранивший «Мессершмитт» и оставшийся в живых, доказал, что между тараном и гибелью вовсе не обязательно ставить знак равенства. Иван Березуцкий пошел еще дальше. На истребителе «Ла-5» в мае 43-го он совершил таран вражеского бомбардировщика, а после этого благополучно посадил машину, получившую лишь незначительные повреждения. Пилот применил хитрый прием, который придумал сам, — нижней частью своего фюзеляжа ударил по корпусу вражеского самолета и тот, потеряв управление, врезался в землю.

Истребитель «Ла-5»Позже, уже находясь в должности замкомэска (заместителя командира эскадрильи), Иван Михайлович обучал этим асовским приемам молодых пилотов. В результате его эскадрилья ставила рекорды по сбитым самолетам, сама же выходила из боев с минимальными потерями.

После войны Иван Михайлович продолжил службу в ВВС, окончил Военно-воздушную академию. В отставку вышел в звании полковника в 1969 году. Он прожил долгую жизнь и умер на 82-м году — 23 февраля 2000-го.

— У него было два сына от первого брака — Юрий и Виталий, — рассказал «Культуре» председатель правления Всероссийской благотворительной организации «Клуб героев города Жуковского» Геннадий Ирейкин. — Юрий жил в Ростове-на-Дону и в 2002 году умер от рака, а Виталий живет в нашем городе и работает в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт). Вдова Березуцкого, Вера Шелякина, на которой он был женат вторым браком, также жила в Жуковском. Часто приходила в наш клуб ветеранов, но два года назад и ее не стало…

В музей или на помойку?

Информация о выброшенном на помойку архиве прославленного летчика, которую дала на ленту новостей обнаружившая необычную находку журналистка, вызвала шквал откликов в интернете. Форумы закипели. «Ничего святого не осталось в людях! Трудно было донести книги до ближайшего музея?» — писали одни. «Моральное и психологическое разложение нашего населения бьет все рекорды!» — вторили другие.

«Культура» решила разобраться, как архив героя оказался среди отходов и мусора, по чьей вине это произошло.

Книги были выброшены из дома № 13 по улице Менделеева. В этом доме жила вдова прославленного летчика Вера Шелякина. Сейчас в ее квартире никого — во всяком случае, мне никто не открыл. Лестничная площадка захламлена старой мебелью.

— После смерти Веры Ивановны квартира долго пустовала, — рассказала «Культуре» соседка по лестничной площадке. — Но сейчас стала появляться племянница покойной. Она, по всей видимости, собралась делать ремонт. Вынесла из квартиры всю мебель. Теперь мы об нее спотыкаемся. Валялись в подъезде и книги. Но их, видимо, разобрали жильцы.

Что касается отнесенного на помойку альбома, то, как ни странно, но этому поступку соседи не удивились.

— А куда еще нести? — пожала плечами моя собеседница. — Не в музей же…

Так же считает и член «Клуба героев города Жуковского» историк авиации Андрей Симонов.

— Проблема в том, что нести документальные материалы некуда, — сказал он «Культуре». — Это только на словах архивы принимают все, а на деле попробуй, принеси! Я работаю в Подольском архиве и вижу, что происходит в реальности. Людей, приносящих военные документы, просто заворачивают. Объясняют, что материалы принимаются только из воинских частей. Частные экспонаты хранить негде. В городском музее у нас в Жуковском та же проблема. Запасники переполнены, помещений не хватает даже для собственных фондов. Фотографии, письма, личные вещи участников Великой Отечественной войны не принимают. Думаю, и в других музеях ситуация такая же.

Однако «Культура» выяснила: вопреки расхожему мнению — это не так! Например, в Центральном музее Великой Отечественной войны 1941–1945 годов на Поклонной горе живо заинтересовались находкой и попросили помочь связаться с Ольгой Пушкаревой. Помог, конечно.

— Мы принимаем любые подлинные материалы, которые приносит население, даже от рядовых солдат, не говоря уж о Героях Советского Союза, — сказал «Культуре» заведующий отделом комплектования музея Анатолий Макотра. — Фотографии, письма, личные вещи, другие документы — сегодня мы чувствуем нехватку подобных материалов, нам давно ничего не приносят.

По его словам, люди почему-то предпочитают выбрасывать архивы на помойку, а не отдавать их в музей. Что для Жуковского, города военных летчиков, столицы советской и российской авиационной науки, особенно странно: здесь наибольшая в стране концентрация Героев Советского Союза по отношению к общему количеству жителей. Так неужели то, что должно, казалось бы, составлять предмет гордости, сейчас сработало с точностью «до наоборот» — героев настолько много, что и они, и их архивы просто перестали казаться чем-то уникальным, достойным особо бережного отношения?

Кстати, десять лет назад в ноябре 2003 года здесь же, в Жуковском, и опять-таки на помойке был найден архив еще одного Героя Советского Союза — летчика-испытателя Олега Гудкова, выписывавшего «путевки в небо» нашим знаменитым «Су» и «МиГам». В октябре 73-го во время испытаний сверхзвукового истребителя-перехватчика «МиГ-25П» он погиб. Понимая, что неуправляемая машина падает на город, Гудков не покидал ее до последнего момента и ценой собственной жизни сумел отвести самолет от жилых зданий…

Архив героя-испытателя обнаружил житель Жуковского Михаил Иваньков.

— Была суббота, день, когда обычно делают уборку, — рассказал он «Культуре». — Я вышел вытряхнуть пыль из пылесоса. И вдруг увидел в мусорном контейнере ярко-красную папку с гербом СССР. Разворачиваю и, чтобы вы думали — там фотографии Гудкова: курсантские, военные, семейные. Множество грамот, подлинный документ о присвоении ему звания Героя Советского Союза. Видимо, родственники Гудкова тоже полагали, что в музее не найдется места для архива. Но я отнес находку в наш городской музей, и сегодня в нем представлена отдельная экспозиция по Олегу Гудкову.

Культурное решение

Мы позвонили в Ростов-на-Дону, где жил один из сыновей Березуцкого — Юрий. Его сын Дмитрий — человек, в своем регионе известный, он возглавляет Ассоциацию производителей качественного жилья. Когда он узнал от нас, что архив его прославленного деда выбросили на помойку, его возмущению не было предела.

— Если бы я знал, я бы такого не допустил! Я бы хотел сохранить этот архив у себя.

Дмитрий рассказал, что героическое прошлое деда определяло судьбу остальных членов семьи.

— Я просто не мог совершать неблаговидные поступки, потому что этим бы опозорил память деда, — сказал Дмитрий. — В школе учителя часто рассказывали ребятам о подвигах Ивана Березуцкого и при этом подчеркивали, что я его внук и, следовательно, должен быть достоин.

Сразу после разговора с нами Дмитрий позвонил в Жуковский своему дяде Виталию, второму сыну героя. Оказалось, и тот не знал, что архив его отца определили в мусорный контейнер.

— Я был уверен, что в доме Веры Ивановны уже ничего не осталось, — расстроенным голосом сказал «Культуре» Виталий Березуцкий. — После смерти отца я забрал весь его архив, все его ордена, грамоты, фотографии. Он умер у меня на руках, это было 23 февраля. Вообще эта дата для отца знаковая. День Советской армии — его профессиональный праздник. В этот же день 1945 года отцу присвоили звание Героя Советского Союза. 23 февраля 1949 года в газете «Сталинский пилот» на второй странице (на первой был сам Сталин) про отца вышла большая статья, в которой он рассказывал о своей жизни. Самые интересные строчки — о том, как к ним в полк поступил Алексей Маресьев, уже после ампутации, и как они на пару сбили два немецких самолета. Папа дружил с Маресьевым, мы часто ходили к нему в гости. Помню, что меня удивило: у Алексея Петровича лифт из подъезда останавливался прямо у него в квартире. Странно, что племянница Веры Ивановны, унаследовавшая квартиру, не предложила мне забрать книги и оставшиеся документы, если они ей не нужны. Может, не смогла меня найти…

В минувшее воскресенье, когда материал был уже почти готов, Виталий Березуцкий пришел к журналистке Ольге Пушкаревой.

— Я очень рада, что архив прославленного летчика перешел к его сыну, и с большим облегчением передала его Виталию Ивановичу — все книги, фотографии и личные записи, — сказала нам Ольга Пушкарева. — Спасибо газете «Культура»! Виталий Иванович сказал, что часть архива он собирается передать в музей на Поклонной горе, тем более, что вы с музеем по этому вопросу уже договорились.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть