Оператор Михаил Суслов: «Даша Урсуляк после премьеры проснется знаменитой»

19.03.2015

Алексей КОЛЕНСКИЙ

культура: Почему решили снимать фильм на 16-миллиметровую пленку?
Суслов: Она дает достаточно качественное изображение и при этом обладает свойствами, которых лишена цифра — картинка  получается пластичнее, мягче. Я был первым русским оператором, отважившимся снять кино на пиксельную камеру: мини-сериал Сергея Урсуляка «Неудача Пуаро» 2002 года был признан удачным, хотя и получился немного затянутым.

культура: Участвовали в выборе натуры для «Тихого Дона»?  
Суслов: Нет. Я постоянно живу в США — прилетел летом и остался доволен подготовительной работой. Тем не менее экранизация романа Шолохова оказалась для меня самым сложным проектом — съемки длились четыре сезона с перерывом на полтора-два месяца... Тяжело отходил, не сразу включался. Свет в степи меняется неузнаваемо, каждое время года требует оригинального операторского решения, и погода порой подкидывает сюрпризы. Например, неделю назад пришлось вызывать 15 «КамАЗов» со снегом для досъемок зимней сцены... 

культура: Книга дает подсказки для создания изобразительного ряда? 
Суслов: Роман начинается картинами казачьей жизни, полной удовольствий и радости. Эту линию мы отдали лету — «зажгли» золотое солнце, и вышло, как на картинах Перова. Осень снимали в более прохладной манере, а зима получилась белоснежной — не как у Дэвида Лина в «Докторе Живаго», еще белее и прозрачнее. Самое страшное происходит у нас весной. В «Тихом Доне» много восходов и закатов, снятых с участием актеров — в жанровом ключе, не для заставок и перебивок.

культура: Какие семейные драмы кажутся наиболее трагичными с операторской точки зрения? 
Суслов: Прежде всего бергмановские — «Осенняя соната», «Шепоты и крик», «Сцены из супружеской жизни». Но если брать чисто визуальные находки, непревзойденным мастером для меня остается голливудский оператор Грегг Толанд, работавший с  Уильямом Уайлером, Орсоном Уэллсом и Джоном Фордом. 30-е и 40-е годы были ответом на эпоху Великой депрессии — периодом расцвета американской изобразительной культуры. В передаче характеров, страданий, драматической фактуры черно-белому кино равных нет. Из советских классиков своими учителями считаю снимавшего трилогию о Максиме, «Ивана Грозного» и «Даму с собачкой» Андрея Москвина и сотрудничавшего с Роммом Бориса Волчека, пошедшего по стопам Толанда в части работы со светом. 

культура: Для Вас эти уроки не прошли даром?
Суслов: Буквально. Я сделал себе имя в 1983-м, сняв триллер Мэтью Чепмена «Поцелуй незнакомца», сочетающий цветные и черно-белые сцены. 

культура: Этот голливудский опыт пригодился в работе над «Ликвидацией» Сергея Урсуляка?
Суслов: Да. Мы пошли дальше, совместив черно-белые лица и умеренно окрашенный фон, а где-то сделали ярче красные флаги, ордена и даже кошку. «Жизнь и судьбу» хотели сделать поцветнее — вылезла туфта, художничанье. Оставили лица в доминирующей черно-белой гамме. Но с «Тихим Доном» развернулись на 180 градусов — иначе было невозможно: здесь удивительная природа, свет. Посмотрим на результат. Обидно, если у нас получится просто цветная картина.  

культура: Не посещало ощущение, что камера влюбляется в  актеров помимо Вашей воли?
Суслов: Нет, я и сам их горячо люблю. Они платят взаимностью — Ксюша Раппопорт, Полина Агуреева, Аня Михалкова признавались: лучше, чем я, их никто не снимал. Сомневаюсь, что смог бы посвящать своей профессии столько времени, сколько отдают они. Как выдерживают? Спят в самолетах, заучивают километры текста, перелетают из спектакля в фильм и обратно сквозь часовые пояса. Жизнь востребованного актера невероятно трудна. 

культура: Кто из участниц съемок после премьеры проснется знаменитой?
Суслов: Сыгравшая Наталью Даша Урсуляк. Специфическим лицом, походкой, осанкой она напоминает мне женщин Крамского.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть