Александр Руцкой: «Кровопролитие в октябре 1993-го было неизбежным»

03.10.2013

Михаил ТЮРЕНКОВ

Фото: ИТАР-ТАССДвадцать лет назад в России едва не началась гражданская война. Сегодня уже мало кто сомневается в том, что юридическая правота в трагических событиях октября 1993 года была на стороне Верховного Совета РФ, разогнанного 21 сентября противоречащим Конституции указом Бориса Ельцина. Но были ли шансы избежать столь серьезного конфликта исполнительной и законодательной властей? На что вообще рассчитывали защитники Белого дома? На эти и другие вопросы «Культуры» ответил Александр Руцкой, в то время вице-президент России. После ельцинского указа Верховный Совет назначил Руцкого исполняющим обязанности главы государства.

культура: Возможны ли были взаимные компромиссы с президентом и правительством, которые пусть и не разрешили бы всех проблем, но позволили остановить кровопролитие?
Руцкой: Каких только мнений по этому поводу нет. Каждая из сторон в различных интерпретациях пытается убедить общественность в том, что разрешить проблему можно было мирным путем. Сторонники Ельцина утверждают, что вся ответственность за кровопролитие лежит на Верховном Совете и вице-президенте, сторонники Верховного Совета утверждают противоположное — виновен в кровопролитии Ельцин.

В основу конфликта легло тотальное разграбление страны под лозунгом перехода к рыночной экономике и приватизации. Одним нужен был рынок и приватизация для растаскивания и незаконного присвоения себе национального достояния страны, другим — реформы поэтапного перехода к рыночной экономике социальной справедливости. В 1993 году ни одно заседание Верховного Совета, Съезда народных депутатов не проходило без выяснения отношений двух ветвей власти по этому вопросу.

Кто готовил силовое воздействие на разрешение кризиса? На этот вопрос отвечает Ельцин в своей книге «Записки президента». Приведу несколько цитат:

«…Все последующие дни сентября, все встречи, переговоры, поездки рассматривались мною в контексте предстоящего указа (Указ 1400 от 21 сентября. — А.Р.). Многое было запланировано заранее, еще в июне, июле, августе, что-то я перенес, от чего-то отказаться было нельзя, но и эти задолго намеченные мероприятия я использовал, чтобы лучше подготовиться к этим событиям. Например, в предварительном графике было запланировано посещение Таманской и Кантемировской дивизий. Я давно обещал Павлу Грачеву побывать в элитных воинских частях. После начала работы над проектом указа это посещение приобрело для меня новый смысл…

…12 сентября 1993 года. Еще один, может быть, самый важный, решающий момент на пути к преодолению кризиса. Я подключаю к работе своих ближайших соратников. В подмосковное Старо-Огарево я пригласил министра обороны Грачева, министра внутренних дел Ерина, исполняющего обязанности министра безопасности Голушко и министра иностранных дел Козырева… Я распускаю парламент не потому, что он мне надоел. Просто настал момент, когда этот Верховный Совет, превратившись в мощнейшую разрушительную силу, стал представлять угрозу безопасности России. Поэтому на этот шаг придется идти в любом случае…

…Это была очень предварительная схема, которую министры должны были в ближайшие сутки отработать… В этот же день я переговорил с Михаилом Барсуковым (начальник главного управления охраны. — А.Р.) и Александром Коржаковым (начальник службы безопасности президента. — А.Р.). Эти два человека также были ключевыми фигурами в предстоящем действии».

Впоследствии Ельцин отблагодарит «ближайших соратников» после государственного переворота и расстрела Верховного Совета. Все до единого, в том числе и министр иностранных дел Козырев, который, 5 дней находясь в США, обеспечивал дипломатическое прикрытие государственного переворота и расстрела парламента страны, потеряют свои кресла. В благодарность — пинком из Кремля. Это как раз и есть наглядный пример «порядочности» Ельцина по отношению к соратникам. А спустя годы верный Ельцину начальник службы безопасности Коржаков в своей книге вываляет своего шефа в грязи, расскажет правду о нем. Вот такие господа руководили страной в «лихие 90-е».

Исходя даже из нескольких цитат Ельцина, несложно сделать вывод: заранее отрабатывался и готовился силовой вариант с применением вооруженных сил, внутренних войск, милиции; и даже готовилось дипломатическое обеспечение государственного переворота. О каком компромиссе может идти речь и как избежать кровопролития, если Ельцин готовил к этому части и соединения силовых структур? Не остановили Ельцина и заключения Конституционного суда в марте после его выступления по ТВ об особом порядке управления страной и в сентябре — после выхода Указа 1400.

Чтобы обоснованно применить схему, был запущен и механизм провокаций — инсценированное нападение на штаб Объединенных вооруженных сил СНГ, побоище на Октябрьской площади, стрельба по демонстрации в поддержку Верховного Совета на Новом Арбате из здания мэрии, расстрел на площади перед Останкино, отстрел снайперами Коржакова сотрудников милиции, военнослужащих и граждан.

культура: Но как получилось, что после 21 сентября милиция и армия отказались подчиняться Вам, и.о. президента России? Не считаете ли, по прошествии многих лет, ошибкой свои первые указы об отстранении министров силовых ведомств, которые сразу же подтвердили свою верность Ельцину?
Руцкой: В приведенных мной цитатах из книги Ельцина, надеюсь, понятно, кто из министров вместе с ним готовил государственный переворот и в чьей преданности он не сомневался. Кроме того, 12 сентября и 16 сентября Ельцин провел тренировку дивизии Дзержинского по выходу из мест дислокации и развертыванию в Москве. Вот еще одна цитата:

Фото: ИТАР-ТАСС

«19 сентября 1993 года в загородную резиденцию «Русь» я уехал вместе с Грачевым, Барсуковым и Коржаковым… Вечером, уже после ужина, вдруг разгорелся жаркий спор между Павлом Грачевым и Михаилом Барсуковым… Грачев стал нападать на Барсукова с упреками, что тот просто не верит в успех. И вообще в такое большое дело с подобным настроением лучше не лезть. Все абсолютно готовы к этому шагу Президента, а армия его давно ждет не дождется. И нечего тут пугаться. И Белый дом будет наш, и вообще победа будет за нами…»

О том, что происходит в плане подготовки к расправе, мне было известно. Оставлять на должностях соучастников готовящегося преступления не было смысла. Все готовилось заранее — соответственно, вплоть до командиров рот все были проинструктированы. В этом случае о каком подчинении и.о. президента может идти речь?

культура: В какой момент стало ясно, что кровопролитие неизбежно? Были ли разногласия среди руководителей обороны Дома Советов в стратегии дальнейших действий? Насколько вообще они были продуманы или приходилось действовать ситуационно и даже спонтанно?
Руцкой: Что кровопролития не избежать, стало понятно после череды провокаций, о которых я говорил выше. Что, провокации, дискредитирующие Верховный Совет, вице-президента, участников обороны, происходили просто так, случайно? Как и снайперы, которых встречал и провожал Коржаков в аэропорту Внуково, случайно отстреливали сотрудников милиции, военнослужащих? Случайно все без исключения СМИ круглосуточно формировали мнение общественности, что в здании засели преступники, казнокрады, уголовники, наркоманы, фашисты, что совершаются вылазки с целью грабежей и убийств сотрудников милиции и военнослужащих?

Разногласия среди руководителей обороны Дома Советов, разумеется, были, и решения действительно принимались ситуационно и даже спонтанно. Разве могло быть по-другому, если здание Верховного Совета тремя кольцами было обнесено колючей проволокой, если Дом Советов блокировали поясами оцепления — милиции, внутренних войск, вооруженных сил, было отключено электричество, все средства связи и даже вода.

культура: На что Вы рассчитывали 3 октября, призывая своих сторонников к штурму мэрии и телецентра? Неужели надеялись, что милиция и спецназ могут поддержать защитников Дома Советов?
Руцкой: Ни на что и ни на кого не рассчитывал. Никто не собирался штурмовать мэрию, но я выше говорил о провокациях, а потому решение войти в здание мэрии было принято спонтанно после того, как с шестнадцатого или семнадцатого этажа милиция или снайперы — точно неизвестно — открыли огонь по демонстрации, идущей к Дому Советов с целью разблокировать оцепление. Я дал команду немедленно поймать тех, кто стрелял по людям. Мерзавцы ушли через гостиницу «Мир», примыкающую к зданию мэрии. Кстати, в гостинице «Мир» находился штаб и руководство оцепления — милиции и внутренних войск.

Что касается Останкино, это было вызвано необходимостью воспользоваться законным правом депутатов выйти в эфир и объяснить общественности, что на самом деле происходит в Москве. Существует ли другой способ, находясь в блокаде, противодействовать наглой и циничной лжи, круглосуточной лжи, идущей с экрана ТВ 14 суток? Согласно материалам следствия и архивной видеохроники, по зданию и по людям, находящимся в телецентре, прибывшими от Дома Советов не произведено ни одного выстрела. А кто стрелял? Батальон внутренних войск, направленный Ериным на охрану ТЦ, и боевые машины пехоты, также принадлежавшие внутренним войскам.

культура: Была ли у Вас возможность уйти из Дома Советов, не будучи арестованным?
Руцкой: Уподобиться тем, кто под ельцинский указ №1435 от 23 сентября «О социальных гарантиях для народных депутатов Российской Федерации Созыва 1990–1995 годов», бросив своих товарищей, побежал присягать Ельцину? Или Зюганову, который ушел из Верховного Совета с депутатами фракции КПРФ 24 сентября поднимать народные массы и более не вернулся? Или Тулееву, ушедшему поднимать на забастовку шахтеров и исчезнувшему бесследно, а затем, в 1996-м, ставшему министром? У меня другие принципы жизни. Спустя несколько недель лидеры партий, в том числе КПРФ, не участвовавшие в трагических событиях, подпишут договор в Кремле с Ельциным о взаимопонимании и сотрудничестве. А те, кто реально боролся с режимом, окажутся на нарах и за бортом. Как можно было не допустить кровопролития, отстоять интересы страны и народа, если с одной стороны — государственные преступники, а с другой — предатели и трусы?

Арест был неминуем, но порядочное и честное поведение командира подразделения группы «Вымпел» полковника Сергея Проценко и его бойцов позволило избежать расправы над депутатами, председателем Верховного Совета и вице-президентом, именно они помешали реализовать план нашего устранения.

Фото: ИТАР-ТАССкультура: Сколько, по Вашим сведениям, человек погибло в тех событиях? Для многих очевидно, что официальные данные (поименный список из 123 человек) сильно занижены.
Руцкой: На сегодняшний день есть различные утверждения: 123, 156, 160 человек. В любом случае эта цифра занижена. Из числа погибших 40% расстреляли пьяные омоновцы на стадионе и у примыкающих зданий, остальные погибли на подступах к зданию Верховного Совета и непосредственно в здании. В ночь с 4 на 5 октября напротив здания Верховного Совета на Москве-реке стояли баржи, на которые грузили убитых, есть очевидцы.

культура: После амнистии февраля 1994-го Вы пытались вновь заняться большой политикой, создали движение «Держава», написали программно-идеологическую книгу «Обретение веры». Почему все это оказалось невостребованным? И почему сегодня, когда тезисы той Вашей книги повторяют многие представители правящего класса, Вы не возвращаетесь в политику?
Руцкой: Амнистию я не подписывал, так как не признавал и не признаю своей вины в том, что до конца остался верен присяге на верность России. Восстал не из прихоти и желания присвоить власть, а против разграбления страны и унижения народа. Я действовал в соответствии с законом, честью и совестью.

Почему движение «Держава» не получило перспективу развития? Во-первых, СМИ продолжали нагло врать об октябрьской трагедии, врали 15 лет, не переставая, и только в последние годы прорываются ростки правды. Во-вторых, была дана команда давить движение любыми способами и мерами. Национальная идея, изложенная мной в книге «Обретение веры» (кстати, издана она не только в России, но и в Германии, Японии), как вы и сами говорите, цитируется представителями правящего класса. Это хорошо, что цитируют, правда, лучше бы не только цитировали, но и воплощали в жизнь.

Я неудобный политик. Да и вообще, может ли быть удобным политик, борющийся за правду, за справедливость? Однозначно нет. Тем более политик, который оказался прав в своих прогнозах, чем закончится безумие 1993 года. Напомню — войной в Чечне, глобальным экономическим кризисом, разгулом преступности и коррупции, разграблением и растаскиванием народного достояния, потерей обороноспособности страны, развалом промышленности и сельского хозяйства. И, как итог, дефолт — неспособность страны платить по своим долгам.

культура: В последнее время о Вашей деятельности слышно очень мало. В одном из интервью Вы рассказывали, что занимаетесь нанотехнологиями, была информация, что работаете председателем Совета директоров цементного завода... Чем сейчас живете?
Руцкой: Да, занимался нанотехнологиями, но все, что нами наработано, оказалось невостребованным, так как у нас в России есть «Роснано» с нулевым результатом под руководством крупного специалиста в области приватизации. Работал проректором, председателем Совета директоров — только не цементного завода. Чем живу? Надеждой и верой, что наша страна обретет былое могущество, все предпосылки и возможности для этого есть.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть